Стокгольмский арбитраж запретил сделку ВР и «Роснефти»

Стокгольмский арбитраж запретил проводить сделку ВР и «Роснефти», предусматривающую обмен акциями и совместную работу на шельфе Арктики, сообщил в РИА «Новости» глава консорциума AAR, представляющего российских акционеров ТНК-BP, Стэн Половец.

«Мы выиграли — суд запретил сделку», — сказал Половец.

«Мы получили определение суда — суд принял сторону AAR», — сказал в свою очередь пресс-секретарь консорциума Михаил Лоскутов.

Британская компания BP будет искать возможность реализовать сделку с «Роснефтью», несмотря на временный запрет на завершение процесса сделки, наложенный Стокгольмским арбитражем, говорится в пресс-релизе BP.

«Арбитражный трибунал постановил оставить в силе временный запрет на завершение предложенной сделки BP и «Роснефти», которая включает разведку недр в Арктике и обмен акциями», — говорится в сообщении.

ВР немедленно отреагировала своим пресс-релизом. Компания намерена теперь обратиться за разъяснениями о том, может ли обмен акциями состояться отдельно от других параметров соглашения, сообщает также РИА «Новости».

«BP ждет возможности разрешить разногласия с российскими партнерами, чтобы дать возможность в будущем все-таки осуществить эти важные проекты на российском арктическом шельфе», — сказано в заявлении компании.

1 февраля суд в Лондоне принял решение отложить сделку по обмену акциями между ВР и ОАО «Роснефть».

Сделка был отложена до рассмотрения иска ААР в Стокгольмском суде.

Российский акционер ТНК-ВР — консорциум ААР («Альфа», «Аксесс», «Ренова») — обратился в Лондонский суд с иском о приостановлении действий по сделке между ВР и «Роснефтью».

Представитель «Роснефти», комментируя тогда решение Лондонского суда, сказал, что все риски были прогнозируемы, и это решение не повлияет на суть сделки, а глава ААР Половец заявил: «Решение Лондонского суда подтверждает правоту нашей моральной и юридической позиции».

ВР и «Роснефть» объявили о создании глобального стратегического альянса, основанного на взаимном владении акциями и сотрудничестве на арктическом шельфе России. Российские акционеры были против, так как считали, что сделка должна была учитывать их мнение и намерения.