Как не стать популярным блогером

Писательница и блогер-тысячник Марта Кетро о том, как перестать быть популярным

Денис Климушкин
Писательница Марта Кетро, блогер-тысячник и «самая нежная легенда русского интернета», рассказала, что нужно сделать, чтобы тебя наконец перестали читать.

Пару недель назад пришлось провести мастер-класс «Как стать популярным блогером». Пока готовилась, поняла, что материала набралось на книжку, потому что популярный блогер — это не только ценный мех, консольное зафренживание и продажа рекламных площадей, но и целая этическая система, которую каждый вынужден выработать для себя. У всех своя, зачастую далекая от общепринятой, мораль, но совсем без принципов не удается обойтись никому, даже Артемию Лебедеву, хотя более скандального блогера у нас, кажется, не найти.

А буквально в день выступления прозвучала благая весть, что нас всех скоро превратят в СМИ, и потому часть речи пришлось посвятить вопросу, как не стать популярным блогером. Или если вас вдруг уже угораздило, то как не попасть под цензурную планку в три тысячи ежедневных посещений.

Во-первых, не льстите себе, не путайте число ваших подписчиков с ежедневными заходами на страницу. Поглядите статистику — возможно, и проблемы никакой нет.

Во-вторых, администрация Livejournal любезно спрятала от посторонних глаз цифры «в друзьях у», поэтому вам тоже имеет смысл открутить от страницы все видимые счетчики («Яндекс», «Рамблер ЛЖ+» или чем вы там мерились). Я понимаю, это несколько больно: годами мы лелеем социальный капитал, взращиваем количество друзей и вдруг вынуждены стыдливо прикрыть ладошками результаты усилий и стать «как все». Но тут уж придется выбирать: свобода или самолюбование.

В-третьих, имеет смысл снизить число посещений своего блога (боже, не верю, что я это написала!), но все же постараться не угробить лавочку. Самое простое — начиная с 1 августа, когда закон вступит в силу, писать пореже, а лучше вообще помолчать пару недель. Читатели чрезвычайно инертны и никуда не разбегутся, а статистика заметно испортится. Правда, социальный капитал, по которому ориентируются ваши рекламодатели, тоже рухнет, а это крайне неприятно. Поэтому просто не попадайте в топ. Сделать это довольно просто: не ставьте кат на ваших постах. Известно, что заходы проще всего зарабатываются именно кликами на «читать дальше» и с определенной цифры запись автоматически вылетает на главную страницу ЖЖ. Если же текст будет висеть полностью открытым, люди станут кликать только с целью оставить комментарий. Поскольку нынешняя аудитория избалована фейсбучными лайками, говорить она почти разучилась, и легкий топ вам не грозит. Конечно, если вы не выбрали жареную тему вроде бороды и Украины, на которые у читателя включается жгучее «не могу молчать». Ну так не пишите про бороду и Украину, делов-то.

Но тут возникает жестокий вопрос: как же блогеру не написать про бороду и Украину, когда у него Есть Мнение и душа горит высказаться? Вроде все просто: не хочешь в СМИ — не пиши. Но на кой тогда блог, если не говорить то, что хочется, и чем эта самоцензура будет отличаться от цензуры внешней?

И чем, собственно, нам пригрозил новый закон?

Раскрытием личных данных — фамилии, имени, электронного адреса. Это, разумеется, отвратительно. Анонимность дает большую свободу, и это не обязательно возможность делать гадости под маской.

Многие из нас пишут из какой-то своей субличности, и в самых ярких блогах образ автора зачастую почти не совпадает с реальным человеком: он смелее, оригинальней и откровенней, чем в жизни.

Правда, это касается только литературных блогов, новостники и «политики», наоборот, настойчиво утверждают, что они ужасно открытые и прямые ребята. Так что пострадают только те, для кого блог — текстовый арт-проект. Вот я, например, слегка пострадаю. А как выйдет из положения Проститутка Кэт, анонимность которой вынужденная, при ее-то профессии, ума не приложу.

Затем нам придется проверять достоверность информации до ее публикации и удалять недостоверную, если случайно ее разместили. Значит, никаких записей о двадцати породистых щенках, которых утопят к понедельнику, если мы сейчас немедленно и всем миром не… — потому что эти трагические щенки скитаются по сети с 2005 года и многие умерли самостоятельно. Сильно врать про реальных людей и компании тоже уже не получится, придется как-то выкручиваться.

А еще нам запретят ненормативную лексику. Это ужасная потеря, потому что мат — прием большой художественной силы, пробивать же его точками кажется мне ханжеством: или не скромничай, или уж не матерись.

Придется писать некоторые тексты акростихом или еще как. И что сделает Антон Носик с непечатным названием своего блога, неизвестно.

Не говоря о запрете на насилие, жестокость, порнографию, терроризм и свержение существующего строя — как без этого жить, не представляю, хоть с утра не просыпайся, если в течение дня ни к чему такому не призовешь.

Так что каждому придется решать для себя, готов ли он добровольно прикрутить фитилек и перестать быть популярным или принять эти рамки, вроде простые и логичные, но на практике весьма расплывчатые. Совершенно очевидно, что человек, неравнодушный к социальной несправедливости, перескочит флажки, даже толком их не разглядев. И я сейчас не про нецензурную брань — аргументированную запись о недобросовестном чиновнике легко подтянуть под «распространение информации о частной жизни гражданина с нарушением гражданского законодательства, а также несоблюдение чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций».

Что ж, значит, говорить правду станет не так легко и приятно, как прежде, это потребует большей осторожности, точности и храбрости — при условии, что вы ее раньше говорили. А если нет, самое время начать учиться.