Вячеслав Мясников: «Нужно перестать рассказывать анекдоты»

Вячеслав Мясников о том, как стать юмористом

подготовили Наталья Зиганшина и Иван Я 01.04.2013, 12:02
Вячеслав Мясников (в центре с гитарой) pelmeny.com
Вячеслав Мясников (в центре с гитарой)

По просьбе «Газеты.Ru» Вячеслав Мясников из творческого объединения «Уральские пельмени» рассказал о чувстве юмора, записях в трудовой книжке и отношении к первоапрельским розыгрышам.

Как вы сами называете свою профессию: юморист, артист, шоумен, комедийный актер, шутник, еще как-то? Есть ли у вас трудовой стаж и трудовая книжка? Что в ней написано?
Честно говоря, мы между собой никак не называем. Я не слышал, чтобы у нас в ходу было какое-то конкретное обозначение. Наверное, больше «артист» подходит. А в трудовой книжке у меня написано «менеджер по рекламе». Трудовой стаж, я думаю, идет.

С чего все началось для вас? Когда вы решили, что хотите шутить и как это стало вашей профессией?
Со школы. Во 2-м классе у меня была виниловая пластинка Петросяна. Как сейчас помню, называлась она «Доброе слово и кошке приятно». Я ее слушал на проигрывателе, запоминал и потом всем пересказывал монологи. Это была моя первая встреча с юмором. У меня был школьный товарищ Петя Павловец. В классе 5-м мы с ним смотрели сценки Винокура. Сами придумать не могли, поэтому с удовольствием впитывали то, что показывали по телевизору, и пытались это повторить. Я записывал на магнитофон эти сценки, записывал только звук и запоминал движения. А потом мы их повторяли на классных часах. Одноклассники смеялись, им это очень нравилось.

Какими качествами должен обладать человек, который шутит? Можно ли их развить в себе, что для этого нужно делать?
В первую очередь, чувство меры: тот, кто прилюдно шутит, не должен материться, быть вульгарным и рассказывать старые анекдоты, которые все слышали и молчат только ради уважения. Это самое основное. А развить чувство юмора вряд ли возможно — либо это дано, либо нет. Можно, наверное, развить чувство зала и чувство пауз, чтобы дать людям посмеяться. Можно актерской игре подучиться. Но не более того.

В каком вузе вы учились? Есть ли в России или за границей учебные заведения, которые могут дать будущему юмористу какой-то полезный багаж знаний?
Направленность вуза никак не влияет на чувство юмора. Можно закончить творческий вуз и ничего не уметь. Есть масса примеров. Я встречал очень многих людей, которые учились в театральном, но им ничего это не принесло, а может, даже и ухудшило ситуацию. Я не понимаю, чему их там учат, если видно, что ничего не выйдет.

Я учился в Лесотехнической академии в Екатеринбурге, на самом сложном факультете – механическом. Постоянно нужно было чертить огромные чертежи и что-то понимать в сопромате и теоретической механике. Но я и во время учебы продолжал заниматься тем же, чем занимался в школе: мы придумывали сценки, номера и показывали это все уже на «большой сцене» в институте.

Отличаются ли наши российские юмористы от зарубежных? Если да, то чем? Есть ли у российского юмора какая-то особая специфика?
Конечно, отличаются. Менталитет у каждой страны свой. Если наш юмор перевести на английский язык — вообще никто ничего не поймет. То же самое можно сказать и о них. Допустим, в Англии юмор более пошлый и зрители его принимают. У нас есть такие программы на телевидении, но кому-то они нравятся, кому-то нет. Даже в Украине «95 квартал» шутит на политические темы и украинцам это смешно, а у нас их шутки про их политику уже не воспринимаются.

Самые гениальные люди это те, чей юмор можно смотреть без перевода во всех странах. Это, конечно же, Мистер Бин. На мой взгляд, он просто бог юмора, хотя многие и называют его придурком, но тут на вкус и цвет.

Есть ли те, кого вы считаете своими учителями; те, к чьим работе и творчеству относитесь с особым вниманием?
Как я уже говорил, я пытался копировать номера в исполнении Винокура и Петросяна, но я их своими учителями не считаю. Это те люди, которые дали мне какой-то толчок в юмористическом плане, дали понять, чем мне нужно заниматься в жизни. Они молодцы, они уже 30 лет смешат людей, пусть не всех, но смешат. И до сих пор имеют свою аудиторию. И как бы там ни ругали Петросяна или еще кого-то непонятно за что, я считаю, что это уникальные люди. Я думаю, для того чтобы критиковать кого-либо, ты должен сам в этом вопросе быть потрясающим виртуозом. А вот Александра Васильевича Маслякова, конечно, можно назвать настоящим наставником. Потрясающий человек. Скольким людям он дал путевку в жизнь. Сейчас они работают на ТВ, пишут сериалы, делают свои программы, снимаются в кино, да и просто, пройдя школу КВН, остаются хорошими людьми. Дай бог ему здоровья.

Не устаете ли вы от того, что нужно так часто быть смешным, веселым и заставлять людей смеяться?
По настроению и по обстоятельствам. Когда ты на сцене — там никуда не денешься. А в жизни, если есть настроение, то можно людей и повеселить. Если нет, то просто сидишь и слушаешь, как веселят другие.

Кого больше в вашей профессии: женщин или мужчин? Как вы думаете, почему?
Мужчин больше, однозначно. Женщинам нужно семью устраивать, детей рожать. Если они и бывают юмористами, то ненадолго, потом они уходят и занимаются семейной жизнью. А смешит их, как правило, уже свой муж: там такая веселуха начинается замужем.

Есть ли возрастные ограничения в вашей профессии, какой-то рубеж, после которого начинать или работать уже не стоит?
Никаких возрастных ограничений нет, тем более в нашей профессии. Если ты захотел в 70 лет летать на «Боинге», то, наверное, это не получится. А если ты захотел стать юмористом и пишешь очень смешные тексты, то можно хоть в 90 лет читать эти тексты, лежа на каталке и люди будут смеяться. Поэтому добро пожаловать в юмор.

Что бы вы посоветовали человеку, который решил, что шутить — это его призвание?
Нужно перестать рассказывать анекдоты, а вместо этого шутить в любой компании своими шутками. Попробовать что-нибудь придумать и посмотреть, будут люди смеяться или нет. Но не нужно проверять свои шутки на родственниках: они не смогут в глаза сказать, что это плохо, потому что это родственники.

Как вы разыгрываете друзей и близких первого апреля?
Мы так часто сталкиваемся с юмором, что внутри нашего коллектива и внутри наших семей вообще не принято никого разыгрывать. Если это и получается, то очень редко и совершенно случайно. Никаких специальных придумок по этому поводу ни у кого нет. Мы и праздника — «дня дурака» или что-то в этом роде — не ощущаем. Он проходит как обычный день.

Читать ответы Андрея Бочарова


Читать ответы Сергея Мезенцева и Владимира Маркони


Читать ответы всех юмористов