В России наступила дефляция

Фотография:Ôîòî: zefa.ru

|

«Дефляция в августе 2005 года составила 0,3% и в сентябре может оказаться такой же», — заявил первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев. Если это произойдет, то к концу года финансовым властям удастся уложиться в запланированные 8,5—10%. Правда, эксперты считают, что отражать реальный рост цен в стране такая инфляция не будет.

В августе впервые с начала года в России были зафиксированы отрицательные темпы роста цен. Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, объявивший об этом в рамках своего выступления на третьем международном банковском форуме «Банки России — XXI век» в Сочи, не скрывал своего торжества. «Скорее всего, впервые у нас будет два дефляционных месяца», — спрогнозировал он, отметив, что в сентябре, так же как и в августе, в России будет дефляция.

Ликование финансовых властей объясняется тем, что впервые с начала года у них появилась надежда «уложиться» в прогнозируемые и обещанные президенту показатели по инфляции.

«Прогноз 8,5—10% на год, который еще в мае казался абсолютно необоснованным, сейчас кажется все более и более обоснованным», — заявил Алексей Улюкаев.

Первый зампред ЦБ добавил, что если дела так пойдут и дальше, то по итогам трех кварталов инфляция сохранится на уровне 8% (как и по итогам первого полугодия), а по итогам года она не превысит 10%. Правда, для этого, как подчеркнул Улюкаев, необходимы «согласованные действия Минфина и ЦБ РФ». Хотя последнее, на первый взгляд, подразумевается само собой: не случайно основные положения финансово-кредитной политики на каждый год Минфин определяет совместно с ЦБ. «Как такового конфликта между ЦБ и Минфином нет, есть, скорее, некоторое противоречие между правительством и Центробанком по вопросу о темпах укрепления рубля. Правительство озабочено чрезмерным укреплением рубля, поскольку это ведет к снижению конкурентоспособности российских предприятий. А ЦБ, главная задача которого заключается в обуздании инфляции, выступает за большее укрепление рубля, чем правительство. В результате мы получаем традиционный конфликт задач и интересов, продолжающийся из года в год», — пояснил «Газете.Ru» научный руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич.

Но сейчас спор между Минфином и ЦБ о том, какая из двух бед хуже — инфляция или укрепления рубля, не кажется актуальным. Все-таки финансовым властям удалось добиться своего: август Россия пережила с дефляцией, которая оказалась даже больше, чем это прогнозировал МЭРТ. Причины же падения роста цен, по мнению экспертов, вполне объяснимы. «В августе не было двух главных факторов, «разгоняющих» темпы роста цен: не повышались энерготарифы, а также тарифы на услуги ЖКХ. Кроме того, в силу сезонных факторов падали цены на продуктовые товары», — пояснил «Газете.Ru» управляющий активами УК «Проспект» Александр Баранов. С ним согласен и Евсей Гурвич. «Цены на бензин, правда, продолжают расти, но не так драматично (июль — 1,8%, август — около 2%). «Вес бензина в потребительской корзине невелик, а косвенное влияние не настолько большое, чтобы перерасти сезонный фактор», — отмечает эксперт.

Что касается заявленных Улюкаевым перспектив — 8,5—10% инфляции по итогам года, — то, по мнению главы Экономической экспертной группы, оснований для оптимизма пока нет. «Я все равно не очень верю, что инфляция по итогам года будет 10%. Ведь за сезонной дефляцией стоит сезонное повышение цен в конце осени», — считает Евсей Гурвич. А по мнению Александра Баранова, сейчас уместно спрашивать не о том, реально это или нет, а о том, какую инфляцию российские финансовые власти имеют в виду.

В России, пояснил специалист, годовые темпы роста цен рассчитываются с учетом потребительской корзины, а она не отражает реальную структуру потребления в стране. «Это значит, что

правительство и ЦБ, говоря об инфляции, оперируют скорее социально-политическим, чем рыночным показателем, фактически речь идет о такой инфляции, которая является показателем политической стабильности в стране, а не реального положения дел в экономике.

В странах ЕС, например, в корзину потребления включаются товары, которые население покупает наиболее активно, в том числе машины, сотовые телефоны, даже шубы. У нас же потребительская корзина рассчитывается исходя из минимальных потребностей человека, а значит, инфляция, которая определяется с учетом ее стоимости, не отражает реальной динамики цен на товары, пользующиеся массовым спросом со стороны населения», — подчеркивает Александр Баранов. «Поэтому если мы сформулируем вопрос так: может ли наша инфляция составить в этом году 8,5—10%, то ответ будет — может. А значит ли это, что реальный рост цен ограничится этими рамками? К сожалению, ответ отрицательный», — считает аналитик.

Призывы руководства ЦБ к проведению согласованной политики, направленной на обуздание инфляции, звучат уже не первый раз. В августе глава Центробанка Сергей Игнатьев признал, что основным инструментом ЦБ по сдерживанию инфляции остается курсовая политика. Он сообщил, что ЦБ может «согнать» инфляцию по итогам года хоть до отметки в 5%, если, например, укрепит рубль на 20%. Но это, как заметил Игнатьев, приведет к гибели отечественного бизнеса, цены на продукцию которого взлетят в разы.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru

Главное сегодня