«Воеводу» отправляют в запас

Главный пункт госпрограммы вооружения под сомнением

,
ИТАР-ТАСС
Генконструктор Московского института теплотехники Юрий Соломонов выступил против планов Минобороны к 2020 году поставить на вооружение новую тяжелую баллистическую ракету: это будет несовременное и неактуальное оружие, которое отвлечет инженеров от работы над более востребованными проектами. Однако новая ракета уже включена в госпрограмму вооружений. Ракетостроители апеллируют к начальству более высокому — они требуют обсудить вопрос «на государственном уровне».

Один из известнейших отечественных ракетостроителей, генеральный конструктор Московского института теплотехники (МИТ) Юрий Соломонов в понедельник призвал не торопиться с разработкой новой тяжелой баллистической ракеты, которая должна прийти на смену стоящей сейчас на вооружении РС-20 «Воевода» (она же «Сатана», по натовской классификации).

«Я считаю необходимым пока ограничиться именно проектными эскизными работами, с тем чтобы в 2012—2013 годах могло быть принято коллегиальное, то есть с участием экспертного сообщества, решение о дальнейших работах по созданию подобной ракеты», — заявил Соломонов на пресс-конференции в Москве.

Минобороны полагает, что на рассуждения и обсуждения больше нет времени. Новая тяжелая ракета включена в государственную программу вооружений на ближайшие 10 лет.

Такое решение было принято военными год назад, в декабре 2009 года. Необходимость скорой смены поколения межконтинентальных ракет военные объясняют тем, что «Воевода» — это еще советский проект, она была принята на вооружение в 1980-х годах, и сейчас на боевом дежурстве стоят ракеты с продленным сроком эксплуатации. В планах РВСН к 2016 году кардинально уменьшить долю такого возрастного вооружения.

Ранее Минобороны заявляло, что программа финансирования перевооружения сокращаться не будет. Недавно Дмитрий Медведев и Владимир Путин подтвердили общую сумму госрасходов на перевооружение — 20 трлн рублей на 2011—2012 годы.

Полный цикл работ над ракетой пятого поколения может занять, по мнению другого эксперта, гендиректора корпорации «Рособщемаш» Артура Усенкова, 10—15 лет, но при условии концентрации всех усилий на этом проекте и должном финансировании новая ракета может оказаться в шахте через 8 лет — срок, в который укладывались ракетостроители в советское время.

Соломонов считает вопрос создания преемницы «Воеводы» выходящим за рамки полномочий военных. «Этот вопрос уходит за компетенцию Министерства обороны. Это вопрос государственный», — убежден генконструктор МИТ.

Соломонов убежден, что ракеты типа «Воеводы» более не актуальны и что было бы правильней его коллегам сконцентрировать усилия на доработке «Булавы» (главным разработчиком которой он является) и обновленного «Тополя-М». Соломонов не раз заявлял, что считает идею разработки баллистических ракет на жидком топливе неперспективной и устаревшей, «позавчерашним днем». Эти ракеты могут размещаться только в шахтах, а значит, их нельзя приспособить к другим вариантам базирования, что, в свою очередь, означает необходимость дополнительных расходов.

Другой довод Соломонова — работа над новым поколением межконтинентальных баллистических ракет отвлечет ресурсы от доработки других проектов МИТ, в том числе «Булавы». Ряд неудачных пусков «Булавы» заставил говорить о необходимости переноса сроков принятия «Булавы» на вооружение Российской армии.

Наконец, генконструктор МИТ привел и гуманистический аргумент против обновления «Воеводы».

Он назвал продолжение работ на этом направлении «человеконенавистническим». Дело в том, что двигатели «Воеводы» работают на крайне токсичном и канцерогенном топливе — гептиле, или несимметричном диметилгидразине.

Все это, по мнению Соломонова, ставит под вопрос необходимость продолжать работы над новым поколением тяжелых ракет в заявленном Минобороны темпе. В Минобороны пока не комментируют позицию ракетостроителей.

«Нам не нужны тяжелые ракеты, — солидарен с Соломоновым эксперт российской военной отрасли, попросивший сохранить его анонимность. — Разработка новой тяжелой ракеты отнимет колоссальное количество финансовых и человеческих ресурсов, которые стоит потратить на развитие тех ядерных вооружений, которые у нас уже есть, той же «Булавы». Она тоже сможет преодолеть американскую ПРО, если будет необходимо».

Кроме того, продолжение работ на этом направлении будет плохим внешнеполитическим сигналом, особенно сейчас, когда американцы ратифицируют договор об СНВ, полагает эксперт.