20 октября 2021

 $65.52€70.98

18+

«Конституция не стала у нас основным законом страны»

Онлайн-«круглый стол» в «Газете.Ru», посвященный 20-летию принятия Конституции

Фотография: Кирилл Лебедев/«Газета.Ru»

В редакции «Газеты.Ru» в преддверии 20-летия принятия Конституции прошел «круглый стол» с участием политика Людмилы Нарусовой, депутата Госдумы от КПРФ Вадима Соловьева, главы «Фонда конституционных реформ» Олега Румянцева и доктора экономических наук, депутата Госдумы 1-го и 2-го созывов Виктора Шейниса. Конституция — «священная корова» или предмет постоянного совершенствования?

Добрый день! Мы рады приветствовать вас в студии "Газеты.Ru" на нашей онлайн-конференции, посвященной 20-летию принятия Конституции России. Начнем с вопроса, который стоит в заголовке. Зачем вообще нужна Конституция? И прежде чем вдаваться в такую академическую, юридическую глубокую составляющую, вопрос самый простой, для простых людей, которые не являются юристами: зачем нужна Конституция? Что о ней надо знать? Может быть, конкретные нормы? Кроме, скажем, 51-й статьи, о которой все много слышали, что Конституция дает право не свидетельствовать против себя. Надо простым людям, ну, более на бытовом уровне, на самом примитивном, не юридическом, знать о Конституции, о нормах, кроме того, что она есть? // Газета.Ru

Олег Румянцев: Конституция, конечно, нужна по многим обстоятельствам. Мы, в общем, не сторонники фетишизации, конечно, текста Конституции. Потому что это необходимое, но недостаточное условие конституционного строя, но необходимое. По нескольким причинам. В нашей сложной стране — это прежде всего документ программного звучания, документ, который обосновывает, к чему мы, собственно, идем. Мы идем к конституционному строю, демократическому правовому социальному федеративному государству. Это очень важно, эти цели поставлены. Они прописаны в первой главе «Основы конституционного строя». Они очень важны. Поэтому все разговоры: вот нужна национальная идея, нужна антинациональная идея, и так далее.. Общество у нас сложное, но у нас есть вот некий единый знаменатель, единая общая скрепляющая всех цель. Это первая функция. Вторая функция, о которой иногда забывают, потому что сейчас многие говорят о том, что Конституция — цель. Вот выступая недавно в Большом театре, на заседании палат Федерального собрания и Совета законодателей, спикеры палат говорили, что это цель, это важное. Но это не только цель. Извините, это еще и Основной закон, это еще и документ прямого действия. Это высший закон страны, Основной закон государства и общества, который является вершиной всей правовой системы Российской Федерации. Который, собственно, задает эту правовую систему.

Очень важная функция федеральной Конституции, в нашем сложном государстве, — это скрепление государства по вертикали. Федеральный центр и субъекты Российской Федерации, и муниципалитеты, территориальные сообщества. В нашей ситуации Конституция в 1993 году, все как-то об этом забывают, она закрепила то, что начал до нее Федеративный договор делать. Мы в 1992 году достигли договоренности, федеральный центр, тогда слабый, и активные такие, пассионарно ведшие себя субъекты Российской Федерации, которым тем более союзное руководство в марте 1990 года пообещало, что они станут равными в правах с союзными республиками, понимаете. И все сразу... пошел «парад суверенитетов», и так далее. И вот Федеративный договор начал этот процесс разграничения полномочий и предметов ведения по вертикали, и Конституция его завершила, сделав однозначным. Что у нас высшим законом — у нас нет параллельной Конституции, в виде Федеративного договора. У нас есть глава 3-я — «Федеративное устройство» Конституции, и это скрепляет государство.

Четвертая функция Конституции, наверное, может, для кого-то она самая главная, исторически так сложилось, — это документ, который ограничивает власть, законом и правом. У нас эта функция — она, наверное, самая сегодня такая страдающая, мы в долгу перед этой функцией. С этого все конституции начинались. Что самовластие ограничивается правом, конституционным строем, законом. Здесь у нас эта функция Конституции, на мой взгляд, выступает той задачей, которая вот в ближайшей, среднесрочной перспективе, если у меня спросите, что самое главное, — в среднесрочной перспективе, на мой взгляд, как раз и стоит достроить до конца эффективную систему государственной власти, ввести в нее серьезные элементы парламентского и общественного контроля, с тем, чтобы у нас не было искушения злоупотреблять властью, с тем, чтобы не было искушения воровать на всех уровнях из казны, общей казны. С тем, чтобы не было искушения вести «по понятиям», а не по законам и нормам Конституции. Вот эта функция — она, на самом деле, является сутью конституционализма, который лежит в основе Конституции. Ну, можно было бы перечислить массу других полезных, не менее полезных функций. Наверное, я еще скажу о важной функции Конституции. Это документ, закладывающий основы правосознания граждан, как правящего класса, так и простых граждан. Потому что все-таки мало иметь текст, важно еще ввести в каждодневной практике, в соответствии с Конституцией. Вот она закладывает нормы поведения, это очень важно. Это один из социальных регуляторов, который закладывает нормы поведения. Есть еще и другие регуляторы, но их все невозможно объединить в одном документе. Вот это важнейший регулятор. Ну, вот, пожалуй, на пяти этих вот задачах остановлюсь, для чего она нужна.

Виктор Шейнис: Я хотел бы добавить, развить одно из положений, высказанных моим другом и коллегой Олегом Румянцевым. Мне представляется, что Конституция, к сожалению, достаточно противоречивый документ. В ней есть прекрасные главы, которые, не дай Бог, затрагивают сегодня. Это прежде всего первая и вторая главы — «Основы конституционного строя» и «Права и свободы человека и гражданина». И в ней есть главы, которые заслуживают определенной коррекции, которые относятся к организации, структуре, правам, полномочиям государственной власти. Я думаю, что мы к этому вопросу еще вернемся, но сейчас я хотел бы подчеркнуть одно обстоятельство. А именно. Конституция — документ прямого действия.

Права и свободы, которые зафиксированы в Конституции, были прописаны на уровне высших мировых стандартов. Именно эта глава наряду с первой главой получила высокое одобрение Венецианской комиссии. Это орган Совета Европы, который экспертирует и выносит суждения о конституционных законах различных стран. И права человека, по Конституции, являются высшей ценностью — человек, его права и свободы, как сказано в Конституции, это высшая ценность. А вот то, что препятствует этому, то, что этому мешает в нашей жизни, это надо корректировать в других главах.

Вадим Соловьев: Я хочу сказать о том, что я полностью поддерживаю моих коллег по сегодняшнему нашему \«круглому столу\». Да, человеческое общество состоит из отдельных индивидуумов. Для того чтобы вместе существовать, нужно собраться и договориться, нужен общественный договор. То есть договориться о принципах жизни и деятельности, о правах и свободах человека, о том, каким образом существуют органы государственной власти, как они строятся в нашей стране, что у нас за государство, и так далее. Вот это и есть Конституция — то есть общественный договор, Конституция принимается на референдуме, по поводу основополагающих принципов, на которых базируется наше общество.

Конституция имеет непосредственное осуществление, значение. Конституция является высшим документом непосредственного действия. Поэтому граждане должны хорошо знать свои права и обязанности, которые заложены в Конституции, в первую очередь, сегодня. Ну, и во второй главе Конституции четко это указано. С моей точки зрения, очень важные социальные права записаны в Конституции — право на бесплатное образование, на бесплатную медицину, бесплатное жилье. Предусмотрены важнейшие институты и права политические — это и свобода митингов и демонстраций, и плюрализм политический, идеологическое многообразие, и судебная защита, и так далее. То есть фактически в Конституции дан сгусток тех прав и свобод человека, которыми обладает каждый гражданин Российской Федерации. Поэтому знать свои права, и руководствоваться ими в жизни, и требовать от чиновников всех уровней, чтобы они руководствовались в своей деятельности при принятии конкретных решений непосредственно Конституцией, — это нужно каждому человеку. Независимо от того, какую должность он в стране занимает, от президента до рядового рабочего, и так далее. Потому что Конституция как раз определяет все наши права. И в том числе определенные обязанности там. Это и платить налоги, и законы государственные выполнять, и осуществлять службу в армии, и так далее.

Конституция российская -- суперпрезидентская, писалась под Ельцина. Но с 1993 года уже двадцать лет прошло. Насколько она сейчас соответствует уровню развития российского общества? // Алексей

Олег Румянцев: Жизнь в нашем сложном федеративном государстве показала, что нам нужен очень сильный глава государства. Это на самом деле так. У нас нет двухмерного пространства. Допустим, президент — парламент, исполнительная власть — представительная власть. У нас в 3D все, наш федерализм задает нам пространство в 3D. То есть оно сложное, многомерное, оно объемное. И мы видели, что разброд и шатание в Российской Федерации не прекратились с подписанием Федеративного договора. Вот мы с Шейнисом активно участвовали в подготовке Федеративного договора. Более того, мы сделали главное, Конституционная комиссия, и ваш покорный слуга, — мы отбили претензии, что Федеративный договор — это будет документ, согласно которому субъекты как бы учреждают Россию заново. То есть такой аналог Союзного договора, с непредсказуемыми последствиями, после того как, допустим, решат его прекратить. И несмотря на подписание Федеративного договора и принятие Конституции, разброд и шатание продолжались. И все-таки наличие сильного главы государства в 2003 году привело к тому, что уставы и конституции субъектов были приведены в соответствие с федеральной Конституцией. Это очень важно. Если бы не было сильного главы государства, такого бы не случилось. То есть это оправдывает.

Но есть другая сторона. Раз сильный глава государства, он же и глава исполнительной власти, он же и вырабатывает внутреннюю и внешнюю политику, — он является, на самом деле (сегодня 55% опрашиваемых говорят) он является носителем суверенитета и источником государственной власти, а не народ, как это в Конституции (так говорят только 19% опрошенных). Возникают вот эти опасности того, что действительно граждане начинают считать себя, ну, некими такими вассалами при сюзерене.

Газета.ru: А в связи с чем такое происходит?

Олег Румянцев: Это происходит как раз потому, что очень сильный глава государства, концентрирующий в себе все и вся, и представительные функции, и источником добра являющийся, и источником соразмерного наказания, и так далее. В общем-то, по большому счету, не контролируемый никем. Возникает, конечно же, ощущение у граждан, что мы, вот это такая царская традиция, нам присущая, — сакральность власти. И возникает это патерналистское существование, то есть, ну, царь решит. Бояре плохие, зато царь хороший, царь все разрешит. Вот мне кажется, что и самому главе государства, обладающему такими колоссальными полномочиями, конечно же, необходим... вот какая-то коллективная щука, чтобы карась не дремал, всегда нужна коллективная щука. У нас пока такой щуки нет. Во всех странах коллективной щукой является сильный дееспособный парламент. И я абсолютно убежден, что речь сегодня не должна вестись о переходе от суперпрезидентской республики к парламентской, нет. Я думаю, что у нас та смешанная форма правления, которая у нас есть, она может существовать, но только нужно добавить к ней... Даже у нас, вам могут сказать, не суперпрезидентская, а полупрезидентская, — пусть она будет хотя бы на три четверти президентская, не полупрезидентская, как, условно говоря, во Франции, а на три четверти президентская. Дайте парламенту обязательно полномочия контролировать кадры, состав правительства. Не только назначать, давать согласие на назначение ключевых министров, но и ставить вопрос об их отставке и решать этот вопрос повторным голосованием. Этим она будет отличаться от полупрезидентских республик. Но это очень важное полномочие, тогда не будут дремать и более мелкие караси, я имею в виду члены правительства. Дайте возможность не законом, а Конституцией создавать парламентские комиссии по расследованию, для того чтобы факты нарушения прав и свобод человека, злоупотребления властью, все что угодно, казнокрадство, и так далее, кумовство, масса негативных явлений, мы о них должны, конечно, говорить, надо их прекращать, — чтобы они становились достоянием гласности.

Расследования, не только Следственный комитет, Следственный комитет — часть исполнительной власти, он зависим. Чтобы они становились предметами парламентского расследования. И в этом никакого подпиливания ножки стула нет, как вот некоторые сейчас власть предержащие уважаемые товарищи начинают говорить, что вот эта дискуссия о поправках — она... высока у стула ножка, подпилю-ка я немножко. Во-первых, само отношение такое патерналистское очень неприятно. То есть мы что, пациенты детского сада, что ли, те, кто рассуждает об этих всех вещах? Конечно же, нет. Общество хотело бы, чтобы у нас была эффективная дееспособная государственная власть. Можно сказать, более эффективная. Чтобы парламент был надежным партнером исполнительной власти. Но и был достаточно независим от нее, для того чтобы, с участием общества, с участием общественных объединений, осуществлял функции и парламентского контроля, и парламентских расследований, и кадровых полномочий, и обращения в Счетную палату, которые, на мой взгляд, должны давать, если 1/10 часть депутатов обращается, например, оппозиция, то это должно стать предметом рассмотрения Счетной палаты. Потому что должен быть и внутрипарламентский контроль. Он осуществляется оппозицией, всегда и во всех странах. И у оппозиции должны быть определенные права. Мне кажется, что вот такого рода поправки назрели. Но речь не идет о том, что мы сейчас начинаем дестабилизировать. Любые поправки в Конституцию не должны содержать в себе рисков дестабилизации. Они должны содержать в себе зародыши дальнейшего развития, модернизации. Нам очень нужна не консервация, а модернизация. Мы должны быть конкурентоспособными. Об этом говорит и сам президент. Наша юрисдикция должна быть конкурентоспособной. В смысле, не только конкурентоспособная, по сравнению с оффшорами, но и конкурентоспособная, в смысле политической организации общества. И, на мой взгляд, мы изложили... Вот Виктор Леонидович тоже член, у нас есть Конституционный клуб, мы собирались уже целый год, ежемесячно, никем не оплачиваемый, просто энтузиасты. Вот есть такие энтузиасты, не «ботаники», а конституционалисты. Собираются, рассуждают, как можно развивать Конституцию. И в итоге мы вчера обнародовали доклад. И вот люди разных политических взглядов, от, условно говоря, Бабурина и Болдырева, на одном фланге, до Шейниса и Краснова — на другом фланге. Что нас всех объединило. Мы отсекли крайности, отсекли, в чем не согласны. Объединила необходимость размышления о поправках следующего этапа. У нас были поправки 2008 года, вы помните, поправки 2013 года сейчас были президентские. Ни те ни другие не стали предметом общественной дискуссии. Ни те ни другие не стали результатом экспертной дискуссии. Они были актраированы, дарованы сверху. А мы считаем, что общество наше было бы сильным, если бы у нас возродилась и политическая конкуренция, и возродилась бы соответствующая состязательность идей.

И поэтому мы предлагаем на среднесрочную перспективу вот этот пакет поправок. Три главы мы предложили: «Гражданское общество», глава «Избирательная система», как избирать парламент на более стабильных принципах, без политических технологий, и глава «Парламентский контроль». Мы считаем, что если возникнет дискуссия по этим трем главкам, то это может помочь и обществу, и государственной власти сформулировать на будущее третий пакет поправок, который бы на самом деле и восстановил бы, во-первых, общественное согласие; во-вторых, преодолел бы социальный раскол, который налицо в обществе; в-третьих, все негативные явления 1993 года были бы преодолены, в результате которого парламент оказался усеченным. Вот эти предложения нами сделаны. И спасибо уважаемому читателю за этот вопрос. На самом деле они сейчас уже принадлежат обществу. Мы их обнародовали, вывесили на сайте. И вчера была в «Интерфаксе» соответствующая пресс-конференция. То есть просто нормальное конструктивное обсуждение этих предложений.

Газета.ru: То есть это сами люди будут предлагать какие-то изменения.

Олег Румянцев: Пусть люди участвуют в обсуждении. Не просто, вот, что нам делать с устройством власти. Мы показали, что нам делать. Мы показали конструктивный путь. Уже надо, мне кажется, обсуждать конкретно и нормально.

Газета.ru: А власть согласится на это, как вы думаете?

Олег Румянцев: Парадокс всей ситуации состоит в том, что у нас для того, чтобы быть услышанным, нужно обратиться к самому президенту, иного у нас нет пути, конечно же. Мы рассчитываем, что и у президента, и у его окружения возникнет интерес обсуждать этот круг предложений. Конечно же, должны обсуждать и оппозиционные политические силы, безусловно.

Олег Румянцев вынужден нас покинуть, так как убегает на другую встречу. К нам присоединилась Людмила Борисовна Нарусова. // Газета.Ru

Людмила Нарусова: Я хотела бы, что бы вы меня представили как президента Фонда Анатолия Собчака, одного из авторов Конституции. Именно поэтому я здесь.

Виктор Шейнис: Мне хотелось бы несколько развить и откорректировать то, что было сказано Олегом Румянцевым. С тем, что он говорил, в основном я согласен. Но дело в том, что наша Конституция, может быть, не столько сверхпрезидентская, хотя, безусловно, определенная избыточность функций президента в Конституции заложена, сколько она недопарламентская. Мы имеем неполноценный, недостаточно властный, недостаточно сознающий свои возможности парламент. Это связано как с персональным составом, так и с теми полномочиями, которые зафиксированы за парламентом в Конституции. Кроме того, мы имеем зависимую судебную систему. Каждый, кто сталкивался с делами, в которых заинтересованы властные административные органы, совершенно точно знает, что решение судов предопределяется не в зале суда. И, кроме того, мы имеем, вернее, не имеем на деле, хотя оно провозглашено в Конституции, местное самоуправление как важнейший институт, обеспечивающий связи граждан с органами власти. В Конституцию удалось внести, хотя не без сопротивления определенных сил, положения о том, что местное самоуправление не является частью органов государственной власти. Это важный тезис.

Но на практике мы знаем, что, скажем, мэры городов, в особенности крупных городов, назначаются с санкции все той же президентской администрации. Мы знаем, что местное самоуправление не имеет реальных рычагов воздействия на ситуацию. То есть не имеет финансовых ресурсов. Все это в значительной мере связано с положением, записанным в Конституции. А именно, именно президент, по Конституции, определяет основные направления внутренней и внешней политики. Эта формула была перенесена в Конституцию России из советской, горбачевского варианта, Конституции, но там это было закреплено за Съездом народных депутатов. От одного института это было передано другому институту. От коллективного института — институту, возглавляемому персонально. С моей точки зрения, это вообще неверная формула, ибо вся власть не должна быть сосредоточена ни в советах, как полагал, например, Ленин и его последователи, ни в руках президента. Вся система государственных органов должна обеспечивать выработку основных направлений внутренней и внешней политики. Специалисты подсчитали, что постепенно функции президента расширялись, и есть разные оценки — от 200 до 500 различных функций, которые в Конституции не поименованы, были присвоены президентом и осуществляются в порядке «ручного» управления. Я думаю, что Румянцев прав был, когда говорил, что необходимо преодолеть сепаратизм, в особенности национальных республик. И президентская власть была необходима. Кроме того, были конкретные обстоятельства 1993 года, которые тоже потребовали укрепления власти президента. Но развитие шло не в сторону разделения властей, как это зафиксировано Конституцией, создания полноценных противовесов власти президента, а в сторону концентрации власти. В результате мы получили, в значительной мере, персоналистский режим. И когда вы спрашивали у Румянцева, кто может осуществить эти преобразования, наблюдая в течение 13 лет деятельность главного фигуранта, главного действующего лица нашей государственной системы, даже когда то лицо было премьером, а не президентом, я не питаю иллюзий в этом отношении, я думаю, что в конечном счете совершенствование Конституции, исправление перекосов должно осуществить общество. Как, когда оно сможет это сделать — это сложный, многоплановый и дискуссионный вопрос.

Людмила Нарусова: И сопредседателя Конституционного совещания, которое принимало эту Конституцию. Вы знаете, я слышала, что говорил уважаемый мною господин Шейнис, о недопарламентской, замечательный термин. Конституция не только не сверхпрезидентская, но и недопарламентская. И для того, чтобы оценивать сегодня, спустя 20 лет, Основной закон страны, нужно абсолютно точно понимать, в каком историческом контенте, в какой исторический момент она принималась. Она принималась после расстрела парламента, будем называть вещи своими именами. Сейчас любят это слово умалчивать, говорить о конституционном кризисе, и так далее, но тем не менее факт остается фактом. Был расстрелян парламент. В результате противостояния, которое было между Хасбулатовым и Ельциным. И поэтому новая Конституция носит на себе печать вот сиюминутности той поры. Нужно было, в этой конфронтации, усилить правильную власть, как тогда считалось, президентскую власть. А поэтому Конституция, здесь я согласна, действительно слишком пропрезидентская. И недопарламентская, подхватываю термин, который уже использовал господин Шейнис. Потому что 1993 год настолько напугал и парламент, и власть, что родилась эта Конституция тогда, и это наше родовое проклятие. Бывает такое вот, когда рождается что-то, как родимое пятно, — вот родимое пятно, или родимое проклятие, родовая травма, такой акушерский уже термин. Парламент у нас испугался быть расстрелянным, и поэтому то, что мы сейчас имеем в качестве парламента, это, ну, уже не агрессивно послушное большинство, как было когда-то, но, во всяком случае, парламент всегда принимает те решения, которые исходят от власти верховной. Но и верховная власть, испугавшись этой ситуации, того самого родового проклятия, или родовой травмы, и научившись на ошибках, создает такой послушный парламент, который выгоден, который удобен. И мне кажется, вот коллизия того, почему сейчас, если мы будем говорить о недостатках Конституции, они есть, мы не можем отдать это на откуп парламенту.

Парламент у нас, Дума, а потом Совет Федерации, принимают поправки к Конституции, или даже желание изменить эту Конституции, только... а раз она была принята референдумом, только референдумом должны вноситься поправки. Или должно быть создано, по, кстати сказать, российской традиции, Учредительное собрание для принятия Основного закона страны. Но давать это той или другой ветви власти, то ли президенту, то ли парламенту, на мой взгляд, было бы неправильно. Потому что президент, ну, понятна коллизия, но, вы знаете, вот совсем рядом с нашим Днем Конституции, 12 декабря, другой очень памятный для нашей истории день — 14 декабря. Восстание декабристов на Сенатской площади. Я хочу напомнить, что в этот день группа гвардейских офицеров вывела солдат, матросов столицы Петербурга на Сенатскую площадь, требуя, чтобы Сенат присягал не Николаю, а Константину. Это мало кто уже помнит, этот казус двоевластия. И солдаты, матросы, мало что понимающие в конституционных проектах Никиты Муравьева или Павла Пестеля, кричали: «Ура, Константин, и его жена Конституция!» И вот мне кажется, что правосознание большинства наших граждан, включая депутатов, недалеко ушло от того памятного морозного дня на Сенатской площади. Потому что Конституция воспринимается многими как нечто такое вот абстрактное, или «жена Константина», условно говоря. И мне кажется, недостатки Конституции, мы, наверное, об этом будем говорить сегодня, памятуя высказывания свергнутого недавно на Украине Ленина, что лучший способ, поправьте меня, отметить любой юбилей или праздник — это сосредоточить свое внимание на тех недостатках и ошибках, которые там присутствуют.

Я бы хотел к Вадиму Георгиевичу обратиться, как раз продолжая тему. Коллеги отмечали слабость парламента, назвали даже "недопарламент", такой термин. Действительно, на ваш взгляд, нынешняя Конституция... // Газета.Ru

Вадим Соловьев: Я полностью согласен с моими уважаемыми коллегами. И хочу сказать, что печальными последствиями вот этой сверхпрезидентской республики, которая у нас была создана, явилось установление жесточайшей монополии на власть, которая сегодня у нас в стране стала очевидной или становится очевидной для всех. И власть в стране взяла бюрократия. В основном она сформирована была из остатков советской партийной номенклатуры, советской политической партийной номенклатуры, которую впитала в себя «Единая Россия». Если вы на «Единую Россию» посмотрите, то там 90 процентов бывших партноменклатуры находится в этой партии.

Людмила Нарусова: И комсомольцы.

Вадим Соловьев: И комсомольской партноменклатуры, и правоохранительных органов, и так далее. В Компартии Российской Федерации сегодня рядовые коммунисты, в основном, 99 процентов, которые в КПСС не занимали никаких мест, и не были на освобожденной партийной работе. Они свято уверовали в идеи коммунизма, и сегодня они в партии, Коммунистической партии. Несколько там есть человек, которые работали и занимали не самые ведущие места. Даже лидер нашей партии Геннадий Андреевич Зюганов был просто инструктором, одним из работников ЦК КПСС. А сегодня у нас фактически монополия на власть. И помимо того, что президент, президентская власть, вот эта бюрократия сегодня контролирует и парламент, потому что 2/3 сегодня парламента представляют эту «партию власти». И плюс, они подмяли под себя и судебную власть, через институт назначения судей. О местном самоуправлении мы то же самое говорили, что формально оно якобы, по Конституции, и независимо, и отделено от органов государственной власти, но с учетом того, что глава любого муниципалитета шага не может сделать, потому что у него денег нет, чтобы не обратиться к губернатору, а он полностью находится под контролем. То есть мы вернулись фактически через сверхпрезидентскую республику к монополии на власть бюрократии, которая у нас находилась у власти и при царе, и в советский период, бОльшую часть.

Небольшой период парламентаризма был, когда парламентская республика у нас была, и когда парламент определял. Но кончилось это большой кровью, вы помните этот период. И опять бюрократия сегодня у нас фактически установила эту монополию на власть. Я хочу сказать о том, что уважаемые представители демократической оппозиции в 1996 году сделали большую ошибку, что сделали ставку на Бориса Николаевича Ельцина, который как раз и являлся представителем той бюрократической части, которая отказалась от принципов коммунизма, отказалась от коммунистической идеи ради власти. То есть впитал и собрал вокруг себя худшую часть бывшей партийной бюрократии. Если бы Зюганов победил и был какое-то время, в соответствии с законом, президентом, у нас бы была нормальная парламентская республика, по типу обществ, которые сегодня присутствуют в скандинавских странах. И спокойно бы, после двух сроков пребывания, ушел от власти. А сегодня у нас, вы знаете, как президенты передают власть друг другу. Сначала один другому, потом другой назад. И так сегодня пытаются еще и выстроить такую систему политическую, помимо «Единой России», еще создан «Народный фронт». Значит, «Единая Россия» во главе с Медведевым — это консервативная часть, «Народный фронт» во главе с Владимиром Владимировичем Путиным — это социалистическая часть. То есть передавать власть не только президенту друг другу, а еще и парламентскую власть от «Единой России» «Народному фронту», опять назад. То есть мы вернулись практически к тому, с чего начинали, когда начиналась перестройка. То есть вернулось на круги своя. Как была бюрократия у власти — так она и вернулась. Поэтому это большая ошибка.

В нынешней ситуации, вывод какой я делаю, очень много сейчас идет разговоров по поводу необходимости изменения Конституции. Я с Федоровым дискутировал очень сильно на ОРТ, с депутатом «Единой России», который объяснял необходимость изменения Конституции тем, что у нас национальная идея там не записана, о том, что у нас нормы международного права превалируют над национальными нормами. Это все хорошо. Но самое главное, что вот этот момент они используют для чего — для того, чтобы провести полную реконструкцию Конституции. Потому что изменять первую и вторую главы Конституции можно только через принятие новой Конституции и через проведение референдума. То есть я прихожу к выводу, что нашей бюрократии, которая сегодня у власти, уже та монополия на власть, которая есть, уже ей и этого мало. И те права и свободы человека, которые еще держит наша Конституция, они уже их не воспринимают. Напринимали законы, отменяющие бесплатное образование, бесплатную медицину, бесплатное ЖКХ. Поотменялись законы о митингах. Закон о референдуме — по нему референдум провести невозможно. Это все противоречит Конституции, бросается в глаза. Поэтому нужно Конституцию поменять. Законы поменяли — теперь и заложат вот это все в Конституцию. То есть первая и вторая глава, которые сегодня наиболее демократичны, может быть, во всем мире, которые гарантируют права и свободы человека нам всем, сегодня под большой угрозой. Потому что под видом необходимости изменения Конституции наша бюрократия действительно хочет убрать все демократические положения, которые были заложены в 1993 году. И вот этот процесс и начало этого процесса — оно буквально витает в воздухе. То создаются какие-то группы, то якунинский центр начинает какую-то конституцию разрабатывать новую, то Федоров начинает об этом везде разговаривать, о необходимости изменения Конституции. И нас туда втягивает, в этот процесс. Я считаю, пока мы не изменим соотношение сил в Государственной думе, пока оппозиция не получит большинство, трогать Конституцию нельзя. Иначе мы потеряем все демократические завоевания, которые есть, и получим, помимо суперпрезидентской бюрократической республики, еще и усечение прав человека. Поэтому это моя принципиальная позиция, и у нас в КПРФ тоже дискуссия по этому вопросу идет. Потому что, конечно, у нас тоже есть предложения, которые мы бы хотели внести в Конституцию. Но кто же нам даст внести эти предложения.

Людмила Нарусова: Можно я продолжу? Вот последняя ваша фраза, редкое, что вызывает у меня согласие с КПРФ, но в данном случае, то, что Конституцию нельзя менять, а уж если менять, то уж никоим образом не депутатским корпусом, с этим я абсолютно согласна. Вы знаете, вообще, главный недостаток нашей Конституции, если мы все-таки будем сосредотачиваться сейчас на этом, это декларативность. Вот идеологию, концепцию брежневской конституции она, в этом смысле, абсолютно сохранила. Вот провозглашаются, декларируются права, но они другими, уже подзаконными актами или федеральными законами, нарушаются. Конституция не стала у нас Основным законом страны, как вот, знаете, как Библия для религии. И в связи с этим я хочу рассказать любимый анекдот юриста и одного из авторов нашей Конституции Анатолия Собчака. Приходит гражданин к юристу и говорит: «Скажите, пожалуйста, я имею право?» — «Имеете, имеете.» — «Скажите, но вот имею ли я право на...?» — «Имеете, имеете». Гражданин понимает, что надо иначе сформулировать вопрос, и говорит: «А скажите, могу ли я...» — «Нет, не можете». — «Могу ли я...?» — «Нет, не можете». И в этом — квинтэссенция и самый главный недостаток декларативности основных статей, которые есть в Конституции. Право на труд, право на образование, право на медицину. Вы имеете право, а можете ли вы? Как в этом анекдоте. И получается вот этот конфликт декларативных прав и реального, то, что Конституция не стала законом прямого действия. И конфликт этих декларативных прав и реальной жизни, то, что Конституция не работает как закон прямого действия, он очевиден.

Какие статьи Конституции РФ нарушаются, по вашему мнению, наиболее часто? // Николай

Людмила Нарусова: Практически декларативные статьи, по которым вот человек имеет право, если мы поставим вопрос: а могу ли я? — получим, естественно, отрицательный ответ — нет. Это же касается главных. Вот, при всех недостатках нашей Конституции, я считаю, что, первое — ее нельзя менять. Знаете, вот как во Франции: написали Кодекс Наполеона, в те времена, кстати, тоже очень быстро, в политической такой ситуации, — но он до сих пор действует. Вот Конституция на то и Конституция, чтобы действовать долго. Мизулина (глава думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей. — «Газета.Ru») говорит: давайте православие в преамбулу Конституции. Она забывает, что, вообще-то, она юрист, что у нас светское государство и церковь отделена от государства. То в школах уже начинаются уроки, где детям из пазлов в начальных классах дают собирать сотворение мира, и так далее. Уроки, и так далее. Конечно, я отношусь к этому отрицательно. Не потому, что я атеист, нет, я крещеный человек. Но Конституция у нас есть, и эти вещи надо неукоснительно соблюдать. И в угоду какой-то идеологической конъюнктуре, когда духовность подменяется религией, мы не должны делать эти вещи в Конституции.

Потом, права и свободы человека. Вы знаете, чем эта Конституция отличается от всех предыдущих? Впервые удалось, с большим трудом, не дадут мне соврать коллеги, принимавшие в этом участие, поставить человека над государством. И вот эти первые статьи нашей Конституции, напомню: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью, и признание и соблюдение этих прав — обязанность государства». Государство должно соблюдать наши права. И следить за тем, чтобы все другие органы, в том числе правоохранительные, эти права нам помогали от имени государства соблюдать.

Газета.ru: То есть проблема не в Конституции?

Людмила Нарусова: Проблема не в Конституции, это записано. Проблемы в правоприменительной практике, и в том, что Конституция не имеет, к сожалению, пока прямого действия. Я могу прийти с этим законом и сказать: дайте мне это право или дайте мне эту свободу. И обязаны государственные органы мне это давать. А принимать, в связи с партийными разборками, политической конъюнктурой, какие-то подзаконные акты, которые эти права ограничивают или сводят на нет, — недопустимо.

Виктор Шейнис: Я очень во многом согласен с тем, что говорили коллеги. Собственно, наверное, в главном согласен. Но тем не менее мне хотелось бы сделать несколько замечаний, ну, так сказать, заметки на полях. Вопрос о Конституции, о том, насколько правомерно притрагиваться к нынешней Конституции. Я думаю, что необходимо разделить вопрос. Что касается первой и второй глав, то из тех глав, которые цитировались здесь уже, и Людмила Нарусова только что цитировала, я думаю, что может быть верным только одно выражение: руки прочь от этих глав Конституции. Когда, в общем, люди... Я работал с Еленой Борисовной Мизулиной, я высоко ее оцениваю как юриста. Но то, что она делает, и в комитете, где был проведен известный закон \«Димы Яковлева\», людоедский закон, безусловно, и то, что она сейчас говорит о православии, это очень, я позволю себе сказать, достаточно недостойная роль для гражданина и юриста. Иное дело, прочие главы Конституции. Те, которые следуют за первой и второй. Вот здесь, по-видимому, изменения необходимы. Людмила Борисовна совершенно справедливо говорит: где же гарантия реализации этих замечательных прав? Эти гарантии могут быть обеспечены только реальным осуществлением народоправства. То есть тем обстоятельством, что именно народ является источником власти. А для этого необходимо то, о чем уже здесь говорилось, — полноценный парламент, суд, в который можно обратиться и получить защиту прав, органы местного самоуправления и так далее. Все это необходимо иметь. Что касается вот этих последующих глав, то для того, чтобы их изменить, не требуется ни Учредительное собрание, которое у нас названо Конституционным собранием в Конституции. Слава богу, нет закона, пока что, о конституционном собрании, и чем дольше его не будет — тем лучше, не будут посягать на Конституцию в целом, и вот на эти первые главы. Что же касается других глав, то там поправки жизненно необходимы. Но беда в том, что нынешнее собрание эти поправки провести не сможет. Я думаю, что коллега Соловьев со мной согласится в том, что при нынешнем составе депутатского корпуса осуществить необходимые демократические поправки в Конституцию совершенно нереально.



Газета.Ru: А как это сделать? Что, референдум опять?

Людмила Нарусова: Только. Конституция была принята референдумом, и отменить или изменить ее может только референдум.

Виктор Шейнис: Первые главы Конституции. Внести изменения в главы с третьей по восьмую может парламент. Но для этого необходима политическая реформа, в частности, восстановление избирательной системы, которая разрушена, восстановление судебной системы, которая приведена к послушанию. Ведь даже такой вопрос, как перемещение судов в мой любимый Ленинград, из которого я вышел, совершенно, на мой взгляд, бессмысленный, решается не самими судьями, не в результате широкого обсуждения, а потому, что вот такой росчерк пера, такое соображение пришло в голову нашему руководителю. Поэтому на данном этапе задача экспертного сообщества, задача демократических организаций, партий заключается в разъяснении народу, что необходимо делать с Конституцией. Вот у меня перед глазами последний опрос \«Россияне о Конституции\», опрос, проведенный, собственно, самым честным, порядочным и профессиональным центром, а именно Левада-центром. Не случайно ему предъявлены обвинения в том, что якобы он является иностранным агентом. Так вот, по данным Левада-центра, только каждый десятый опрошенный сообщил, что хорошо помнит содержание Конституции. Только пятая часть россиян полагает, что действующая Конституция полностью отвечает нуждам страны. И около половины не имеют мнения о соответствии Основного закона положению дел в стране. Только треть опрошенных россиян считает, что власти в полной мере, или в основном, соблюдают Конституцию. Это очень печальная констатация, к 20-летию.

Людмила Нарусова: «Конституция — жена Константина\», вот что у нас получается.

Газета.ru:То есть получается, что референдум тоже опасно проводить в этой ситуации?

Виктор Шейнис: Референдум на данном этапе ничего не даст. Равно как и Учредительное собрание. Поэтому я полагаю, что в праздновании Конституции, 20-летия, которая во многом помпезна, которая во многом казенна, в праздновании есть один позитивный момент — а именно, привлечение внимания общества к Конституции. Может быть, кто-то, выслушав лозунги, прослушав, прочитав, скажем, ту беседу, которую вы опубликуете, возьмет Конституцию, прочитает и задумается.

Людмила Нарусова: Хотя бы из любопытства.

Виктор Шейнис: Очень хотелось бы, чтобы это происходило.

Вадим Соловьев: Можно мне продолжить? Я хочу сказать,что, безусловно, в политике тупика и безвыходного положения не бывает. Выход бывает самых разных направлений. Или демократическим путем, путем выборов, приходит к власти оппозиция. Она получает большинство в парламенте, выигрывает выборы, президентские, и так далее. Либо, если в стране тотальная фальсификация выборов, как в Египте было, когда Мубарак за три месяца до революции получил 86 процентов на выборах президента, и сколько он, пять раз по 86 получал. И кончилось это тем, что через три месяца после этих выборов все пошло вразнос. Поэтому ситуацию мы видим каким образом: оппозиция должна прийти к власти, победить. И она должна объединиться, в моем понимании, вокруг самой сильной партии, которая сегодня оппозиционная партия, Компартии Российской Федерации. И правая оппозиция, и левая, и «зеленая». Только ради чего, ради одного — ради того, что коммунисты берут обязательство после прихода к власти, значит, они меняют систему выборов. Точно так, как сделали в Молдавии коммунисты. Что они сделали. Они передали оппозиции всю избирательную систему. То есть у них возглавляет избирательную систему оппозиция. И поэтому закладывается фундамент невозможности фальсификации выборов. Потому что сегодня избирательная система — она полностью в руках «Единой России». Возьмите Центральную избирательную комиссию, участковые комиссии, — там 97 процентов, 96 процентов представители «Единой России». И плюс местная власть, которая контролирует полностью выборы, и дает тот результат, который ей спускают сверху. Вот эту систему нужно разрушить и провести честные нормальные демократические выборы. И уже в результате этих выборов сформировать парламент. И уже тогда возвращаться к вопросу проведения Конституции. Согласитесь, звучит фантастично...

Виктор Шейнис: Не разрушить, а демонтировать систему. Вы согласны?

Вадим Соловьев: Вы знаете, я хочу сказать, что ее, может быть, разрушать и не надо до конца. Но ее нужно полностью реформировать. С тем чтобы избирательная система обеспечивала на выходе волеизъявление избирателей-граждан. Чтобы результаты выборов соответствовали волеизъявлению граждан. Проголосовали за коммунистов — коммунисты были у власти. Не смогли они выполнить свои обязательства — прошли честные выборы, пришли социалисты. Значит, социалисты побыли какое-то время — правые их сменили. Но в результате честных нормальных демократических выборов, которые есть. А у нас же сегодня ситуация зависла. Бюрократия взяла под контроль полностью всю систему выборную, полностью власть под свой контроль. И она сама себя воспроизводит. Посмотрите, как парламент...

Людмила Нарусова: Клонирует.

Вадим Соловьев: Да, клонирует фактически. Сегодня исполнительная власть клонирует парламент. Такой, какой она хочет. Она сегодня клонирует судебную власть. Она сегодня клонирует все центральные телевизионные каналы, ну, средства массовой информации, которые в большинстве будут. И вся избирательная комиссия у них в руках. И вот этот механизм — он постоянно работает, работает, сам на себя. Вот мы должны из этого замкнутого круга выйти. И осознать эту идею. Я в 2003 году, еще в 2003 году, накануне выборов, об этом говорил, что надо всей оппозиции объединяться, в защиту Конституции, в защиту честных выборов. И с тем, чтобы победить на выборах, с тем, чтобы изменить всю эту систему формирования власти. Если мы это не сделаем, у каждой политической системы есть запас прочности. Если политики это не сделают, нормальным демократическим путем, это сделает майдан, это сделает улица. Значит, она выйдет, и, в конце концов, когда наши ресурсы закончатся, когда нефть упадет, еще там что-то произойдет, — мы против того, чтобы наша страна снова пошла по этому пути. Мы за свободные честные выборы. Поэтому я хочу сказать о том, что нам всем надо сегодня осознать, и правым, и левым, и демократам, и «зеленым», и всем, в какой тупик завела нынешняя исполнительная власть нашу страну. И только объединив все свои усилия, мы сможем нормальным демократическим путем, и объясним населению, что не 17 процентов на выборы пришло, а пришло 70 процентов. Уверен, что если придет 70 процентов, сфальсифицировать выборы они не смогут. Вот это задача сегодня.

Людмила Нарусова: Можно я продолжу? Идея об объединении — она не нова. И накануне выборов 2000 года еще, мой муж, Анатолий Собчак, был еще жив, он высказывал идею объединения всех демократических сил. Но вы помните, тогда была борьба амбиций, каждый хотел быть главным в списке, или во всяком случае в первой тройке, и так далее. Это беда российской молодой демократии. И надо сказать, к чести власти, что она прекрасно понимает, что вот этот раздрай будет только способствовать. И сейчас, казалось бы, демократическая уступка, разрешена масса партий — партия лысых, партия рыжих, партия любителей пива, партия противников пива, — сколько угодно. Но вот когда это лоскутное одеяло, в виде огромных списков, будет предъявлено избирателю на выборах, когда там больше 20 партий, а может быть, сейчас, по-моему, их еще больше, то разбираться в этом не смогут. Но каждый вот хочет быть \«первым парнем на деревне\», в своей партии, состоящей из родственников и соседей, и ни в коем случае не хочет уступать, для того чтобы соединиться и создать какой-то единый блок, противостоящий нынешнему, скажем, большинству в парламенте. Давайте зададим себе вопрос и сразу попытаемся ответить: какие изменения, мы говорим об изменениях в Конституции, назревших, были сделаны, что изменилось в Конституции за 20 лет? То, что было проведено через парламент, через послушный парламент, властью в интересах власти. Это, первое, изменение сроков президентского правления, с четырех до шести лет. Ну, и, как уступку, изменения срока Думы Государственной, нижней палаты парламента, с пяти до шести.

Газета.Ru: А как бы Анатолий Собчак отнесся к этому, интересно? // Газета.Ru

Людмила Нарусова: Я не беру на себя смелость сказать, как он бы отнесся, думаю, отрицательно. Но я лично голосовала против этого. И более того, мой, скажем, конфликт в Совете Федерации начался с того, что если уж мы меняем Конституцию для нижней палаты парламента, давайте изменим одно слово: вместо «Совет Федерации формируется» — «Совет Федерации выбирается, избирается». Почему для верхней палаты парламента мы не сделаем прямые выборы сенаторов. Вот это была моя идея. Если уж мы самые фундаментальные вещи меняем в Конституции, срок для Государственной думы и президента, почему для верхней палаты парламента не сделать изменение всего одного слова. Здесь встали, знаете, как Брестскую крепость, стали вдруг защищать мои коллеги Конституцию: ни в коем случае нельзя менять. И вот этот избирательный подход, почему для чего-то можно менять, а для чего-то нельзя, — он очень опасный. Вот это и говорит о том, что пока у нас есть это большинство, которое услужливо делает под козырек всем инициативам, направленным на одну сторону, но абсолютно отсутствует желание или даже не возникает это желание изменить что-то другое. Вот этот пример изменения Конституции. Сейчас следующий пример — объединение Верховного суда и Высшего арбитражного суда. Опять это делается только Думой, хотя это конституционное положение. Это записано в нашей Конституции. И, кстати сказать, это противоречит... вот только что мы издали собрание сочинений Анатолия Собчака, где очень представлен проект его конституции, конституции, которую вместе с Сергеем Алексеевым, признанным правоведом, недавно ушедшим из жизни, была взята в основу проекта, еще 1989 года, созданного Андреем Сахаровым. Вот тот проект конституции Андрея Сахарова был взят в основу этого проекта. И там, кстати, вопрос о судебной власти рассматривался не совсем иначе. Цитирую: «Вовсе не случайно в проекте конституции Андрея Сахарова было намечено формирование единого верховного суда, особыми палатами которого мог бы стать проект арбитража и конституционного суда. Конечно, возможны и варианты. Оправданным было бы построение высшего правосудного органа, когда бы он непосредственно рассматривал все вопросы конституционного порядка. А палаты, подчиненные верховному суду, выступали бы в качестве высших инстанций по категориям дел». То есть этот проект был отвергнут.

Кстати сказать, было отвергнуто и еще одно, тогда это возникло в проекте той конституции, которую Андрей Сахаров, Сергей Алексеев и Анатолий Собчак предлагали. Памятуя печальный опыт ввода советских войск в Прагу и в Афганистан, был такой пункт, о том, что Российская Федерация не имеет целей экспансии... Послушайте, как это актуально звучит: Российская Федерация не имеет целей экспансии и агрессии, или мессианства, в своей внешней политике. Также предлагался запрет на партийность, любую, в армии, в госаппарате и в правоохранительных органах. Вот этот запрет, который лишил бы возможности неправовых, неконституционных, а вот таких деловых обыкновений, возможность влияния, в том числе на результаты выборов, — мы знаем, как голосует армия, мы знаем, как правоохранительные органы, которые обязаны выполнять приказы своих командиров, голосуют, и так далее. Еще один пункт, не могу сейчас об этом не сказать: принятие государственными органами партийных программ не допускается. Не может государство финансировать партийные программы, одну из программ. Я много езжу по стране. Еду в провинциальном городе и вижу: «Эти дороги строятся по партийной программе «Единой России»». А почему, собственно, бюджет всей страны идет на одну из партийных программ? Причем ответственность за плохие дорогие возлагается уже на государство. Понимаете, что получается. Но, к сожалению, эти статьи не вошли в тот проект, который был принят. Мы говорим о том, что он был компромиссным, призванным синтезировать разные настроения, идеологию разных слоев общества. Но мы имеем то, что имеем. И хотя бы это должны неукоснительно выполнять.

Считаете ли вы, что Конституция в России превратилась в формальный документ, если в нее постоянно вносятся изменения, а также если Конституцию не соблюдают ни депутаты, ни президент? // Екатерина

Людмила Нарусова: Понимаете, она превратилась, только не потому, что она плохо написана. Нет, там есть действительно недостатки. Но прямое соблюдение Основного закона прямого действия гарантировало бы, чтобы она в такую ширму декоративную не превращалась. Да, сейчас, к сожалению, мы имеем дело... я не могу назвать это даже безграмотностью. Та же Елена Мизулина, которая фантасмагорические идеи предлагает в Конституцию, или господин Федоров, который хочет с ног на голову перевернуть примат прав человека над государством. Он уже предлагает, по-моему, вообще, давайте отменим запрет в Конституцию на то, что какая-то идеология будет господствующей. Вы помните, с каким трудом была отменена Съездом народных депутатов во главе с Сахаровым 6-я статья. Молодежь этого даже не помнит, но была в брежневской конституции такая 6-я статья о монополии одной партии — КПСС, и идеологии ее. Отменили, с большим трудом. И сейчас мы хотим в те года возвратиться? Как это у Пушкина, «Ужели в те года мы снова возвратимся?» Давайте отменим, должна быть государственная идеология, должна быть государственная идея, или национальная идея. Но это уже законы общества. И самая большая ошибка, мне кажется, то, что многие депутаты, ну, это написано в Конституции, что, смотрите, у нас Основной закон государства и общества. И опять, не могу не процитировать Анатолия Собчака: «Основной закон государства и общества. Должно быть основной закон государства. Потому что мы, депутаты, не в ранге Господа Бога. Общество жило, живет и будет жить по своим собственным законам, которые не сродни юридическим, а лишь имеют юридический характер». И поэтому никакой принципиальной точки зрения, скажем, с брежневской конституцией, где написано «Советский Союз является общенародным государством», или нынешней Конституцей — «Российское государство является социальным государством», — нет, слова разные — смысл один, опять же, декларация. Да, это недостаток ее. Но на то и должны быть грамотные депутаты, чтобы понимать и разделять законы общества, по которым оно живет, законы общественные, и законы юридические, которым должна быть Конституция. А вот менять это и снова вводить идеологию или там православие. Это общество, это не идеология государства. Или, еще хуже, пытаться регламентировать. И общество, во всех смыслах, там кто с кем должен жить, сколько детей рожать, рожать ли от суррогатной матери, и так далее. Это совершенно иные вещи, разной плоскости, юридические.

Можно я сформулирую вопрос Виктору Леонидовичу? Собственно, мы знаем, опыт есть у других стран, работы Конституции. Работает во Франции, работает в США, Кодекс Наполеона, как Людмила Борисовна упоминала. Виктор Леонидович, почему у них получается соблюдать, жить по этой конституции, власть следует этой конституции, это действительно у них "священная корова", как в США, а у нас нет? И что нужно сделать у нас, чтобы это тоже начало работать? // Газета.Ru

Виктор Шейнис: Видите ли, вот меня всего более волнует вопрос, что сделать, чтобы Конституция была работающей. Чтобы все статьи, которые в нынешних условиях являются декоративными, заработали. Отчасти я уже об этом говорил. Вот Людмила Борисовна предложила, ссылаясь на Анатолия Александровича, с которым мы вместе работали на Конституционном совещании, предложила ввести, скажем, статью о том, что запрещается внешэкспансия.

Людмила Нарусова: Нет, ссылаясь на Андрея Дмитриевича Сахарова. Это его текст, который был взят в ту статью.

Виктор Шейнис: Совершенно верно. Ну, добавили бы эту статью. У нас есть статья, согласно которой использование войск за границей допускается только с санкции Совета Федерации. Прекрасно. Начинается кавказская война, и войска используются за границей. И останавливается поход на Тбилиси благодаря визиту французского президента, а не в силу каких-то конституционных ограничений. Вот все дело в том, что руки у власти развязаны, в этом главная беда. Что, действительно, как говорилось в начале нашей беседы, президент наделен пусть не сверхпрезидентскими, но избыточными функциями. А другие органы власти ограничены. Теперь дальше. Что делать, чтобы эти органы, хотя бы в пределах своих функций, зафиксированных Конституцией. Их надо усилить, и Румянцев правильно говорил о парламентском контроле, о том, что необходимо добавить это в Конституцию. Это все очень хорошо и правильно. Но что сделать, чтобы это заработало? Вот вы у меня спрашиваете, почему в других странах работает конституция. В других странах существует... скажем, в тех же странах Восточной Европы, с которыми мы вместе выходили из коммунизма, — существует система, при которой оппозиция может побеждать на выборах, сменять власти. И прекрасно известно, что на следующих выборах, наоборот, может вернуться та партия, которая потерпела поражение. Эта система вытекает уже не из самих положений конституции, хотя, конечно, ею закрепляется, а из того, как к этому относится общество, из того, как общество оценивает роль власти, как оно относится к различным институтам. К сожалению, у нас не только сверхпрезидентская, или избыточно президентская, Конституция, у нас избыточно президентское мышление, в значительной части нашего народа. И проведите выборы. Ну, вот коллега Соловьев, я очень жалею, что он ушел, потому что мне хотелось сказать то, что я сейчас скажу, в его присутствии. Я с уважением отношусь к лично его деятельности. Я слежу за тем, что происходит в Думе. И большинство его инициатив мне кажутся разумными, и дай Бог ему удачи в том, ради чего он ушел. Но сама по себе идея объединения всех сил, противостоящих власти, это достаточно сложная, спорная, дискуссионная идея. Коллега Соловьев довел ее до того, чтобы объединиться вокруг Коммунистической партии. А Людмила Борисовна продолжила таким образом, что вот плохо, когда разные люди конкурируют друг с другом за первые места в списке.

Людмила Нарусова: Из одной и той же партии.

Виктор Шейнис: Так в том-то и дело, что партии разные. И я бы никогда в жизни...

Людмила Нарусова: Извините, я сказала о том, что конкурируют в рамках одной партии, кто будет какое место в списке занимать, вот это опасно. Не про разные партии, там нормальная конкуренция.

Виктор Шейнис: Это не столь уже опасно, то, что внутри партии. Как раз там должен происходить отбор. А конкуренция как раз при создании блоков. Вот я бы никогда не вошел, и своей партии никогда бы не посоветовал войти в единый блок с Коммунистической партией, в которой, скажем, на первом месте уже десятки лет стоит, в общем, заурядный аппаратчик. Почему Зюганов в 1996 году проиграл выборы? У меня есть ответ. Потому что он все время размахивал знаменем, на котором нарисована самая мрачная фигура в истории России — фигура Иосифа Сталина. Никогда объединение вокруг партии, для которой Сталин некий символ добра, никогда этого объединения не произойдет. Что же делать. Есть оппозиция действующей власти со стороны с правой, с левой, или как угодно считайте это, со стороны демократов, со стороны коммунистов. Я полагаю, что и коммунисты, и демократы будут выступать со своими списками. Плохо, что демократы не могут договориться. Плохо, что у коммунистов отъедает голоса совершенно, как бы это повежливее сказать, партия, лидер которой является этаким цирковым деятелем, — я имею в виду партию Жириновского. Вот это достаточно ослабляет, конечно, натиск. Но в чем я согласен с Людмилой Борисовной — в том, что необходимо искать точки соприкосновения, точки согласия. Беда нашей Конституции 1993 года в том, что это была Конституция победителя, который навязывал, по целому ряду вопросов, свои правила игры. А необходимо по конституционным вопросам, при различии там отношения к Сталину, отношения к Гайдару, отношения к либеральным реформам, отношения к советскому прошлому, — давайте отведем это в сторону. Каждый верует в своего бога, но давайте договоримся по некоторым вопросам, по которым можно договориться. А можно договориться, как я вижу, и знаю по выступлениям, по тому, чтобы усовершенствовать Конституцию, усовершенствовать принцип разделения властей, создать, повторяю, полновесный парламент, независимый суд, реальное местное самоуправление, которые будут оказывать влияние. Я, вообще-то, оптимист. Но, знаете, есть такое изречение, мне недавно его рассказали, высказывание Черчилля, почему надо быть оптимистом. Потому что какой смысл быть кем-нибудь иным, кроме как оптимистом? Тем не менее при всем моем оптимизме у меня нет веры в то, что в ближайшем будущем мы увидим небо в алмазах, как чеховские герои говорили. Но работать в этом направлении надо. Надо, чтобы не было вот этого незнания Конституции. Чтобы общество поняло, что Конституция должна быть действительно реальным законом государства. А общественные законы — они сложатся. Я согласен с госпожой Нарусовой, они сложатся из реального взаимодействия общественных сил.

Людмила Борисовна, я хотел вот на что обратить внимание. Вы сегодня очень часто цитировали Собчака. В общем, известно, что Владимир Путин, нынешний президент, и Собчак были как бы членами одной команды. Более того, Владимир Владимирович до сих пор относится к Собчаку с большим уважением и пиететом. Но, несмотря на это, именно президент Путин в последние десять лет внес те изменения, о которых мы говорили, которые только усилили перекос в сторону исполнительной власти. Получается, что Владимир Путин забыл заветы Собчака? // Газета.Ru

Людмила Нарусова: Думаю, что нет. Потому что он присутствовал на презентации и помогал, кстати сказать. Мы издали вот это 6 сентября. В Петербургском университете на юридическом факультете мы это презентовали. И он, хотя был очень загружен, в это время шел саммит, встреча с Обамой по поводу Сирии, и так далее, — он пришел, и, надо сказать, не просто присутствовал, а он знал и позицию Анатолия Собчака, и, надеюсь, читал сейчас уже те статьи, которые были написаны почти 15 лет назад. Но, вы знаете, власть ведь очень сильно меняет людей. И власть, на мой взгляд, это касается и Владимира Владимировича, — политическая целесообразность подменяется, становится выше права. Вот это самая опасная вещь, которая может происходить. Кстати сказать, это касается в полной мере и парламента, и депутатов. Вот сегодня у нас политическая целесообразность, давайте-ка примем вот такой вот, сегодня. И отодвинем, ну, если не предадим забвению, то закроем глаза, на те вещи, которые явно противоречат Конституции. Ну, скажем, те репрессивные, сейчас, правда, уже говорят, что давайте их смягчим, законы, против которых я тоже выступала в Совете Федерации, относительно митингов и собраний. Вот, понимаете, были приняты. Причем, как это было принято, после 6 мая. В Совет Федерации этот закон поступил в час ночи, в 10 утра мы собрались их принимать. Никто не имел возможности, даже процедурной. Правда, нам объясняла Матвиенко, что в 8 утра два комитета все-таки собирались где-то там, никто не знал, где и что. И приняли, естественно, приняли. Я в знак протеста тогда просто вышла из зала, потому что я не могла принимать участия в нарушении той Конституции, которая с такой кровью была выстрадана и написана. Но это что, политическая целесообразность, сиюминутная, сегодняшняя, берет верх над правовыми нормами, закрепленными и в Конституции, и, кстати, в других законах.

Газета.ru: А вы во время этой встречи говорили с президентом об этом?

Людмила Нарусова: Он прекрасно это знает.

Газета.ru: И какова его аргументация?

Людмила Нарусова: Нет, я не говорила именно об этих проблемах. Но, в принципе, суть вопроса он прекрасно знает. Но, наверное, у него есть другие советники.

Людмила Борисовна, Виктор Леонидович, спасибо большое, что пришли к нам в гости. У нас полтора часа уже длится наш "круглый стол". // Газета.Ru

Людмила Нарусова: Главным результатом наших сегодняшних бдений должно быть только одно: чтобы люди осознали дарованное им Основным законом страны право — быть гражданином. Самому быть и источником власти, самому знать, что его права и свободы гарантированы ему Основным законом. И оперуполномоченный районного отделения милиции не может применять к нему меры, противоречащие тому, что ему дает Основной закон страны. Или главный врач поликлиники районной. Вот понятие это, понимание этого составляет суть того, о чем вы говорили, — почему не работает Конституция. Да потому, что не овладела она массами. Потому что вот такая печальная статистика, которую коллега Шейнис приводил, опросы общественного мнения. Потому что вот со времен декабристского восстания конституция — это жена Константина. Это укоренилось в сознании наших граждан. Что это какой-то один документ, существующий где-то глубоко, или высоко. А вот инструкция местного начальника — вот это и есть основной главный документ для жизни. Вот это противоречие могут устранить только сами люди.

Будем надеяться, что это произойдет в преддверии 20-летия Конституции. 20-летие только на такой печальной ноте, минорной. Праздновать-то особо нечего, получается. // Газета.Ru

Людмила Нарусова:. Вы знаете, давайте не пенять на зеркало. Если люди не знают своих прав и не умеют за них бороться, то что ж делать, это та беда, которую нам всем вместе надо изжить.

Спасибо огромное. // Газета.Ru


58

Почему у нас в России юридическая конституция все больше отдаляется от фактической? Другими словами почему наша конституция становится все более фиктивной? // Евгений


57

Соответствует ли Конституции пожизненный запрет на работу с детьми для лиц ранее судимых по тяжким преступлениям? У меня педагогическое образование и погашенная судимость по ст. 213 УК РФ - хулиганство. Не принимая во внимание вопрос о качестве и справедливости российского правосудия, подчеркну, что осужден я за действия не причинившие вреда ни одному конкретному человеку (пострадала лишь муниципальная собственность). Тем не менее на данный момент я являюсь гражданином, «имевшим судимость за преступления против общественной безопасности», что в соответствии со ст. 331 Трудового Кодекса пожизненно лишает меня права преподавательской деятельности. Как человек полностью исправившийся и искупивший свою вину перед обществом я хотел бы приносить пользу этому обществу преподавая историю в школе, но лишен этой возможности. С подобными проблемами сталкиваются тысячи людей в нашей стране. В июле КС рассматривал вопрос о соответствии Конституции норм Трудового Кодекса, но оставил в силе пожизненный запрет на преподавательскую деятельность для ранее судимых «за тяжкие преступления». Справедливо ли это решение КС и можно ли его оспорить в дальнейшем? // Станислав Карпов


56

Объясните мне, о чем вы? Гражданам по конституции положены - 1. свобода передвижения - по факту платные дороги и парковки. 2. гарантия на бесплатное образование - по факту делают платным. 3. бесплатная медицина - её нет (личный опыт) 4. природные богатства принадлежат всем россиянам - по факту 5-10 людям причем в большинстве случаев экспортная цена ниже чем на внутренний рынок, как было с бензином. и таких примеров множество стоит только затратить чуть больше времени. // Александр


55

а сколько у нас конституций? 1. на основе конституции создаются федеральные законы, для чиновников высшей вертикали власти одна конституция, 2.конституция и федеральные законы для средних чиновников другая конституция, 3.для рядовых граждан. Нужно научиться жить по одной конституции и строго выполнять её. // Жан


54

По конституции Путин не должен быть президентом. Он грубо нарушил закон о бюджете 2012 года, когда исполнял роль премьера. Без согласия госдумы , СФ, без внесения поправок в закон он изьял из бюджета на 2012 30 миллиардов рублей на приобретение и монтаж видеокамер на избирательных участках по выборам президента РФ 2012 года. Эти видеокамеры пользы не принесли. Все махинации с выборами происходят за пределами избирательных участков. На мои запросы в госдуму, в Совет федерации, Чурову, в Администрацию президента, в конституционный суд, никто не дал мне ответа на вопрос:» На основании какого законодательного акта или поправок к закону о бюджете на 2012 из него были изьяты 30 миллиардов рублей на приобретение видеокамер» Путин тратит народные деньги, не считаясь с нуждами простых людей. Не работает программа «Жилье 2010-2015» На 30 миллиардов рублей можно было построить 1000 квартир и дать нуждающимся , стоящих годами в очереди на субсидии. Изгнали людей с Севера, лишив их жилья. Семьи северян вымирают , потому что людям жить негде. Прощают долги многомиллиардные Кубе, Латинской Америке, Африке. А народ спросили? Стыдно было , когда при наводнении на Амуре показывали сараи, называемые домами. Позор. О какой конституции можно говорить? Да, прошло 20 лет. Это конституция геноцида российского народа Президент как гарант ее не выполняет своей роли. Кому нужна такая конституция. ? Ей в России не повезло начиная с ее рождения 1918 года. Ее меняют, как перчатки. // Виктор


53

Мне 53 года, трое детей,в армии служил, всю жизнь проработал на заводе и стройке, не пью-не курю, плачу налоги, плачу за образование, за медобслуживание, живу в квартире, моим отцом ПОЛУЧЕННОЙ еще в СССР. Зачем нынешняя Конституция, если она не выполняется? К примеру:«1. Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. 2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.» Для кого пишутся эти сказки? // Алексей


52

1) Чем еще можно усовершенствовать конституцию, кроме увеличения Президентского срока и Православия? 2) Существуют какие-либо независимые способы обеспечить защиту граждан от нарушения Конституции государством? 3) Несколько раз сталкивался, что аппеляция к конституции судьями приравнивается скорее к мольбам о помощи, чем к серьезному аргументу в суде. Прокомментируйте это... // Игорь


51

Почему Конституция РФ кодифицированная а не консолидированная? Видь в России были такие акты как Собо́рное уложе́ние 1649 года, Ру́сская Пра́вда! Почему все право Древней Руси было вычеркнуто? // Игорь


50

Согласно конституции все недра принадлежат народу. Однако сам народ, то есть граждане России, не имеют никакого процента с добытых из недр полезных ископаемых, как и с других вариантов использования этих ресурсов. то есть попирается одно из основных положений конституции. Предлагаю пересмотреть отношение к выполнению данной статьи и на открытые личные счета граждан России перечислить 5 процентов от использования недр в соответствии с статистическими данными, поделив их между гражданами на момент расчётного периода. Это необходимо сделать за все 20 лет существования основного закона страны. Использовать эти средства гражданин может на инвестиции и только часть (ограниченную) для обеспечения собственных нужд в виде жилья или земли в личное пользование. Это не приведёт к росту инфляции, зато даст большой толчёт в развитии малого и среднего бизнеса, к повышению благосостояния граждан, к повышению эффективности вложения средств, и так далее. Ведь за эффективностью использования средств будут смотреть уже много инвесторов. а поручить эту очень серьёзную по реализации задачу предлагаю Кудрину, как одному из участников становления экономических процессов. // Гонцов


49

конституция, ст.17.пункт2 основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.. Ст.19 пункт2, Государство гарантирует равенство прав свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, ПРОИСХОЖДЕНИЯ. Почему в противоречии с конституцией в России, в отличии от Белоруссии , усыновители наделены крепостным правом к усыновленным, ст.132-139 сем. кодекс, ст.47 закона о актах граж. сост. и наконец уголовный кодекс Р.Ф. ст.155. Усыновленные зависят от воли усыновителей, с изменением всех своих анкетных данных, с запретом знать свое происхождение. Что, касается меня, я потерян в годы войны 1941-1945г. оказался в чужой семье , до 16 лет под опекунством, в 16 лет усыновление., но и я с 2006 г. получал отказы о своем происхождении. В настоящее время я не знаю своих родителей, сколько мне лет, место и дату рождения. И как Вы думаете, это нормально? Крепостное право отменили в 1861 году, но его с успехом применили в России к усыновленным и удочеренным. И я думаю информацию о происхождении необходимо выдавать по заявлению усыновленным, удочеренным после исполнения ими восемнадцати лет. // Анатолий


48

Конституция — «священная корова»! Зачем нужна конституция если исполняет роль талисмана или некого музейного экспоната? Народу должны принадлежать богатства страны, а в действительности принадлежат олигархам. Где гарантированное бесплатное образование? В итоге остаётся только название, а школы под тем или другим предлогом тянут из родителей деньги и попробуй не заплатить....живо твоё чадо сделают неуспевающим или глупым и т.п. Кто из нынешних представителей Кремля, т.е. правительства или сам президент соблюдает Конституцию, за исключением бумажной бюрократии и отговорок? И многое другое! Поэтому «священную корова» нужна порой только для прочтения кому-либо из потомков, для осознания в какой стране должны были жить... // Николай


47

Здравствуйте, считаю, что конституцию можно и нужно совершенствовать, ведь все развиваются и прогрессируют и конституция не должна быть исключением. // Ирина Сергеевна


46

22 марта 2013г. меня задержали, одели наручники, изъяли телефон, ручную кладь, служебное удостоверение и держали более 12 часов не позволяя ни с кем общаться и звонить. адвоката вызвать не позволили. Протоколы задержания и обыска не составлялись. На все мои жалобы СК и Прокуратура шлют отписки - к ответственности никого привлекать не хотят, несмотря на грубые нарушения моих Конституционных прав. ЗАЧЕМ ТОГДА ВООБЩЕ НУЖНА КОНСТИТУЦИЯ??? // Алексей


45

Уважаемые участники дискуссии, Как Вы относитесь к опыту Исландии, страны, где Конституцию действительно разрабатывали простые граждане, каждую статью выставляли на широкое обсуждение, а затем Конституцию в целом приняли на референдуме. Возможно ли в какой то мере использовать данный опыт в России? // Николай, Москва


44

Добрый день. Конституцией мне гарантирована судебная защита и равенство всех перед законом. Более пяти лет следственный комитет отказывается возбудить уголовное дело по ст. 315 УК РФ в отношении Министра обороны РФ (мой должник и нарушитель закона) за злостное неисполнение решения суда. ?? Следственные органы пишут отмазки далекие от правоприменения. С уважением // Ибрагимов


43

Как, всё-таки, надо правильно понимать 81 статью Конституции, п.3 : а) Если одно и то же лицо занимало должность Президента, то оно больше никогда не может занимать эту должность? или, б) Одно и то же лицо, бывшее Президентом два срока подряд, может и в третий раз занимать эту должность, но после небольшого перерыва? // Александр


42

Когда начнём РЕАЛЬНО выполнять Конституцию, - основной закон ПРЯМОГО действия? В судах Омска на неё (Конституцию) плюют беззастенчиво, нагло и без перерывов.... Найти правду НЕВОЗМОЖНО. Такое впечатление, что в вышестоящих судах жалоб, апелляций и иных возражений просто НЕ читают ! Несоблюдение Закона,- прямой путь к Революции, которая будет СОВЕРШЕННО ОБОСНОВАННОЙ ! Это ещё из Библии известно! // Евгений


41

Статья 19. 1. Все равны перед законом и судом. Когда же в нашей стране не будет «НЕПРИКАСАЕМЫХ» // Владимир


40

Есть ли данные, сколько статей Конституции было нарушено при принятии различных законодательных актов госдумой РФ в течение этих 20-ти лет. Спасибо! // Николай


39

В конституции написано человек имеет право на жизнь, а так как мы живем то значит на выживание, а право на отдых отдыхают богатые, а мы только по телевизору смотрим, кто и где и как отдохнул - так для кого же конституция? // валентина


38

Почему наша Конституция самая лучшая в мире (прочёл конституции многих стран) по своему содержанию, но самое худшее, прямо отвратительное, ЕЁ выполнение? Неужели нужны сотни лет для её совершенствования? Мой второй вопрос: почему наши суда часто смеются, если истец либо ответчик не принимает в расчёт ссылку на нарушение права, указанного в Конституции и чаще это происходит, если обращаешь внимание суда на статью, что защита прав одних не должна ущемлять права других? Больше всего таких нарушений при рассмотрении прав собственности и при взыскании долгов. Спасибо.. // Юрий


37

Считаю, что конституция в этой стране не нужна т.к. ее никто не соблюдает. Вы согласны? // Дядя Вова


36

Еще вопрос! Не пора ли закрепить в Основном законе страны нормы избирательного права? Есть на то политическая воля в стране. Ведь, так как эти нормы в Конституции не прописаны, у нас постоянно меняются «правила игры». Меняются сроки президентский полномочий, отменяется выборность губернаторов, в Госдуму постоянно по разным правилам избираются депутаты. Отменяется порог явки и графа против всех. Выборы все больше стали напоминать детский конструктор, который собирает кто как хочет. А точнее, как удобней власти. // Александр Юров


35

Почему не исполняются заложенные в Конституции права и свободы, взять хотя бы статью 19 и 28, - то, что печатается в последнее время в СМИ выглядит практически как пропаганда Православия, постоянные муссируется «оскорбление чувств верующих». Почему не говорится об оскорблении чувств атеистов и вообще здравомыслящих людей высказываниями представителями церкви, такими как Максим Степаненко http://news.rambler.ru/22634384/? Почему такие деятели за свои высказывания не привлекаются к ответственности? - Им бы пара лет колонии, полагаю, также бы пошла на пользу. C цензурой, свободой передвижения и формальным равенством мужчин и женщин вообще очень печальная ситуация. То есть конституция есть - а на практике её нет, видимо, из-за этого и отменили праздник (выходной) в её честь. // Мария


34

Добрый день. Хочу отметить что Конституция РФ была принята революционным путем. Конституция РФ не отвечает нашим традициям и обычиям которые складывались сотни лет. Конституция РФ - кодифицированная. Например в Великобритании конституция консолидированная)ее источниками служат такие акты как) Великая хартия вольностей 1215 года, Хабеас корпус акт 1679 и т.д. Почему Конституция РФ кодифицированная а не консолидированная? Видь в России были такие акты как Собо́рное уложе́ние 1649 года, Ру́сская Пра́вда! Почему все право Древней Руси было вычеркнуто? // Евгений


33

Добрый вечер! Хочу у Вас спросить, что там с амнистией приуроченной к 20 летию принятии Конституции? // Яна


32

По признанию многих юристов мира, Конституция РФ является одной из самых лучших мировых конституций. Легитимность Конституции 1993г. не вызывает сомнений т.к. она была принята на всенародном референдуме. На сегодняшний же день, в нее вносятся все более более жесткие поправки, которые разворачивают ее в угоду определенных политически группировок. На мой взгляд, ценность конституции, ее основное значение заключается в ее незыблемости и неизменности. Любые изменения Конституции, пусть даже их и диктует время, должны приниматься тем же способом, что и принималась сама Конституция - путем всенародного референдума, на котором народ сам должен давать ответ - вносить те или иные изменения или нет. Пожалуйста, прокомментируйте - как на ваш взгляд должна проходить система модернизации Конституции, и устраивает ли Вас нынешний порядок внесения поправок в Конституцию. Спасибо // Святослав


31

Почему до сих пор не принят ФКЗ о Конституционном собрании? и почему за неисполнение этой статьи Конституции никто не несет ответственность? // Александр Юров


30

Я два раза обращался к Президенту РФ как гаранту Конституции РФ. Два раза все спускалось до местных чиновников, которые отписывались, что получили обращение и все, ни ответа ни привета. Вот Вам и гарантия. // Евгений


29

Здравствуйте! Скажите пожалуйста: 1.Какой статьей Конституции РФ был предусмотрен т.н. «переемник» тогдашнего Президента РФ Б.Н.Ельцина? 2.Насколько конституционно была осуществлена передача власти от Ельцина к Путину? 3.На сколько конституционным является заявление Д.А.Медведева, о том что «они с Путиным давно уже договорились о «рокировке» и почему не последовало на это ни какой реакции со стороны депутатов? 3. На сколько конституционной является Госдума РФ, где абсолютное большинство принадлежит правящей партии, хотя в других, как мы называем странах с развитой демократией, большинство в парламенте не должно превышать 45-48% от общего количества мест, иначе такой парламент не является эффективным, что мы и видим на примере нашей Думы? На сколько целесообразно содержать такой парламент, платить ЗП, что хотят то и принимают, мнение народа, который влачит в стране жалкое существование, при этом никак не учитывается? 4.На сколько конституционным является тот факт, что при экономическом кризисе, когда люди концы с концами еле сводят, задавленные налогами, правительство и госдума для оказания помощи жертвам наводнения на дальнем востоке, бросило клич, мол »...давайте всей страной скинемся и поможем», но при этом, подымают себе ЗП (ее окладную часть!) до 250 000 рублей?! Не плевок ли это в лицо своего народа? // Терра Инкогнито (потому что не верю в демократию!)


28

Почему Конституция РФ не имеет ссылок к национальному вопросу в РФ? К примеру, единую титульную нацию - евразийцы? // Виктор Викторович


27

А зачем эта брошюрка с орлом -мутантом на обложке нужна простому народу? Все статьи в угоду кремлевским ворам и жуликам. // вИКТОР


26

В свое время (1991-1993) указами Президента (а не законами) создаваемое столетиями национальное богатство России было за бесценок отдано отдельным физлицам, под влиянием которых и была создана Конституция РФ 1993 г., где главное заключается в полномочии Президента распускать представит. орган, назначать министров и быть абсолютно безответственным. Согласны ли вы, что это типичная конституция олигархата, ставленник которого (Президент РФ) обеспечивает процветание и неприкосновенность избранных, невзирая на стремительное обнищание населения? И к чему после этого ваша демагогия о демократии, интересах народа, судьбе Родины? // иван упоров


25

В последнее время власти часто пробрасывают тему изменения Конституции. Зачем это делается? Что они хотели бы изменить и зачем? // Петр


24

Почему в более развитых странах Конституция сотнями лет остаётся неизменной?? Давайте всё таки брать пример с «хорошего» хватит переделывать, исправлять и пр. Уже учебника по Истории хватило. Если не раз уже не получалось - давайте делать выводы! // Вероника


23

Не раз слышал мнение, что у нас прекрасная Конституция, которая совсем не соблюдается властями. Есть ли смысл вносить в нее изменения, если до сих пор власти не научились соблюдать то, что уже в ней прописано? // Сергей Фомин


22

Считаете ли вы, что Конституция в России превратилась в формальный документ, если в нее постоянно вносятся изменения, а также если Конституцию не соблюдают ни депутаты, ни президент? // Екатерина


21

Почему власть не соблюдает статьи Конституции? Почему власти ее правят под себя? // Анастасия


20

Чем нынешняя Конституция России по ключевым позициям отличается от прошлой Конституции? // Артем


19

Ст. 104 Конституции содержит исчерпывающий список субъектов обладающих правом законодательной инициативы. Возможно ли в будущем его расширение с целью вовлечения гражданского общества в процесс законотворчества. // Алексей


18

По навязанной в смутное время, де-юре нелегитимной конституции, народ является не держателем, а источником власти, в который последняя откровенно и постоянно плюет. Нужна ли народам России такая конституция, которая направлена на защиту и соблюдение интересов правящего плутократического режима, не позволившего за 20-ть населению ни единого раза высказать свое мнение по многочисленным наболевшим вопросам? Однозначно нет, поскольку она, де-факто, лживая и антинародная. // Валерий Степанович


17

Имеет ли смысл существования конституции не являющейся документом прямого действия? Какой смысл существования конституции, которая постулирует свободу собраний, митингов и протестов, однако федеральные законы, «разъясняющие» это положение основного закона, все это отрицают и сводят на нет? Почему бы в Конституции не прописать, что положения Конституции не подлежат разъяснению или регулированию ни каким более документом, кроме самой Конституции? // Антон


16

К сожалению, Российская конституция просто декларируемая, где-то нужная, а где обходимая ,а где и просто игнорируемая, и работает, как и управляется вcе в нашей стране в ручном режиме. И вкрадчивый голос в кадре, рекламирующие Конституцию,-деньги на ветер. Хороший товар и рекламы не требует-а плохому нужны адвокаты-или гаранты в каждом населенном пункте. // sergei


15

Нынешняя Конституция сильно претерпела изменения за двадцать лет? И какие именно? // Алена


14

Какие статьи Конституции РФ нарушаются, по вашему мнению, наиболее часто? // Николай


13

Почему Конституция у нас работает выборочно? У нас во дворе хотели построить так называемый народный гараж, большинство жителей собрали подписи ПРОТИВ стройки. Через 2 года всё таки префектура сама обратилась с предложением об исключении данного участка из программы строительства с формулировкой в связи с протестами местных жителей. НО!!!!! через какое то время снова включила его в проект застройки с формулировкой, по инициативе местных жителей!!!!! Мы были против автомобилей в нашем дворе, а нам пока вместо народного гаража, пока плоскостную автостоянку уже сделали. При обращении во все инстанции, ответ даёт самая низшая какая и является исполнителем воли вышестоящих и является исполнителем. Почему у нас никто ни за что не хочет отвечать? // Андрей


12

Статья 81. п.3. Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд. Этот пункт в таком виде имеет какой-либо смысл? По своей сути - нет. Потому что, фактически, не вносит ограничений, о которых будто-бы заявляет. Игра слов и лукавство в серьёзном документе. Ибо в развитых странах президенство одного человека ограничено двумя сроками. Всего. Все остальные проблемы - следствие одного пункта. Вы не согласны? // Александр


11

почему не соблюдается конституция в отношении военных пенсионеров закон обратной силы не имеет ухудшающий положение граждан а коэффициент 0,54 ухудшил положение военных пенсионеров и несмотря на обращение в конституционный суд который не дал внятных разъяснений по этому вопросу как по приславутому 102 закону о льготах. // snhtktz70


10

Владимир Путин считает, что в России нет политических заключенных. Что вы думаете по этому поводу? // Ольга


9

Олег Германович, а не опасна ли вообще сама идея внесения изменений в Конституцию? // Татьяна


8

Считаете ли вы, что пункт 3 ст 3 Конституции РФ гласящий «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы» не является лишь строкой, а действительно одним из главных повсеместно соблюдаемых правил. // Дмитрий


7

Почему положение о президентских сроках, так неуклюже сформулировано что дало возможности для третьего срока нынешнего президента? Кстати оно перенесено из поправленной конституции РСФСР? // Александр Чхеидзе


6

По конституции все права у граждан одинаковые, если полицай ударит дубинкой гражданина -ему медаль, а если наоборот - пожизненное заключение, полицай- не гражданин? // Сергей


5

Конституция российская — суперпрезидентская, писалась под Ельцина. Но с 1993 года уже двадцать лет прошло. Насколько она сейчас соответствует уровню развития российского общества? // Алексей


4

Статьи конституции не работают и почти всегда противоречат «законам» самоизбранных депутатов, вопрос- Зачем она вообще нужна? // Сергей


3

Почему Людмила Нарусова называет лозунг «Россия для русских» антиконституционным? // Сергей


2

23 апреля 2013 г. на пленарном заседании в Думе Комитет Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству внес таблицу поправок в законопроект 61423-6, вводящих в законопроект новый пункт 2, согласно которому предлагается включить в Федеральный закон «О гражданстве РФ» новую статью 21.1, вводящую процедуру принудительного прекращения гражданства РФ у ребенка, рожденного в смешанном браке за рубежом и принятого в гражданство РФ (ч. 6 ст. 14 ФЗ «О гражданстве РФ»), который по достижению им 20 лет не откажется от иностранного гражданства. Иными словами, есть мнения, что вопреки Конституции РФ, речь идет о принудительном лишении гражданства 20-летних детей россиян в недалеком будущем! Совет Федерации после многочисленных обращений интернет петиций отклонил ее, вероятно, признав ее антиконституционность. Была создана согласительная комиссия, которая до конца декабря этого года должна была устранить ошибки в законопроекте включая, те что связаны с поправкой – ст. 21.1. Однако в течение многих месяцев информация на сайте законопроекта в Думе не обновляется. Вероятно, что результаты работы согласительной комиссии хотят скрыть от общественности. Что происходит сейчас с поправкой? Если она антиконституционна, то почему она до сих пор не отменена и не отозвана из Госдумы?! Поздравления всем гражданам России и их детям с юбилеем Конституции РФ! ! Пусть ни один гражданин России никогда не будет лишен гражданства России вопреки его воле!! // Вл. Коновалов (родители россиян)


1

Здравствуйте. Согласно ч 5.ст. 29 Конституции РФ, гарантируется свобода массовой информации, а цензура запрещается. Подобное требование неосуществимо ни в одном государстве мира, несмотря на его отношение к нормам демократии. С какой целью данное положение было включено в Конституцию РФ и стоит ли его сохранять? Не разумно ли внести изменения в данную статью, определив границы свободы массовой информации и, соответственно, пределы цензуры? С уважением, Ровшан Муганлинский. // Ровшан Муганлинский

  • Livejournal
[an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Все интервью

Главное сегодня