Путин предъявил обвинения Ходорковскому

Путин сравнил Ходорковского с Мэдоффом и Алем Капоне

Reuters
Премьер-министр Владимир Путин сравнил экс-главу ЮКОСа Михаила Ходорковского одновременно с Алем Капоне и Бернардом Мэдоффом. Защитник экс-главы ЮКОСа усомнился, что глава правительства может позволять себе такие высказывания, и назвал слова Путина большой неправдой.

В пятницу во время визита премьер-министра Владимира Путина в Париж французские журналисты поинтересовались мнением российского главы правительства о судьбе юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского, который умер в СИЗО, и о процессе над Михаилом Ходорковским. Французские корреспонденты хотели знать, не вредит ли смерть Магнитского имиджу России и что думает Путин о призывах Ходорковского не забывать о правах человека, которые предприниматель сделал в опубликованном в пятницу интервью газете Le Monde.

Если про Магнитского Путин ограничился всего несколькими словами, заметив, что, если «человек ушел из жизни, будучи в местах лишения свободы, это трагедия, очень жаль», то, говоря о Ходорковском, неожиданно разошелся.

«По другим известным, так называемым резонансным делам, в том числе о которых вы упомянули, хотел бы сказал следующее. Вот господин Мэдофф (Бернард Мэдофф — основатель финансовой пирамиды Bernard L. Madoff Investment Securities, получивший 150 лет тюрьмы — «Газета.Ru») в Соединенных Штатах получил пожизненный срок, и никто не чихнул. Все говорят: «Молодец, так ему и надо», — вдруг вспомнил Путин.

«Сейчас в Великобритании решается вопрос о выдаче хакера. Ущерб, который он нанес, — миллион долларов, — продолжил он. — Его собираются выдать в США, где ему грозит 60 лет тюрьмы». «Чего вы о нем не спрашиваете?» — перешел в наступление Путин.

«У нас деятельность некоторых наших фигурантов по уголовным делам нанесла ущерб России в миллиарды долларов, в миллиарды! Кроме того, есть и претензии с точки зрения как раз покушения на жизнь и здоровье конкретных людей в ходе их так называемой коммерческой деятельности. И эти деяния, эти эпизоды доказаны судом», — ответил Путин, говоря о «деле ЮКОСа».

«Как вы помните, в 30-х в США Аля Капоне судили за уклонение от налогов — формально, но фактически — за целую совокупность совершенных преступлений. Но доказали уклонение от налогов и осудили в рамках действующего законодательства», — вдруг вспомнил еще один американский пример глава правительства.

Получалось, таким образом, что Ходорковский — Мэдофф, Аль Капоне и британский хакер в одном лице. «Все, что у нас происходит, происходит в рамках действующего законодательства», — заключил Путин.

Адвокат Ходорковского Вадим Клювгант усомнился, что Владимир Путин вообще был вправе давать подобные оценки. «Есть такая заповедь у юристов — она относится ко всем юристам, неважно, какую должность они сейчас занимают: не комментируй дела, в которых не участвуешь и не знаешь их содержания. Потому что в этих высказываниях все очень перепутано», — заметил Клювгант. «Все эти аналогии с Мэдоффом, с Алем Капоне не выдерживают критики ни с точки зрения права, ни с точки зрения фактов. Очевидно, что Мэдоффа можно было бы сравнить с МММ, но никак не с компанией, которая при Путине была признана крупнейшим налогоплательщиком, самой прозрачной компанией, исправно платила дивиденды и развила производство», — заявил Клювгант «Газете.Ru».

«Что касается Аля Капоне, то тогда, скорее, с ним надо сравнить тех, кто потом уничтожал и растащил себе по карманам ЮКОС, вот кого уместно сравнивать с гангстерами и кто действительно нанес ущерб на миллиарды долларов стране», — добавил он.
«Ничего общего найти невозможно, если специально не передергивать. Туманный намек на кровопролитие, если иметь в виду Михаила Борисовича Ходорковского, не менее сомнителен. Ничего близкого к этому не было, нет и никогда не рассматривалось в судах», — напомнил защитник.

По мнению адвоката Ходорковского, все, что говорит Путин, — «очень большая неправда, цель которой — создать негативный репутационный фон вокруг этого дела». «Если бы в нашей стране все делалось по закону, как это утверждает Путин, то ни одно должностное лицо не позволило бы себе подобных высказываний», — заключил Клювгант.