Как зарабатывают наукой в семьях эмигрантов

Наши знания, таланты, опыт в России никому не нужны

Фотография: ÈÒÀÐ-ÒÀÑÑ

Вот что я хочу вам сказать насчет научных заработков, в России и не в России.

Мы публикуем отклик на «личный опыт» нашего читателя «Заработать в России $2000 по-честному я не смог». — ред.

1. Большинство моих ученых друзей и знакомых приезжали в Америку на очень низкие зарплаты, вроде 18-22 килобаксов в год, и это были постдоковские зарплаты для кандидатов наук в 91-95 годах. Студенты получали еще меньше.

Дальше многое зависело от места проживания: в какой-нибудь Айове этого могло вполне хватать на семью из 4-х человек, а вот в Нью-Йорке - жене приходилось срочно искать хоть какую-то работу. Благо тип визы (Джей) право на работу давал.

Однако в те годы

по сравнению с Россией это был огромный прогресс, особенно для тех, кто хотел наукой заниматься, а не колготки продавать.

Зарплаты были намного выше (чуть не в 2 раза) в Азии (Япония, Корея), поэтому кстати многие туда с удовольствием ехали, и там подолгу сидели. Правда, потом все равно отваливали в те же Штаты.

2. Через 5-8 лет более-менее у всех происходили карьерные подвижки: либо в профессора, либо в индустрию, заниматься прикладной наукой.

Обычно этот переход стоил большой крови и нервов, часто с невысокой начальной зарплатой. Однако же довольно-таки скоро зарплаты дорастали до 100 и слегка более килобаксов.

Я не имею в виду компьютерщиков, у них все было гораздо проще.

При любом раскладе, уровень в 100 килобаксов на семью в 2000-2005 позволял жить вполне неплохо, если в тихом месте, купить дом/квартиру (с ипотекой), оплатить детям местный университет.

Кстати, в большинстве знакомых семей жены тоже работают, почему-то здесь никто не считает, что муж обязан обеспечить жене ленивое существование дома, особенно когда дети уже выросли.

Да и вообще, и мои подруги, и я сама не представляем, чего ради сидеть дома и ничего не делать, если в нашей науке вполне можно найти непыльную лаборантскую работу.

А есть и вполне карьерные женщины, которые работают и зарабатывают не меньше мужей. Так что обычно лет через 10-15 после эмиграции в научных семьях есть прочное положение и хороший доход, есть чем гордиться, и есть твердое понимание, что если бы остались в России, то все было бы намного хуже.

3. Ситуация в настоящее время резко ухудшилась для свежих эмигрантов. В университетской науке резко сократилось количество грантовых денег, а значит и начальных ставок. Ставки эти сейчас повыше, постдоковские зарплаты начинаются с 45 килобаксов, по крайней мере, в биологии и химии.

Жить на эти деньги, если не в крупном городе, не в Калифорнии, не в Нью-Джерси или Бостоне, можно.

Но карьеры тоже оказываются замороженными, денег не хватает на уже имеющихся профессоров.

Пробиться можно, но для этого желательно получать образование/степени сразу в Штатах, а не привозить с собой.

Так что кризис образования в России просто означает, что способным ребятам надо сразу ехать учиться за границу, так они меньше времени потеряют.

В целом, такое развитие событий ставит вопрос, а что же дальше. Если количество грантовых денег не повысится в течении следующих лет 5, то фундаментальная наука в Штатах начнет разваливаться, а как мы хорошо знаем по России, это процесс быстрый и необратимый.

Но мы уже тоже немолоды, остается надежда, что на наш век хватит. Ситуация с работой несколько получше и в индустрии, например, в фармацевтической, электронной и т.д.

4. При любом раскладе, возвращение в Россию мы уже не рассматриваем: дети вполне устроены здесь, в России отношение к нам, как к предателям родины (особенно конечно обоснованное у тех, кто эту нашу общую родину разворовал и продолжает разворовывать).

Наши знания, таланты, опыт в России никому не нужны,

они у нас весьма специфические, нам нужно хорошее оборудование, умные студенты, многие из нас работают на переднем крае науки, и совершенно не хотят в прошлый век.

И мы на старости лет стали очень уж законопослушны, привыкли, что полиция взятки не берет, что кругом в основном закон и порядок, что просто честно делая свое любимое дело, можно жить нормально.

И когда жены стареют, то мужья их не меняют тут же на молодых, как-то это неприлично. Может, конечно, наши мужья по этому поводу тайно страдают, но большинство семей все-таки сохраняется,

хорошая семья здесь имеет ценность, и в основном нематериальную.

5. Главное же, что есть в Америке, это простор, и возможность найти способ жить так, как хочешь, чтобы тебе никто при этом не мешал.

Забавно, что многие русские эмигранты это не понимают, лепятся к Нью-Йорку, самоорганизуются в гетто, прикрываясь словами про культуру и язык. Но это тоже выбор, каждому свое, и путей возможных очень уж много.

Со мной рядом работает мужик, бывший австралиец, нынче американец, который в 65 лет поступил в аспирантуру по химии, он ушел на раннюю пенсию в 60, и ему скучно стало сидеть дома.

Отличную работу, кстати, делает, публикуется, и вообще жизнью доволен, получает студенческую стипендию по гранту от какой-то большой компании, и грант этот он получил по конкурсу и без проблем.

И он занялся этим всем исключительно по зову сердца, он небогат, но на что жить у него было.

  • Livejournal
Читайте также по теме:

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ

Главное сегодня