Пенсионный советник

«Фиксация результата»

Эксперт и политики о многочасовой пресс-конференции Владимира Путина

«Газета.Ru» 14.02.2008, 21:07

Последняя встреча Владимира Путина с прессой в качестве президента не принесла больших сенсаций. Опрошенные «Газетой.Ru» политики и эксперты отметили, что на этот раз Путин очень много говорил о Медведеве. А речь президента, по мнению политологов, было значительно эмоциональнее всех предыдущих.

Павел Крашенинников, член партии «Единая Россия»:

— Мы услышали выступление лидера нации и, безусловно, лидера, которого не сковывают какие-то политические, выборные и законодательные оковы.

И, конечно, мы можем отметить, что его ответы были предельно откровенны, предельно эмоциональны — то, что, собственно говоря, нужно для граждан, для политиков, для государства. Возвращаясь к выборам думским, здорово то, что не он, а люди, принимавшие участие в выборах, все объясняли (причину столь высоких результатов, полученных партией «Единая Россия» в Чечне, — «Газета.Ru»). Наконец, чрезвычайно важно и для страны, и для общества то, что Путин не собирается осуществлять опеку над Медведевым, что совершенно для меня очевидно. Дмитрий Анатольевич — самодостаточный политик и очень мудрый. И совершенно очевидно, что только вместе — Путин и Медведев, Медведев и Путин — смогут дальше двигать страну.

Никита Белых, лидер партии СПС:

— Это было выступление еще президента. Потому что сам формат подведения неких итогов за 8 лет — это все-таки формат президента, действующего, но находящегося на излете своей президентской карьеры. Собственно, ничего нового, думаю, не только я, но и остальные не услышали, за исключением новых фраз, которые с легкой руки президента вводятся в лексикон политики. Типа «в носу ковырять», «пусть жену свою учат щи варить» и так далее. Он выполняет такую очень непростую функцию: бывают политики, которые умные фразы в народный оборот вводят, а он, наоборот, вводит в деловой и политический оборот фразы, которые, честно, говоря, не в каждой приличной компании возможно употреблять. И по поводу внешней политики все было достаточно предсказуемо — ожидаемая агрессивная позиция. И положительная оценка нацпроектов тоже была ожидаемой — в общем, все, что он говорил, было понятно и предсказуемо.

Виктор Илюхин, член думской фракции КПРФ:

— Конечно, чего-то нового я не услышал, хотя, как и в выступлении Путина 7 февраля, услышал, что президент только сейчас узнал, что, если надо идти к гинекологу надо платить, если в ЖКХ — то надо платить, если идти к любому другому клерку — надо платить.

У меня всегда возникал вопрос: как же за 8 лет ты так и не узнал объемов коррупции, продажности чиновников и только сейчас, когда покидаешь пост президента, ты вдруг это осознаешь? Что касается вообще выступления — нет самокритичности.

Называются цифры о росте ВВП и других параметров, но самый-то главный вопрос — почему россиянам с каждым годом жить все сложнее, почему цены на все про все растут? Значит, ваша стратегическая линия абсолютно не правильна, система перераспределения произведенного продукта не работает на простых людей, а работает лишь на небольшую кучку людей. Я убедился в лицемерии — когда говорится одно, а делается совсем другое.

Что касается статуса, в котором выступал сегодня Путин — уже премьер или еще президент, — мне кажется, что он попытался отчитаться за 8 лет работы, понимая, что его обещания уже ни на кого не действуют. Но при этом было заметно желание возвыситься, чтобы снова ни за что не отвечать.

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

— Очевидно, что это было прощание президента. Скорее всего, именно поэтому конференция так затянулась.

Хочу отметить, что Путин в этот раз был более эмоционален, чем обычно. В использовании фольклора и физиологического юмора Путин превзошел самого себя. Однако с самого начала хорошо чувствовалась и его оборонительная позиция по отношению к журналистам. С первых минут он решил доказать собравшимся, как много сделал для страны. Стала очевидна и личная человеческая трагедия Путина — он не смог как следует выстроить свои взаимоотношения с Западом. И эти вопросы были для него наиболее болезненными.

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии:

— Я расцениваю это выступление все-таки как прощание, подведение итогов. Думаю, Путин хотел еще раз подчеркнуть, что передает Медведеву в руки страну в хорошем состоянии. Создавалось впечатление, что и умом, и сердцем он уже не у власти. Ощущение усталости (Путин неоднократно говорил о том, как тяжело ему было эти 8 лет — «Газета.Ru») в совокупности со столь не свойственной Путину еще несколько лет назад расслабленностью иногда наводило на мысль, что место Зубкова Путин занимать не намерен.

Никаких новых заявлений не прозвучало. А вот подполковничьего юмора было в избытке. Давно я не слышал от Путина такого количества грубых шуточек.

Андрей Окара, политолог:

— Это выступление было больше похоже на прощание с постом президента и со своим кабинетом, а не с населением и журналистами. Если подвести какие-то итоги, я бы отметил, что в этот раз Путин особенно много говорил о Медведеве и о таком механизме власти, как легитимное преемничество.

Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий:

— Чистой воды прощанием назвать это, безусловно, нельзя. Скорее, это можно считать фиксацией результатов. Путин прекрасно понимает, что люди очень быстро забывают все хорошее, а о плохом помнят годами. Путин еще раз подчеркнул, что у него за эти годы было немало заслуг. К тому же он еще раз уверил собравшихся в том, что никуда не уйдет и страну не оставит. Вполне очевидно, что он планирует совместить сразу два сценария — будет совмещать функции премьер-министра и национального лидера.