Слушать новости

Минюст представил коррупцию

Минюст объяснил, что такое коррупциогенные факторы

Министерство юстиции описало методику проведения антикоррупционных экспертиз. В документе обозначено, в чем могут выражаться коррупциогенные факторы и на что стоит обращать внимание экспертам. Однако только экспертизой проблему не решить, уверен специалист в этой области, так как даже удачно прошедшие такую проверку акты могут быть коррупционноемкими.

Министерство юстиции РФ представило проекты постановлений о методики проведения антикоррупционной экспертизы. Порядок проведения проверок и полномочия органов, ответственных за анализ коррупциогенности нормативных актов, был детально прописан ранее. Теперь ведомство в проекте «Об утверждении методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» дало объяснение, что является коррупциогенными факторами, и перечень, в чем эти факторы могут проявляться.

Коррупциогенные факторы делятся на два вида. Это положения нормативных актов или их проектов, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил. Второй вид — положения нормативных правовых актов, содержащие неопределенные, трудновыполнимые или обременительные требования к гражданам и организациям.

Первый вид факторов может выражаться в широте дискреционных полномочий, то есть отсутствии или неопределенности сроков, условий или оснований принятия решения, наличии дублирующих полномочий органов государственной власти или органов местного самоуправления. Также такие факторы могут присутствовать при наличии формулировки «вправе», что дает органам госвласти или местного самоуправления действовать по собственному выбору.

К первому типу относится выборочное изменение объема прав, то есть возможность установления необоснованного исключения из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению органов власти. Проверяющие должны обращать внимание на чрезмерную свободу при составлении подзаконных актов, то есть когда возможно принятие документов, вторгающихся в компетенцию органов власти, первоначально принявших акт.

Кроме того, к этой группе относится принятие нормативных актов сверх своей компетенции, а также заполнение пробелов в законодательстве с помощью подзаконных актов.

Коррупциогенные факторы, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и обременительные требования, могут выражаться в установлении таких условий. Также к коррупционноемким документам будут относиться такие, где отсутствует четкая регламентация прав граждан и организаций, если отсутствует порядок совершения органами государственной или муниципальной власти определенных процедур или одного из элементов такого порядка. Еще один вариант — закрепление административного порядка предоставления права или блага, то есть отказ от конкурсных процедур.

Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов в беседе с «Газетой.Ru» отметил, что ничего нового в представленной методике нет. По его словам, форма коррупционных факторов взята из рекомендаций людям, которые занимаются законотворчеством. «Не у всех депутатов есть юридическое образование, а это рекомендации, как писать законы», — пояснил он.

Тем не менее, принимая такую методику, Минюст движется в правильном направлении, уверен эксперт. «Это поможет убрать некие явные вещи из нормативных актов. Но не будет 100% эффективности, да и КПД будет небольшим. Это только первичный этап проверки», — считает Кабанов.

Главная проблема в том, что на данный момент ни один антикоррупционный документ не предполагает проведения проверки коррупционной практики. «Даже безобидный документ может повлечь коррупционные практики, может писаться для этого», — считает он.

В качестве примера Кабанов привел историю с перечнем подкарантинной продукции и товаров, подлежащих государственному карантинному фитосанитарному контролю, принятом в июне Россельхознадзором совместно с Федеральной таможенной службой. В соответствии с документом, с 15 июля импорт в Россию подержанных легковых, грузовых автомобилей, отдельных видов спецтехники и микроавтобусов возможен только при получении разрешения Россельхознадзора. В случае каких-то подозрений в отношении машины ее могут отогнать в карантин на срок до 20 дней. Хотя к самому документу претензий нет, на деле он может повлечь коррупционную практику, отметил Кабанов. Правда, в итоге в августе перечнем заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба, отметив, что этот документ нарушает закон о конкуренции, поскольку может привести к необоснованному увеличению расходов хозсубъектов и физлиц, осуществляющих ввоз на территорию России товаров.

По мнению Кабанова, таких примеров может быть много. Более того, есть методика, которая позволяет рассчитать и доказать, что нормативный акт может повлечь коррупционную практику. Такие экспертизы тоже должны проводиться, а их результаты – как и какое ведомство может извлечь прибыль – должны публиковаться.

Пока же, в соответствии с методикой, результатом антикоррупционной экспертизы может быть: требование прокурора об изменении нормативного правового акта, обращение прокурора в суд, заключение Минюста, заключение федерального органа исполнительной власти, иного государственного органа и организации, органа государственной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления и их должностных лиц.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть