Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Заложники президента

Жителям ингушского села удалось освободить похищенных односельчан

Бейбулат Полонкоев (Назрань), Александра Зайцева, Ксения Солянская 20.09.2007, 13:18

В Ингушетии освобождены пропавшие братья Аушевы, в похищении которых они и односельчане подозревают федеральные спецслужбы. Они странным образом нашлись после митинга, где народ требовал отставки президента Мурата Зязикова. Сам Зязиков назвал эту историю «спектаклем».

Троюродные братья Аушевы, из-за исчезновения которых в Назрани в среду вечером произошли столкновения местных жителей с ОМОНом, нашлись в ночь со среды на четверг. По словам самих бывших заложников, их в течение нескольких дней держали «связанными в яме с крысами». Как рассказали освобожденные «Газете.Ru» в ночь на четверг их куда-то повезли, сообщив, что скоро расстреляют, однако потом вдруг отпустили.

Как рассказал «Газете.Ru» один из похищенных братьев, 18 сентября они вернулись в Грозный из Астрахани, где один из похищенных три недели проходил лечение. Как рассказывали родственники братьев, лечился Магомед от побоев и пыток, «которые ему нанесли спецслужбы, склонявшие его к сотрудничеству». В Грозном братья поймали такси, на котором собирались доехать до Ингушетии, однако уже на выезде из чеченской столицы машина была блокирована несколькими автомобилями. По рассказу одного из братьев, выскочившие из микроавтобуса «Газель» вооруженные «силовики» вытащили из машины парней и, нацепив на головы пакеты и обклеив их скотчем, увезли Аушевых в неизвестном направлении. Официально вооруженных людей называют «неизвестными лицами в камуфляже», а местные жители считают сотрудниками силовых структур. Таксист довольно быстро сообщил родным похищенных о случившемся.

Сами братья считают, что их похищение – дело рук спецслужб.

По крайней мере, у одного из них проблемы с силовыми структурами возникали и раньше. Магомед Аушев 17 июня был схвачен спецслужбами и в тот же день и увезен во Владикавказ, где, по его словам, подвергся пыткам. От него требовали подписать расписку о согласии работать на ФСБ. Расписку Магомед подписал, но посоветовавшись с родными, написал заявление на имя прокурора республики Юрия Турыгина, где подробно изложил подробности случившегося.

Дед Магомеда сказал «Газете.Ru», что внука вместе с троюродным братом похитили те же люди, что заставили его подписать расписку о сотрудничестве со спецслужбами. Таким образом они якобы намеревались выполнить обещание изувечить и убить Магомеда в случае разглашения факта вербовки.

По мнению заложников, внезапным освобождением они обязаны приказу, поступившему сверху. Причиной такого приказа мог стать митинг, который в среду организовали жители селения Сурхахи Назрановского района Ингушетии.

Они перекрыли главную городскую магистраль Назрани, требуя от федеральной и региональной власти вернуть братьев Аушевых, которые, по их мнению, похищены федеральными силовыми структурами, и показать места захоронений людей. На акцию пришло около 400 человек, среди них были даже сотрудники местных правоохранительных органов. Ближе к полудню туда подтянулись журналисты российских и зарубежных СМИ.

Представители власти пытались уговорить манифестантов разойтись, а когда это не помогло, применили силу. Вечером место акции окружила бронетехника и «Уралы», а выскочившие из них сотрудники спецподразделений с ходу начали избивать прикладами людей и стрелять из автоматического оружия и пулеметов в воздух и под ноги митингующим, чтобы их разогнать. По словам одного из депутатов ингушского парламента, во время стрельбы были ранены четыре человека. Митингующие, однако, не разошлись, а оказали спецслужбам сопротивление.

Демонстранты стали кидать в омоновцев булыжниками. Милиционерам под натиском собравшихся пришлось отступить. За час омоновцы предприняли три попытки штурма. Всякий раз люди, в числе которых были дети, старики и женщины, яростно бросались на вооруженных сотрудников спецподразделений, и борьба шла чуть ли не в рукопашную. Затем наступило затишье, военные отступили, и к ним был послан парламентарий от митингующих. На переговорах была достигнута договоренность о ненападении друг на друга. Около 200 человек остались ночевать на месте, остальные разъехались до утра 20 сентября. Утром митинг продолжился. Около 9 утра от МВД Ингушетии пришло сообщение, что люди все-таки разошлись. Однако после 10 часов, когда стало известно о возвращении братьев, митинг начал собираться снова.

В четверг состоявшийся митинг на московской пресс-конференции президент Ингушетии Мурат Зязиков назвал инспирированной кем-то акцией: «Очень странная ситуация с этими пропавшими. Они пропали в Чечне, а люди почему-то собрались в Ингушетии. Ну, да ладно, пусть собираются. Но все это было похоже на заготовку, какой-то спектакль. У них были котелки, ложки, палатки». Зязиков дал понять, что в будущем он предпочел бы обойтись без таких народных выступлений. «У нас на Кавказе митингами ничего не решается», - сказал президент республики. По его словам, людей никто не разгонял, а «максимум, что было – предупреждающие выстрелы в воздух, после того, как в ОМОН полетели камни».