Две стороны собачьего вопроса в Приморье
Источник: shutterstock
Анастасия Берсенева

Две стороны собачьего вопроса в Приморье

Во Владивостоке второй год некому ловить бездомных собак, а единственный приют власти не поддерживают

Во Владивостоке судьба бездомных псов очень сильно беспокоит местную власть. Собаки выбегают на трассу, по которой ездят правительственные кортежи, а еще из окон автомобилей виден некрасивый забор местного частного приюта. При этом чиновники второй год не могут наладить отлов бездомных животных — никто не берется из-за невыполнимых требований контрактов. Тем временем владельцы частного приюта потихоньку заботятся о своих 340 собаках и готовы взять под опеку еще три раза по столько же.

Часть первая. «Орел»

Пенсионерка Елена Сулейманова мечтает построить современный приют для животных. Она архитектор и отлично представляет, что ей нужно для строительства. А пока каждый день она варит 40 кг каши с мясом, ставит кастрюлю на тележку и везет ее 2 км через лес к участку, на котором 11 лет назад она создала частный приют для собак.

В будках, расставленных по огороду, живут 50 псов. Из-за них у Елены возник сильный конфликт с городской властью. «Недалеко от нас построили трассу, по которой едут все главы правительства на Русский остров. И как только кто-то из глав правительства в город приезжает, сразу меня начинают мучить и долбить. Звонят из городской администрации с угрозами, шантажом. Говорят, что у нас забор плохой — собаки на дорогу выбегают, и надо бы, чтобы нас вообще с дороги было не видно», — объясняет Сулейманова «Газете.Ru».

Закрыть приют чиновники пытались, но не смогли: он находится на земле военного лесничества, а лесники сами точат зуб на чиновников из-за вырубки деревьев и строительства трассы. Хозяйка приюта разжигать конфликт не собирается, хотя припоминает, как перед саммитом АТЭС проходило уничтожение бездомных псов. В ближайшее время она планирует высадить саженцы кедра и сосны, чтобы скрыть собак от кортежей.

При этом ни город, ни край приюту не помогают. Пенсионерка-архитектор сама создала вполне действующую организацию: помимо лесного участка она заботится о псах, живущих на двух частных подворьях в пригородных поселках Тавричанка и Кипарисово, — 50 и 240 голов. «Мы официально зарегистрированы в Минюсте и налоговой. Я президент благотворительного фонда помощи бездомным животным «Приют «Добрые руки». У меня есть заместитель Максим Матохин, десять учредителей и три площадки. Моя пенсия — я ее в глаза не видела, в руках не держала, даже не знаю, сколько там, — она сразу переправляется на счет приюта. Будки делаем за свой счет — с открывающейся крышкой, теплые, там зимой вода не замерзает. Вольеры берем из Китая — самый дешевый стоит 13 тыс. руб.», — рассказывает Сулейманова. Деньгами им помогают знакомые.

Проблема с едой для 340 собак была решена благодаря местным предпринимателям.

«Я заключаю договоры с колбасным производством — у них бывает неликвид, бракованная и возвратная продукция, — говорит хозяйка приюта. — Людям есть нельзя, а мы сварим продукт с кашей, и собаки едят с удовольствием. Производителю выгодно передавать нам продукт на основании договора дарения, так как это дает им льготное налогообложение. Плюс это экономия на утилизации. В месяц могут дать 500 кг такой продукции».

Сулейманова требует от поставщиков четкой логистики: в договорах указывается, сколько продуктов и куда надо отвезти. Ведь при любом сбое собаки будут голодать. «В договоре сразу пишу: 800 кг мяса на мою площадку, на Тавричанку — 800 кг, и 1,5 тонны — на Кипарисово. Это моя работа, от того, как я сумею это организовать, собаки будут жить», — рассказывает хозяйка приюта. Пока она не может решить вопрос с поставкой крупы и покупает ее у посредников. «Видимо, придется искать на Алтае, чтобы прямиком к нам отправляли. Пока наши оптовые базы помогают рассрочкой. Например, сразу полтонны риса отвезут в Кипарисово, у нас голова не болит, а платим мы потом», — поясняет Сулейманова.

За все время работы они пристроили около 700 собак. Судьбу каждой отслеживают в течение года, и если пес находится в неподобающих условиях, то его забирают обратно. «Мы вредничаем всем подряд отдавать. У нас такой взгляд: животные — это не мусор!» — предупреждает собеседница.

Сейчас Елена Сулейманова хочет построить убежище-приют для животных — настоящий дом для собак и кошек. Проект у них уже есть, и местные власти с ним знакомы. «Проект разработал мой заместитель Максим Матохин, он преподает экономику и еще член молодежного правительства при губернаторе края. А я добавляла туда техническую часть — прописывала из практики, что, где, какие расходы нужны. Это не временная передержка, а настоящий дом. Надо дать возможность животным жить, сколько им природой отмерено», — говорит она.

По приблизительным подсчетам, во Владивостоке живет около 1,2 тыс. бездомных животных. Сулейманова говорит, что раз они могут содержать 340 собак, то и в четыре раза больше животных им под силу прокормить. «У нас в городе масса мясных, колбасных производств, торговые дома, рыбный порт, где тоже неликвид бывает. Есть свое мясо-молочное производство. И если это все по уму, по договорам организовать, то еды будет море, было бы желание. Конечно, нужно сделать несколько рабочих мест, чтобы еду разносить, убирать за животными, сено раскладывать, отследить, кто начинает болеть. Придут работать за небольшие деньги и узбеки, и бабушки-пенсионерки, которым пенсии не хватает. Один человек может обслужить 50 голов, это я из своего опыта могу сказать. Нужен, конечно, свой ветеринар, транспорт, чтобы выехать по заявке и отловить собаку.

Но можно даже не заботиться о том, как их вылавливать: жители сами принесут бездомных животных, они будут их подбирать на улице из жалости, это мы уже проходили», — рассказывает она.

Под помещения можно взять сборные дачные домики на базе контейнера, предлагает хозяйка приюта. Один — на ветпункт. В другом домике — кухня, где будут варить кашу. И еще одно помещение под склад. Неплохо бы еще иметь контейнер для хранения мяса. Если закупать вольеры оптом, то они обойдутся не в 13,5 тыс., а в 3 тыс. руб. Они собираются отверткой за один час. Таким вольерам не надо фундамента. А если увлечь еще исправительно-трудовые колонии, которых в крае немало, то будки можно у них бесплатно заказать.

«Вопросы решаемые, было бы желание, — несколько раз за разговор произносит Сулейманова. — Проект был подан на рассмотрение. Но пока городские власти молчат. Не давят, и на том спасибо!»

Часть вторая. «Решка»

Владивосток уже второй год не отлавливает бездомных животных: денег, которые предлагает город, не хватает, чтобы выполнить требования аукционов. Как заявил 20 февраля этого года на заседании комитета по городскому хозяйству думы Владивостока начальник управления дорог и благоустройства Леонид Вильчинский, в 2015 году администрация города четыре раза объявляла аукционы на отлов бездомных животных. Но ни одна компания не подала заявку. В этом году конкурс не удалось провести уже дважды. Хотя за отлов городских бездомных собак, их лечение, стерилизацию, а также эвтаназию в 2016 году предлагалась достаточно большая сумма — 7,5 млн руб.

В пресс-службе мэрии Владивостока «Газете.Ru» подтвердили, что «начиная с 2015 года было объявлено шесть аукционов на отлов и содержание безнадзорных животных, однако ни один не состоялся в связи с отсутствием заявок от организаций».

Чиновники рассказывают, что до 2014 года в городе отлавливались собаки — около 800 штук в год, большинство ликвидировались, так как были носителями болезней. Если удавалось найти здорового пса, то ему искали хозяев. В 2014 году в связи с изменениями федерального законодательства полномочия по отлову были переданы регионам. 29 сентября в Приморском крае приняли закон №427, который потребовал от местных самоуправлений отлавливать собак, лечить их, содержать в приюте полгода и пристраивать. Однако закон так и не заработал.

Ситуация в других городах такая же, как и во Владивостоке. В Уссурийске, например, конкурс на отлов летом прошлого года выиграло консалтинговое агентство «Институт экологической безопасности». Они сняли на месяц здание «Водоканала», сделали ремонт и быстро заполнили его клетками с 150 собаками. Однако затем администрация города подала на них в суд, требуя освободить помещение как используемое не по назначению. Доводы предпринимателей о том, что они выполняют муниципальный же заказ, не подействовали. Разбирательства шли до ноября, а в декабре здание «Водоканала» вместе с отловленными собаками и кошками было передано в управление местному обществу защиты животных «Надежда», которое выиграло новый контракт.

«У меня четкое мнение: закон недоработан. Он оторван от реальности и поэтому неприменим, — рассказал «Газете.Ru» гендиректор КА «Институт экологической безопасности» Евгений Осадченко. — Тут либо спасать животных, либо действовать в рамках программы и финансирования. Мы порой работали на грани фола, и спасибо прокуратуре, что они нас не долбили». Он приводит пример: специалисты должны посещать улицы по составленному графику, а если собака убежит в другой район, то ее отлов — это уже нарушение графика. Итогом работы Осадченко стали 450 отловленных животных, из которых 372 нашли своих новых хозяев.

Выделяемое финансирование также не соответствует предъявляемым требованиям, отмечает Осадченко.

Об этом же говорят в администрации Владивостока: «Причина (того, что закон не работает. — «Газета.Ru») проста: в законе прописан обширный список мер и обязанностей по содержанию безнадзорных животных, однако предусмотренных на это в краевом бюджете средств абсолютно недостаточно». «На 2016 год на все мероприятия в городе Владивостоке предусмотрена субвенция из краевого бюджета 6,9 млн руб. для отлова 1878 животных, что составляет 3,7 тыс. руб. на одно животное на полгода, — говорят чиновники (тут надо отметить, что техзадания предусматривают усыпление 30% всех отловленных животных, а если оставшимся за полгода не будет найден хозяин, то их тоже будут усыплять. — «Газета.Ru»). — По мнению экспертов, на такую сумму невозможно осуществлять лечение, питание, содержание животных в течение полугода, обустроить необходимые помещения, платить зарплату персоналу, реализовать другие условия, прописанные в законе. Этого достаточно лишь для отлова, транспортировки, осмотра, учета, лечения, вакцинации, а также при необходимости эвтаназии и кремации больных животных».

Учитывая, что во Владивостоке нет ни одного муниципального приюта, подразумевается, что компании должны ухитриться построить приют для содержания животных. Вместо того чтобы решить вопрос отсутствия муниципального приюта, как это за месяц смог сделать глава Чечни Рамазан Кадыров, руководство Владивостока направило несколько обращений в администрацию Приморского края и в краевое законодательное собрание с просьбой внести изменения в закон. «Сейчас поправки обсуждаются депутатами законодательного собрания Приморского края. Принято предварительное решение, что сумма на отлов и содержание одного животного будет увеличена, число отловленных животных — уменьшено, что может заинтересовать предпринимателей выйти на аукционы и взяться за данную работу», — пояснили в пресс-службе города.

В пресс-службе администрации добавили, что в бюджете города нет свободных ресурсов. «Если данных средств, выделяемых из регионального бюджета, будет достаточно, во Владивостоке могут появиться специализированные предприятия для содержания бездомных животных», — сообщили там.

Ранее благотворительный проект «Газеты.Ru» PETS рассказывал про работу волонтеров из Дагестана, которые собирают через краудфандинг средства на строительство первого в республике приюта для собак и кошек.

Ищут дом