Пытался вернуть деньги после бегства с работы

Фотография: Thinkstock/Fotobank.ru

Устроившись на работу пресс-секретарем в солидную, на первый взгляд, компанию, я никак не ожидал, что мои работодатели окажутся мошенниками, и спустя месяц мне придется буквально сбегать от них, недосчитавшись более половины от суммы обещанной зарплаты.

Посоветовавшись с юристами, я решил не спускать дело на тормозах, и использовать все законным методы воздействия на экс-работодателя. Несмотря на то, что в моем случае, ситуация отягощалась отсутствием трудового договора и трудовой книжки, шансы отстоять свои права все же были - ст. 61 ТК РФ четко гласит, что трудовой договор считается заключенным с момента фактического допущения работника к рабочему месту. Главное, иметь на руках доказательства работы - например, аудиозаписи или свидетельские показания. И то, и другое у меня было в наличии.

Теоретически, государство предоставляет трудящимся множество способов защиты своих прав - начиная от Государственной инспекции по труду, и заканчивая прокуратурой и судом. Я прошел через все инстанции, и вот что из этого вышло.

Решив начать с Государственной инспекции по труду, я сразу столкнулся с первым неудобством - несмотря на миллионы бюджетных рублей, выделяемых на создание интернет-сайтов для госведомств, найти там хоть какую-то информацию о ее работе оказалось совсем непросто. В итоге, мне удалось найти лишь адрес и телефон ведомства, при этом телефон вообще не отвечал. И ни слова о графике ее работы. Но и отправившись по указанному на сайте адресу, повихляв 15 минут по проселочным дворам и найдя, наконец, нужный дом, я ткнулся носом в закрытую дверь.

Несмотря на рабочий день (была среда), никого из сотрудников инспекции вообще не было на месте.

Впрочем, и в ином случае попасть на прием мне бы не удалось, усмехнулись местные охранники, и ткнули пальцем на объявление на стенде, на котором было указано что «инспекторы не ведут личный прием». Там же висели образцы заявлений, которые рекомендовалось отправлять по почте. Жирным шрифтом всем заинтересованным напоминалось, что чиновникам дается 30 дней на рассмотрение жалобы, причем в отдельных случаях этот срок может быть увеличен.

Пришлось тратить еще один день, и отправится в филиал инспекции находящийся на Варшавском шоссе, где личный прием все же ведется. Я оказался далеко не единственным желающим попасть на прием к государственному инспектору. Придя к началу обеда, я обнаружил в очереди передо мной пять человек, а к началу приема набежало еще около десяти. В итоге, мне пришлось прождать около двух часов.

В ходе пятиминутной консультации инспектор по труду быстро призналась, что бессильна мне помочь. Но предложила впредь быть умнее, отправить работодателям по почте письмо с описанием моих требований, и обратиться в суд. «Ну что же вы так, вы же в Москве живете?» - укорила она меня напоследок.

В моем случае обращаться к платному юристу для подготовки иска вообще не имело смысла. А потому я отправился в городской правозащитный центр «Защита», который за счет бюджета оказывает консультации по трудовым вопросам, и помогает готовить иски в суды. Хотя сайт центра выглядел значительно лучше сайта городской инспеции по труду, мне вновь не удалось дозвониться ни по одному из указанных там телефонов. При этом информацией о работе «Защиты» не располагали ни в Федеральной службе по труду и занятости населения («Может они уехали куда-то, у них вечно там какие-то совещания»), ни в префектуре Южного округа, хотя нужный мне филиал центра располагался всего в трех минутах ходьбы от чиновников.

Но я решил не сдаваться, и спустя несколько моих неудачных визитов и звонков в закрытый офис, мне наконец удалось застать там сидящих в гордом одиночестве юриста и ее секретаря.

По случайному совпадению, напротив закрытых дверей «Защиты» располагались гостеприимно распахнутые двери платной юридической конторы, сотрудники которой всегда были на месте.

Общение с юристом «Защиты» оказалось для меня даже более неприятным, чем с обманувшим меня работодателем.

Высокомерно выслушав мою историю, она сразу сказала, что надо было думать раньше и никакого смысла обращаться в суд нет, и буквально указала на дверь. Скажу сразу, что проконсультировавший меня после этого опытный юрист была на моей стороне, и опровергла все измышления юриста из «Защиты». При этом всю нужную мне информацию она произносила скороговоркой, отказываясь повторять непонятные мне моменты. В итоге, я буквально заставил ее составить мне иск (поскольку отказать мне в этом у нее возможности не было).

Использовав весь арсенал хамства, и сделав недовольное лицо, юрист буквально за десять минут состряпала мне типовое исковое заявление, и быстренько его распечатала.

Устав от ее выходок, я даже не стал просить ее отправить мне копию в электронном виде. И для того, чтобы уже дома исправить ее орфографические ошибки, мне пришлось заново перепечатывать все в компьютер.

Доведя исковое заявление до вменяемого состояния, я решил параллельно обратится как в суд, так и в прокуратуру. И то, и другое я сделал уже по почте, поскольку тратить время и силы на дальнейшее общение с чиновниками мне стало казаться бессмысленным.

При этом, основные надежды большинство знакомых советовали обращать на прокуратуру, как обладающую наибольшими возможностями воздействия на нечестных работодателей. В то же время, обращение в суд предрекалось как более длительное и сложное событие.

В моем случае все оказалось совсем наоборот. В то время, как в Таганском районном суде Москвы уже прошли два слушания по делу (два месяца спустя после отправки письма), мне пришла короткая отписка из Тверской прокуратуры. «Сведения о нарушении ваших прав не подтвердились», - гласило письмо за подписью районного прокурора. Как именно можно было подтвердить или опровергнуть сведения, ни связываясь ни со мной, ни с одним из указанных мною свидетелей, и очевидно, поверив только позиции руководством фирмы, навсегда останется для меня загадкой.

К сожалению, несмотря на оперативное реагирование, суду помешал другой момент - постоянные срывы заседаний ответчиком, которые предпочли просто не объявляться в суде и игнорировать повестки. В таких случаях, судьи могут назначить заочное заседание, но в моем случае оно уже не имело бы смысла - из-за мошенничества при регистрации компании-ответчика, списать с них деньги даже через налоговую оказалось бы весьма проблематично. В итоге, я предпочел вообще отказаться от иска, чтобы не тратить дальнейшее время на бесполезные поездки в суд.

Пусть моя история послужит уроком для всех читателей «Газеты.Ru», оказавшихся в подобной ситуации. Главное, идти до конца, и если работодатель оказывается не законченным мошенником, как в моем случае, шансы на победу в подобных делах все-таки есть.

Ситуацию комментирует Александр Тыкман, партнер юридической компании «ЭНСО».

Средств защиты от недобросовестных работодателей довольно много. Наиболее действенными будут обращения в Федеральную инспекцию по труду и прокуратуру. Эти органы могут самостоятельно не только выявить нарушения, но и подать иск в суд или заявление о выдаче судебных приказов, могут наложить штраф на руководство компании и саму компанию, в которой работал сотрудник. Так же эти структуры могут вызывать директора компании на беседу. В таких случаях, как правило, директора предпочитают выплатить работнику 20-30 тысяч рублей, нежели терять свое время на беседы с правоохранительными органами.

Существует возможность самостоятельного обращения в суд. Основную сложность здесь может вызвать факт доказывания зарплаты, которая не была своевременно зафиксирована в письменном виде. В случае, описанном в письме, допустимо ссылаться на свидетельские показания.

При этом, наибольшее доверие у суда вызовут действующие сотрудники организации, а не те, которые уволились вместе с работником.

Они должны показать на суде, откуда они достоверно узнали о зарплате – со слов самого обиженного работника, или же видели какие – то расчетные листки или ведомости из бухгалтерии.

Если в ходе суда определить уровень зарплаты достоверно не удастся, то у истца есть возможность оперативно поменять уровень зарплаты на, так называемый, «среднеотраслевой» по Москве. Статистические данные об этом можно взять в налоговой инспекции - они ведут подобные списки, и регулярно их корректируют. Также можно использовать объявления данной компании, по которым работник устраивался на работу – в том случае, если там указан, например, телефон этой компании и сумма зарплаты.

Как следует из письма, юридически работника никто не увольнял, и я бы не рекомендовал ему руководствоваться таким термином как «увольнение». Тут, скорее, идет речь о факте «недопуска» к работе, и как следствие - вынужденном прогуле, а также невыплате зарплаты. Но факт «недопуска» необходимо будет доказать. Обычно это делается просто – путем видеосъемки на телефон на проходной или записи на диктофон разговора с начальством.

Если вынужденный прогул будет доказан, то работнику должны компенсировать среднемесячную зарплату, то есть не просто отдельно оклад или премию, а среднемесячный заработок.

Если сотрудника не допустили к работе, нет никаких подтверждающих это документов, нет возможности заснять или записать происходящее на видео-/аудио-носитель, то для того, чтобы сформировать доказательную базу можно отправить на имя генерального директора заказное письмо с уведомлением о вручении. В письме работнику необходимо описать сам факт нарушения своих прав.

Встречались случаи, когда вышестоящее начальство не было осведомлено о подобном факте, и работнику восстанавливали нарушенные права. Если письмо оставят без ответа, то это будет доказательством изложенного факта – ведь если бы факта не было, любой разумный руководитель прислал бы ответ. Чем быстрее будет отправлено письмо, тем больше шансов у работника получить свои деньги.

В тоже время, отсутствие такого письма не будет являться отказом для принятия жалоб работника в прокуратуре и суде.

Главное - помнить, что законом установлен трехмесячный срок исковой давности по спорам об увольнениях.

При всех случаях нарушения работодателем трудовых прав, общий порядок действий таков: работник отправляет письмо работодателю с изложением ущемления своих прав и собирает все возможные доказательства этого, включая фото-, аудио- и видео- файлы. После чего работнику предстоит дождаться ответа работодателя, либо уведомления об отказе в получении письма. Одновременно с этим следует обратиться в Федеральную инспекцию по труду, прокуратуру или суд (можно во все три инстанции одновременно!). К обращениям желательно приложить все имеющиеся у работника доказательства.

Исходя из опыта, государственные органы достаточно независимы от работодателей, хотя бывают и исключения. Как правило, судиться против работника для работодателя - очень неблагородное дело! В 99,9% случаях выигрывает работник. Могу с уверенностью сказать, что у автора письма были шансы выиграть суд, и все бы зависело от качества предоставленных доказательств.

Обращу внимание всех читателей на тот факт, что составление искового заявления в суд всегда лучше доверить специалистам. Если у человека нет денег на высокооплачиваемого юриста, можно обратиться, например, в приемную любого депутата. Во многих приемных есть юристы, которые бесплатно консультируют граждан и помогают составлять исковые заявления, а в некоторых случаях даже представляют интересы граждан в суде.

  • Livejournal
Читайте также по теме:

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ

Главное сегодня