7 апреля 2020

 $65.52€70.98

18+

ЭКОНОМИКА РОСТА

Ставка на нефтезависимость

Экономист Сергей Заверский – о том, почему ЦБ предпочитает подстраиваться под ситуацию вместо того, чтобы ее изменить

Фотография: Shutterstock

За прошедшие две недели в денежной сфере произошло два важных события. Во-первых, совет директоров Банка России на очередном заседании принял решение оставить ключевую ставку без изменений. Во-вторых, Госдума обсудила и отправила на доработку проект «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2016 год и на период 2017-2018 годов» (ОНДКП). По итогам этих событий можно сделать несколько ключевых выводов.

Не участник, а наблюдатель

Главное, что бросается в глаза – Центральный банк не рассматривает ни проводимую им денежно-кредитную политику (ДКП), ни какие-либо другие виды своей политики (например, политику по развитию банковской системы и финансового рынка) в качестве одного из важных факторов, определяющих экономическое развитие России. Так, представленные в тексте ОНДКП три сценария на ближайшие годы отличаются лишь заложенными в них ценами на нефть.

Более того, в тексте ОНДКП Банк России ссылается на то, что ситуация в экономике и на финансовых рынках в ближайшие три года будет зависеть от внешних факторов – изменения структуры нефтяного рынка, перспектив экономического роста в Китае и денежно-кредитной политики в странах-эмитентах резервных валют, а также от того, насколько российская экономика будет способна адаптироваться к возможным внешним шокам. При этом отмечается, что экономический рост в России сдерживается, помимо внешних, структурными факторами - такими как «неблагоприятная демографическая ситуация, высокий уровень износа основных фондов и низкий коэффициент их обновления, институциональные ограничения, снижающие в краткосрочном периоде потенциал роста производительности труда».

Свою роль Банк России видит лишь в том, чтобы помочь экономике адаптироваться к ситуации, но не в том, чтобы на нее повлиять.

И этот подход вызывает серьезные вопросы. Согласно аргументации ЦБ, от типа влияющих на рынок факторов – структурных или циклических - зависит, можно ли помочь экономике смягчением денежно-кредитной политики. Предполагалось, что преодолеть структурные проблемы с помощью инструментов ЦБ невозможно (более того, в этом случае проблемы могут быть даже усугублены). А вот при падении темпов роста из-за циклических факторов инструменты денежно-кредитной политики могут быть востребованы, и ее смягчение уже может оказать положительное влияние на экономический рост.

Этот подход в последние годы составлял базу для обоснования жесткой денежно-кредитной политики Центробанка. Объясняя, что влияние циклических факторов на темпы роста ВВП незначительное, Банк России не видел необходимости помогать экономике.

Однако сейчас действия ЦБ уже не соответствуют и этой логике. Фактически Банк России признает, что экономика падает, в том числе, под действием циклических факторов, но он сам падению лишь способствует, причем сознательно. Это прямо следует из документов регулятора. Вот, например, цитата из недавнего доклада о ДКП: «Динамика ряда показателей, в том числе, уровня безработицы, реальной заработной платы, загрузки рабочей силы и производственных мощностей, а также индикаторов ожиданий экономических агентов, свидетельствует о том, что текущее снижение экономической активности носит как структурный, так и циклический характер». А вот цитата из текста ОНДКП: «спад экономической активности в 2015 году был обусловлен, в том числе, ужесточением внешних и внутренних финансовых условий, а также денежно-кредитной политики». Далее указывается, что эти факторы негативно влияют на динамику внутреннего спроса - как потребительского, так и инвестиционного.

Что все это значит? А это означает, что проведение жесткой денежно-кредитной политики уже исчерпало себя даже в ранее заявленной логике самого ЦБ. Это значит, что если смягчение денежно-кредитной политики, возможно, и не поможет остановить падение экономики, то, по крайней мере, способно замедлить темпы этого падения. И без всякого вреда для экономики в виде ускорения инфляции, усугубления диспропорций и т.д.

Под влиянием нефти

Другой вопрос связан с тем, что если Центральный банк считает, что его политика не является важным фактором, влияющим на ситуацию в экономике, то насколько самостоятельной и устойчивой будет проводимая им политика по снижению инфляции? Основное препятствие на пути снижения инфляции, с которым сталкивается наша экономика, – это ее зависимость от цен на нефть.

Нужно понимать, что какими бы высокими ставками мы ни зажимали спрос, в текущих условиях любой новый внешний шок будет сводить на нет предыдущие усилия монетарных властей. Ровно по той же схеме, как это происходило прошлой осенью и зимой.

Снижение цен на нефть приведет к новому падению курса рубля, вслед за которым вверх потянутся и цены. Как указывает Банк России в тексте ОНДКП, это потребует проведения еще более жесткой денежно-кредитной политики. Получается замкнутый круг. Да, в этом случае Банк России опять попробует сдержать темпы роста цен через ограничение спроса. Но спрос уже и так значительно сократился по сравнению с прошлым годом. Что же будет с экономикой после следующего раунда сокращения?

Но даже если реализуется оптимистичный сценарий и цены на нефть подрастут, обеспечит ли это снижение инфляции? Безусловно, да, но лишь до следующего падения цен на нефть – затем история повторится. До тех пор, пока экономика настолько зависима от цен на этот ресурс, колебания на нефтяном рынке будут немедленно приводить к значительным скачкам валютного курса и, соответственно, отражаться в динамике цен на внутреннем рынке. Причем нужно учитывать и влияние других внешних факторов, помимо цен на нефть, которые также будут оказывать значительное давление на динамику валютного курса.

Таким образом, мы ставим финансовые условия на внутреннем рынке, возможности для роста внутренних производителей практически исключительно в зависимость от колебаний цен на нефть.

Сегодня влияние цен на нефть на заполняемость бюджета лишь усиливается – через ограничение роста будущих его доходов. Отсюда также и недоверие к политике Центробанка – сложно верить в достижение заявленных целей в условиях заметного влияния на ситуацию процессов, не подвластных монетарным властям. К тому же, в ситуации, когда и сам Банк России постоянно ссылается на определяющую роль внешних факторов.

Отставание с низкой инфляцией

Характерно и другое. Итоги последнего заседания совета директоров Банка России, на котором было принято решение оставить ключевую ставку неизменной, показывают, что ЦБ не готов снижать ставку даже тогда, когда он сам оценивает ожидаемую инфляцию на ближайшие 12 месяцев на уровне 7% в год. Фактически для экономики это сигнал – падение внутреннего спроса еще недостаточно для снижения ставок, только более глубокий спад будет весомым основанием для этого.

Но что, по прогнозу ЦБ, нам даст снижение инфляции любой ценой (а учитывая слова о необходимости ужесточения ДКП при ухудшении внешних условий, можно говорить о том, что достижение цели по инфляции планируется именно любой ценой)? Аргументы Центробанка в пользу жесткой денежно-кредитной политики предполагают, что снижение инфляции приведет к росту сбережений и инвестиций в стране, обеспечивая возможности для повышения темпов экономического роста. Вместе с тем, прогнозы Банка России показывают, что даже при достижении поставленных целей по инфляции темпы экономического роста в стране как минимум до 2018 года останутся минимальными. Так, согласно базовому сценарию Банка России, в 2017 году при снижении инфляции до 4% темпы роста ВВП составят 1% и не превысят 2-3% даже при сохранении темпов инфляции на том же уровне в 2018 году. Для сравнения: по прогнозу Всемирного банка, темпы роста мировой экономики в 2016-2017 годах ожидаются на уровне 3,2-3,3%.

Таким образом, при сохранении текущих условий стоит ожидать увеличения отставания уровня экономического развития России от ведущих развитых стран.

Здесь стоит вспомнить о том, что препятствует экономическому развитию России. Действительно ли все структурные факторы, определяющие низкий уровень производительности труда в российской экономике, находятся абсолютно вне сферы влияния ЦБ? Действительно ли сохранение нефтяной зависимости российской экономики никак не зависит от действий ЦБ? Конечно, нет.

Преодоление таких структурных проблем как износ основных фондов, низкий коэффициент их обновления во многом зависит от двух факторов, на которые политика ЦБ оказывает решающее влияние. С ними связано принятие решений предпринимателями – инвестировать или нет. Во-первых, это оценка ожидаемого спроса на продукцию предприятий, готовых проводить модернизацию. При этом для компаний важной является как количественная оценка спроса, так и качественная, связанная с повышением требований к продукции со стороны потребителей. Во-вторых, это доступность финансирования, которое необходимо привлечь для реализации долгосрочных модернизационных проектов. Оба эти фактора находятся под непосредственным влиянием политики ЦБ.

Модернизация, а соответственно, и повышение производительности труда в российской экономике не начнется, пока бизнес не увидит возможностей для реализации долгосрочных проектов.

Но сейчас, глядя на действия ЦБ, бизнес боится «технологизации» его политики. Что будет, если после некоторого периода ожидаемого снижения процентных ставок внутренний спрос снова начнет расти? Не начнет ли ЦБ его снова искусственно ограничивать?

Политика таргетирования инфляции в текущем виде не обеспечит решение основных проблем, стоящих перед российской экономикой, испытывающей острый дефицит капитала. Соответственно, и проблема инфляции должна решаться не через ограничение спроса, а, прежде всего, через преодоление недостатков на стороне предложения. В противном случае, сырьевой характер российской экономики и ее слабый технологический уровень сохранятся при любом уровне инфляции.

Автор - экономист, начальник отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ)

ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ
  • Livejournal
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ