«А иначе деньги сгинут»

Фотография:Reuters

|

Пока официальные лица рассуждают о том, что банковский кризис — миф, специалисты по возврату денег из проблемных банков трудятся, засучив рукава. «Возврат денег из проблемных банков. Большой опыт аналогичной работы в 1998—1999 годах. «Павелецкий», Содбизнесбанк, «Кредиттраст» и другие», – зазывают они пострадавших.

Правда, работать эти «профессионалы», расплодившиеся еще в бурном 1998 году, предпочитают не с физическими, а с юридическими лицами. И проценты большие можно заработать, и схемы возврата проще осуществить. Схемы те же, что применялись после кризиса 98-го года: находится либо неожиданное имущество «проблемного банка», либо кто-то из его должников.

Во сколько обойдется возврат зависших на счетах проблемных банков денег, корреспондент «Газеты.Ru» выяснил, представившись представителем пострадавшей организации.

— Большие суммы, сами понимаете, проще вернуть. Сколько у вас денег зависло? – бойко зазывают в Центре юридического сопровождения бизнеса.

— А вы, может, сначала про условия свои расскажете?

— Ну, условия — среднерыночные, вы получаете деньги с 30—50-процентным дисконтом.

— То есть из моих 20 тысяч долларов...

- Да, вы вернете минимум десять.

— Многим вы смогли уже помочь?

— В 1998—1999-м мы на этом бизнесе специализировались, уйму народа спасли.

— А в этом году?

— А в этом пока только три удачных клиента.

Не все «специалисты» представляются, некоторые, наоборот, нагоняют туману. «Привозите документы, встретитесь с моим руководителем, в течение суток рассмотрим», — объявил загадочный Денис Владимирович из не менее загадочной анонимной юридической фирмы.

— А вы кто?

— А я просто его помощник. Да, минимальная сумма, за которую мы беремся, — 15 млн рублей.

— И какое время вам потребуется на решение проблемы?

— Одна-две недели, и получите свои 50%.

Другие, «солидные» организации даже обстоятельные беседы с клиентами проводят. «Для нас это один из инструментов привлечения новых клиентов», — признается специалист клиентского департамента Инвестсбербанка Сергей Александрович.

— И какие клиенты вас интересуют?

— Ну, конечно же, не фирма «Рога и копыта» с оборотом в 30 тыс. рублей. Желательно, чтобы было много филиалов, холдинговая структура с несколькими подразделениями. Вот, скажем, если у одного из таких подразделений зависла некая сумма, например $100 тыс., мы поможем ее вернуть за символическую плату в 10–15%.

— Почему так дешево?

— Конечно же, это не все условия. Нас интересует, чтобы эта структура целиком перешла к нам на расчетно-кассовое и кредитное обслуживание.

— А каким образом вы действуете?

— Это штучная работа. Создается, как это было в советские времена, «временный научный коллектив», куда входят специалисты по межбанку, по службе экономической безопасности, финансовые эксперты. И пытаются найти среди, в первую очередь, нашей существующей клиентуры должников того банка, где у вас зависли деньги. Если не удается — пользуемся нашей обширной базой данных.

— И что потом?

— А потом проводим между вами взаимозачет. И все довольны. У нас большой опыт, мы еще с осени 98-го этим занимаемся.

Все — как в кризисном 98-м. Вот и директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков тоже, комментируя эту проблему «Газете.Ru», напоминает про времена кризиса: «В 1998 году именно поэтому все сбережения люди и потеряли: у банка лицензия не отозвана, и формально он может совершать любые операции. А вкладчикам деньги не выдаются».

Г-н Солодков уверен, что все эти «новые-старые» специалисты по проблемным активам, по сути, занимаются тем, что должен делать Центробанк, вернее, вводимые им временные администрации в проблемных банках.

«Это их забота — разыскивать имущество должников, оценивать активы самого банка и расплачиваться с вкладчиками. А иначе деньги сгинут, как это было в 98-м», — заключает эксперт.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru

Главное сегодня