Почему так дорого: для брендов качество – не главное

Российские дизайнеры рассказали, почему их вещи стоят так дорого

close


Анна Винтур, Грейс Коддингтон и Кендалл Дженнер во время показа Calvin Klein на Неделе моды в...

Анна Винтур, Грейс Коддингтон и Кендалл Дженнер во время показа Calvin Klein на Неделе моды в Нью-Йорке, 2015 год

Charles Sykes/Invision/AP
Желание носить дизайнерскую одежду обходится дорого. Но сегодня выражение «вы же платите за качество» никого не устраивает, потребителю нужно точно знать, куда уходят его деньги. «Газета.Ru» дает ответ на этот вопрос.

Ткани плюс маркетинг

close
Grace Lunn/picture alliance/Runway Manhattan/Global Look Press

Для того, чтобы понять, почему одежда из модного бутика дорого стоит, нужно, прежде всего, отследить маршрут дизайнеров и понять, на каком этапе производства платье начинает стоить как качественный отдых за границей — не могут же устрашающие нули появляться сами по себе.

Стоит сразу сказать, что мистики здесь ровно столько же, сколько в бухгалтерском отчете. Для начала нужно сложить две необходимые статьи расхода любого бренда: в первую входят аренда офиса, зарплата команды, производство, аренда места в бутике, и, разумеется, логистика. Во вторую статью вписаны затраты на ткань, которая является самой стабильной переменной этого уравнения, а также труд человека, который шьет эту вещь. Но и это еще не все, потому что помимо вышеперечисленного деньги тратятся на маркетинг, а это уже ключевая составляющая успеха марки.

Отрезанные головы в руках моделей на показе Gucci в Милане или выход Беллы Хадид из отеля в кроссовках Balenciaga, — все это строго просчитанный маркетинг.

Расходы суммируются и после этого делятся на количество разработанных деталей коллекции, таким образом вычисляется себестоимость одной вещи. Как правило, бренды без мировой славы продают свою одежду следуя этому алгоритму.

close


Белла Хадид во время презентации биллборда Bulgari на Таймс-сквер в Нью-Йорке, февраль 2018 года

Белла Хадид во время презентации биллборда Bulgari на Таймс-сквер в Нью-Йорке, февраль 2018 года

Evan Agostini/Invision/AP

Если рассматривать одно из самых громких имен в индустрии — дом Chanel, можно догадаться, откуда у стоимости растут ноги. Оставим в стороне вышеупомянутые материальные критерии и вспомним: Chanel — это инвестиция в статус. Как любое вложение на рынке, оно окупается за счет своего влияния на сознание окружающих.

Другими словами, если над покупкой клатча из блестящих пайеток состоятельная дама задумается, то черный ридикюль с логотипом бренда она с радостью приобретет. А все потому что мы стареем, а классика нет.

В модной индустрии человека не воспринимают всерьез пока не увидят на нем брендовую вещь, это видение давно устарело и кажется абсурдом, но от этого не становится менее правдивым.

Маркетинговая стратегия — вот теперь главное словосочетание для любого модельера, поэтому одежда Haute Couture медленно вымирает, ее очень сложно рекламировать. Однако бренды не сдаются, пока будут проходить церемонии вручения кинопремии «Оскар», а мужья женщин из стран Ближнего Востока продолжат добывать нефть, у «кутюр» будут состоятельные клиенты.

Россия без шерсти

close
Mohammad Ponir Hossain/Reuters

Те, кто мечтает о дизайнерских брендах, но пока не готов покупать кроссовки Balenciaga или костюмы Chanel, обращают внимание на российские бренды. В России функционируют и производства и дизайнеры, которые разделяют тягу к прекрасному и нелюбовь к курсу евро. Однако цены на них формируются по тому же принципу, что и стоимость вещей люксовых брендов. И у них тоже уходит много денег — но не на маркетинг, а на производство. В частности, на ткани.

В России существует масса предприятий, которые шьют одежду хорошего качества, но сфера все еще развита не до конца. Некоторые предприятия не механизированы: по словам российского дизайнера Артема Кривды, который, кстати, вкладывается не только в производство, но и маркетинг, в России существуют миниатюрные производства, одно из таких — в Смоленском монастыре.

Ткань, которую шьют монахини, тоже можно купить, но метр этой ткани стоит не 2 рубля, а 60 тысяч.

«Понятно, что для того, чтобы соткать метр жаккарда, им необходим месяц времени. Факт в том, что с теми объемами, которые нам необходимы для реализации нашей продукции и уменьшения ее себестоимости, — это в принципе невозможно», — сказал дизайнер.

Поэтому самыми доступными остаются производства в Италии и Франции — старейшие в Европе. Там со скидкой в 70% можно купить практически любую ткань, имея при себе очень ограниченное количество денег. Однако и здесь для соотечественников процесс пестрит подводными камнями: материалы еще нужно растаможить, а это тоже требует средств.

Существует множество видов тканей, из которых можно производить повседневную одежду, но самой распространенной является футер — натуральная хлопчатобумажная ткань, его качество сильно зависит от страны-производителя. «Итальянский футер стоит где-то 20 евро за метр, турецкий начинается от 8, но есть еще малазийский и китайский — масс-маркет-бренды шьют в основном из них. Проблема последних в том, что штаны или худи из него после первой стирки осыпаются, а значит с этим материалом уже нельзя работать», — сказал Артем Кривда.

Где найти руки

Spring is coming... Hair by @sergeyhoggord2 Saint-Tokyo SS18 #sainttokyo #ss18

Публикация от sainttokyo (@sainttokyo)

Дизайнер Ксения Серая шьет одежду из шерсти. По ее словам, в России куда сложнее договориться с производством, которое не хочет отшивать одежду небольшим тиражом: «Производство хочет заработать, ему неинтересно делать дизайнерскую одежду, потому что в ней содержится очень много технологических новшеств. Каждый дизайнер старается внести их, а производства стремятся работать на проверку приема». Серая добавила, что

через 5-10 лет российские производства закончат перестраиваться и будут финансово заинтересованы в работе с дизайнерами.

Дизайнер питерской марки Saint-Tokyo Юрий Питенин привозит материалы из Италии и отшивает модели в своей мастерской. Он говорит, что дизайнерская одежда не может находиться в одном ценовом сегменте с масс-маркетом.

«У нас все завязано на тканях, качестве и тираже. Стоить одинаково наши и их вещи совершенно не должны», — объясняет Питенин тот факт, что цены на одежду российских дизайнеров иногда выглядят слишком высокими.