«Нам хватит хаоса»

Как голосовал сожженный Ош

Reuters
Киргизия стала парламентской республикой с Розой Отунбаевой в качестве временного президента — таков итог прошедшего в воскресенье референдума. Голосовали «за» из желания избежать хаоса и крови, рассказывают жители в столице и на многонациональном юге республики.

В воскресенье в Киргизии прошел референдум. Временное правительство предложило гражданам проект новой конституции, вводящей парламентскую республику, и Розу Отунбаеву как безальтернативного кандидата на пост президента Киргизии переходного периода. Ответить «да» или «нет» можно было только на оба вопроса сразу.

Еще ночью Центризбирком объявил о 90-процентной поддержке новой конституции. Киргизия стала парламентской республикой.

Отунбаева дожидаться официальных итогов не стала и уже по итогам подсчета 2% бюллетеней объявила себя президентом переходного периода (до конца 2011 года должны пройти новые выборы), а правительство из временного, по ее словам, превратилось в законное.

Еще недавно референдум был под угрозой срыва. С 10 июня в «южной столице» Киргизии городе Ош несколько дней убивали друг друга узбеки и киргизы. В результате значительная часть города была разрушена, погибли до 2 тысяч человек, еще несколько сот тысяч вынуждены были покинуть свои дома.

Ряд политиков в таких условиях призвали власти перенести голосование, однако Отунбаева и ее коллеги по временному правительству были непреклонны. Для страховки был отменен нижний порог явки, хотя все равно на улицы Оша с вертолетов скидывали листовки с призывом прийти на участки.

Усилия властей по пропаганде референдума увенчались успехом: явка превысила 67%.

Дабы подстегнуть ошан личным примером, Отунбаева утром прилетела голосовать в Ош. Бывший глава ее аппарата Эдиль Байсалов назвал это решение «очень умным». «Народ нам верит, и мы все сделаем для нашего великого народа, чтобы он встал на ноги и пошел вперед, оправившись от травм, которые получил в последнее время», — сказала Отунбаева, опустив в урну бюллетень.

В Оше не оправятся от травм еще долго. Он фактически поделен на две неравные части: большая часть города подконтрольна киргизам, а узбеки из своих полусожженных анклавов почти не выходят.

На участке 321 в окраинном узбекском районе Унадыр в десять утра проголосовали чуть больше двухсот человек. Около стола для дополнительных избирателей (власти разрешили голосовать по паспорту на любом удобном участке) давка. В стопке заявлений о невозможности проголосовать по месту жительства не меньше сотни листов. Это беженцы из сгоревших узбекских районов.

Таких мест компактного проживания узбеков в городе немало (узбеки составляют более трети населения Оша). В районе Шарк киргизы дошли до мечети. На их пути по обе стороны дороги и в отходящих переулках сожжены абсолютно все дома. Кое-как уцелела только половина школы – в ней избирательный участок.

В мечети ночуют около 350 потерявших дом людей, они молятся и ждут новых нападений, выставляя безоружных часовых. Расул Тайжетдинов показывает мне дырки от пуль в окнах мечети. По его словам, киргизы пришли в Шарк в ночь на 11 июня, впереди шел БТР, за ним киргизские военные, а потом мародеры. Остановить продвижение киргизов удалось только с помощью выкопанного рва, камазов и отчаянного обстрела наступавших киргизов камнями. В Интернете есть видео, где толпа киргизов расступается, и из нее выезжает БТР.

В Шарке и других районах на пепелище своих домов по-прежнему бродят их хозяева. Они показывают детские тапочки, которые были на ногах ребенка, когда его убили киргизы, рассказывают, как убили 85-летнего старика и о других зверствах. «Это геноцид», — не сомневаются узбеки. Все они спрашивают журналистов, когда кто-нибудь придет и поможет им. Больше спрашивать некого.

К жителям сожженных домов за две недели так и не пришел никто из руководства города или области, не приехала Отунбаева или другие члены временного правительства.

Не дошла до узбеков и гуманитарная помощь, очередной борт которой (пластмассовые ведра с крышкой для воды, бумажные полотенца и т. п.) прилетел в аэропорт Оша в субботу. Отунбаева же в воскресенье в Оше заявила, что пора прекращать с гуманитарной помощью, пора строить дома. Сами жители узбекских районов рассказывают, что боятся выходить в город, а еду им на «Камазах» отправляют узбеки из Узгена, киргизской охране платят пять тысяч сомов (3500 рублей).

Минальда Усенбаева собирается голосовать «против», поскольку не верит, что правительство сможет навести порядок в Оше. Ее дом более-менее сохранился, но она надеется только на ввод войск из России или Узбекистана. Многие ее подруги ни на что не надеются, а обдумывают варианты получения российского гражданства.

Большинство узбеков, как ни странно, пришли на участки и проголосовали «за». Им внушили мысль, что погромы повторятся, если они не поддержат временное правительство.

«Если не голосовать «за», то вместо них придут, кто еще хуже, ведь тогда придется распустить временное правительство, а нам хватит хаоса», — говорят многие узбеки на избирательных участках. Они боятся всего, и в узбекских районах (махалля) моментально распространяются слухи о том, что мэр Оша лично стрелял по узбекам, что вместо их домов построят многоэтажки для киргизов, а их выселят за город.

Голосуя за Отунбаеву и новую конституцию, они не доверяют властям, считая, что временное правительство их предало, раз в узбекские районы «въезжали государственные БТР, и милиционеры с ними заодно», а гуманитарная помощь до них не доходит.

Едва ли не больше голосующих против конституции среди киргизов. Кому-то не нравится Отунбаева и другие члены правительства, кто-то не хочет перехода к парламентской модели.

У киргизов своя правда. Они показывают на следы от пуль на своих многоквартирных домах: «узбеки первые начали». Даже если так, то через дорогу от щербатых стен выгоревшие дотла узбекские дома. На этом фоне жалобы на следы от пуль звучат странно. В районе Черемушки, где вместе с узбеками жили и киргизы, их дома стоят целыми, на воротах выведено краской «Кыргыз» или KG. В районе рынка такая надпись помогала сохранить прилавок или ларек не всегда.

Как и узбеки, киргизы тоже боятся. В узбекские районы они не ездят и думают, что в махаллях у каждого узбека спрятан под полом автомат, а в подвале заложники. Этим вызваны и регулярные зачистки в сохранившихся узбекских районах. Узбеку Акмалю прошлой ночью звонил его приятель-киргиз и просил отдать заложников, а то среди его друзей паника. Акмаль приятеля успокоил, но любая другая подобная паника может привести к повторению погромов.

Несмотря на тлеющий конфликт, не подтвердились опасения организаторов референдума и аналитиков относительно возможных столкновений между киргизами и узбеками на юге. Специально для проведения референдума в городе на два дня отменили комендантский час (в понедельник его вновь введут с 22 часов). И в воскресенье, и в понедельник ночью в Оше раздавались одиночные выстрелы, но перестрелок не было.

Говорили и об угрозе терактов на избирательных участках в Бишкеке. Но, по данным властей, ни одного инцидента на выборах не было зафиксировано.

Судя по всему, референдум в Оше, где действует режим ЧП и того и гляди возобновятся межэтнические столкновения, действительно состоялся.

На участке 311, который расположен у сгоревшего вещевого рынка, при корреспонденте «Газеты.Ru» считали голоса — почти все бюллетени были «за». Правда, явка на участке была около трети избирателей. Логично, если из окон участка, насколько хватает взгляда, виднелись только сожженные остовы домов, кафе, киосков.

Проверить отсутствие фальсификаций сложно. Ни на одном участке корреспонденту «Газеты.Ru» не удалось встретить наблюдателей, хотя на паре участков уверяли, что они были и обещали вернуться к 20 часам. Прямо на участке 318 висел лист бумаги с призывом голосовать «за».

Теперь к середине июля в Киргизии появится новое правительство, которое покинут министры, планирующие принять участие в парламентских выборах. Они должны состояться осенью. Вице-премьер Омурбек Текебаев уже пообещал вместе с и. о. главы МВД Болотом Шерниязовым покинуть свой пост. Уже бывшее временное правительство, по словам Отунбаевой, преобразуют в комитет или ассамблею, которая будет собираться «в кризисные моменты для принятия декретов».