30 марта 2020

 $65.52€70.98

18+

ЭКОНОМИКА РОСТА

Стимулы для госкорпораций

Как компании с госучастием могут стать эффективнее

Фотография: Евгений Волчков/ТАСС

Госкорпорации могут работать эффективнее. Эксперты уверены: возможность повысить эффективность есть у каждой из них - было бы желание. В кризис госкомпаниям, в частности, стоило бы активнее избавляться от непрофильных активов, считают они. Есть и другие стимулы для развития.

После смены руководства инвестпрограмма РЖД поменялась. Как пишут «Ведомости», ссылаясь на проект документа, из нового плана следует, что монополия пересмотрела расходы: они на 45 млрд руб меньше, чем в предыдущем варианте. При этом увеличились прочие доходы организации. Теперь они не включают доходов от перевозки грузов и пассажиров, но включают субсидию на финансовую устойчивость – 40 млрд рублей. Если раньше прочие доходы составляли 91,4 млрд рублей, то теперь 115,7 млрд рублей. Как указывает издание, новый финансовый план РЖД не предусматривает субсидий ни на поддержание финансовой устойчивости ни на капитальный ремонт. В 2016 году РЖД рассчитывает даже получить 0,9 млрд рублей прибыли при 1,65 трлн рублей выручки – при условии, если тарифы будут индексированы на 10%.

У госкомпаний есть огромный потенциал повышения собственной эффективности, который они не используют, говорят эксперты. «Совершенно точно эффективность госкорпораций можно повышать - как минимум, за счет наведения порядка в инвестиционной деятельности, - комментирует президент ГК «Энергия» Сергей Гуськов. - Например, себестоимость прокладки километра трубы «Газпромом» и «Новатэком» отличается в 5-7 раз при аналогичных технических условиях. Можно экономить и на административных расходах. Не секрет, что в среднем по госкомпаниям штат превышает аналогичный в частных компаниях сравнимого размера на 20-25%».

Экономика с приставкой «гос»

Госкорпорации доминируют в российской экономике.

По оценке Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), доля государственного сектора среди ведущих предприятий России более 80% - по сравнению с 11% в Германии и 17% во Франции.

Высокая концентрация госсектора, например, наблюдается на банковском рынке. На пять крупнейших банков с государственным участием приходится более половины активов банковской системы страны. Как говорится в исследовании , проведенном «Эксперт РА», почти 90% в совокупном объеме ипотечных кредитов, выданных в первом полугодии 2015 года, пришлось на долю этих пяти крупнейших кредитных учреждений страны. При этом более 60% всех выдач произвел Сбербанк, который год назад занимал 50% рынка. При такой концентрации активов в руках банков с госучастием неизбежно, что условия игры в этом секторе будут диктовать именно крупнейшие игроки.

Похожая ситуация складывается и в авиаперевозках: почти 30% перевезенных авиапассажиров приходится на компанию «Аэрофлот». Теперь, с уходом «Трансаэро» с рынка, эта доля может возрасти.

Такое положение вещей давит на конкуренцию: во многих секторах ее просто нет или она очень слабая, поэтому госкорпорации могут диктовать свои условия. «Как известно из мировой практики, на стоимость тарифов может повилять только конкуренция, а она в сфере генерирующих компаний нашей страны практически отсутствует», - констатирует младший партнер практики «Промышленность» консалтинговой группы «НЭО Центр» Борис Меламед.

Как писала газета «Коммерсант» в мае, правительство под давлением госмонополий предварительно согласилось установить предел роста тарифов на их услуги в 2016 году на уровне 9-11% (окончательные предельные величины роста тарифов будут определены в конце года – «Газета.Ru»). Сами монополии при этом настаивали на повышении на 16%, а Минэкономразвития предлагало установить верхнюю границу тарифов на уровне 7,5%. Вопрос о необоснованном завышении тарифов госмонополиями обсуждался и в сентябре на совещании правительства с участием премьера Дмитрия Медведева. В окончательном варианте он будет решен в конце года.

Сложившаяся ситуация привела к тому, что страдают потребители. Тарифы на услуги госкомпаний без веских на то оснований растут опережающими темпами.

Так, тарифы на грузоперевозки железнодорожным транспортом выросли в 5,5 раз с 2000 года. При этом цены на грузоперевозки автомобильным транспортом выросли за тот же период в 3,5 раза, воздушным – в 2,8 раза, морским – в 1,9 раза. Тарифы на проезд в плацкартном вагоне увеличились за этот же период в 4,6 раза, а в купейном – в 5,1 раза. При этом стоимость авиаперелета выросла всего в три раза.

Не очень выгодная для потребителей ситуация складывается и на других рынках, где правила игры также устанавливают госмонополии. Согласно данным доклада Всемирного банка Doing Business 2015, стоимость присоединения к электросетям в Москве, соотнесенная к ВВП на душу населения, остается в 3,7 раза выше аналогичного показателя в странах ОЭСР, а в Санкт-Петербурге, например, и вовсе в 6 раз выше.

Снизить расходы на содержание

Именно поэтому деятельность госкорпораций необходимо сделать более эффективной, уверены эксперты. Возможности для этого есть почти у каждой из них. «Наиболее распространенными инструментами повышения эффективности применительно к госкомпаниям являются внутренняя реорганизация (реализация непрофильных активов, оптимизация численности персонала), разработка среднесрочной и долгосрочной стратегии развития, реинжиниринг бизнес-процессов, замена устаревшего оборудования на более современное, внедрение системы показателей эффективности, а также современных информационных систем и систем управления предприятием», - говорит Борис Меламед.

При этом в последнее время госкорпорации чаще всего подвергают критике за слишком высокие расходы и неактивную деятельность по реализации непрофильных активов.
«Объем закупок крупнейших компаний с государственным участием превышает 14 трлн рублей в год, и мы заинтересованы в том, чтобы эти ресурсы расходовались как можно более рационально, в первую очередь, работали на развитие российских предприятий», - заявлял глава правительства Дмитрий Медведев на совещании о повышении эффективности расходов госкорпораций и компаний с госучастием, состоявшемся в конце сентября.

Как пояснил присутствовавший на совещании глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, необходимо серьезно реформировать законодательство о закупках. Сейчас половина закупок происходит у единственного поставщика, отметил он. «Короткий исчерпывающий перечень (закупок – «Газета.Ru») – раз, только через электронные площадки – два, третье – конкретные правила и принципы работы электронных площадок, их ответственность перед компаниями, которые размещают там свои заказы», - обрисовал правила игры Улюкаев во время брифинга.

Еще одна возможность повысить эффективность госкорпораций – уменьшение непрофильных активов на балансе предприятий. Затраты на их содержание находят прямое или косвенное отражение в тарифах по основному бизнесу компаний.

Уменьшение непрофильных активов на балансе компаний поможет снять бремя дополнительного госфинансирования, что приведет к экономии бюджета страны и отдельных регионов, его перераспределению в пользу более приоритетных отраслей и проектов, комментирует Меламед.

«Госкомпаний являются крупнейшими получателями государственной поддержки, в том числе, и потому, что вынуждены содержать такие активы, - добавляет Гуськов. - Другой важный результат - это улучшение делового климата за счет включения в цепочки поставок частных, динамичных компаний».

Курс на оптимизацию

Директивы в адрес госмонополий о реализации непрофильных активов поступали уже не раз. Так, еще в 2012 году в указе президента «О долгосрочной государственной экономической политике» говорилось, что компании, в которых доля государства превышает 50%, должны принять программы продажи непрофильных активов и обеспечить снижение операционных издержек на 3% в год. В том же году было дано поручение первого вице-премьера правительства Игоря Шувалова «проанализировать» ситуацию с непрофильными активами на балансе госкомпаний и «в случае выявления провести мероприятия на отчуждение». В 2013 году Федеральное агентство по управлению государственным имуществом утвердило приказ N 218 «Об утверждении методологии определения профильности активов».

Сейчас большинство компаний осознают, что непрофильный бизнес гораздо выгоднее продать, говорят эксперты. По словам заместителя директора Института «Центр развития» Высшей школы экономики Валерия Миронова, раньше господствовала теория, что бизнес нужно диверсифицировать, сейчас стало ясно, что выгоднее привлечь компанию на аутсортинге.

«В стабильных экономиках бизнес давно сбросил с собственного баланса непрофильные активы. Зачем содержать свой склад, если он полностью заполнен лишь несколько месяцев в году? Для чего набирать в штат водителей, если сегодня они могут быть заняты полный день, а завтра – будут за ваши деньги бездельничать? Молодые экономики только начинают задавать себе эти вопросы. Особенно острыми они становятся в период стагнации или кризиса», - поясняет на конкретном примере выгоды для компаний от аутсортинга генеральный директор Pony Express Георгий Аликошвили.

Госкорпорации так же, как и частные компании, должны избавиться от этого балласта, чтобы стать более эффективными, уверены эксперты. Большинство непрофильных активов попало в портфель госпредприятий либо в результате каких-либо отраслевых слияний и реорганизаций либо «исторически», говорит Меламед. «Для управления подобными активами требуется хорошее понимание отрасли и эффективный менеджмент, приходится выделять дополнительные ресурсы, инвестировать время в контроль и развитие.

Хорошо, если у госкорпорации существует понимание стратегии развития по каждому непрофильному активу, хотя на практике это происходит достаточно редко.

Тем более, что указанные активы обычно являются убыточными», - добавляет он.

Большинство крупных компаний (а в советское время – предприятий) всегда строилось по принципу «все внутри», говорит, в свою очередь, Гуськов. Например, российские авиационные заводы включают в себя полный цикл производства, в то время как на Западе – только сборку и ключевые компетенции. Это приводит к двум последствиям: потребность отечественных предприятий в инвестициях растет, а загрузка мощностей падает, отмечает эксперт. «Было бы целесообразно выделять такие производства в отдельные юридические лица и продавать вместе с базовым контрактом с материнским предприятием, - говорит он. - Это, с одной стороны, позволит обеспечить первоначальную загрузку мощностей, а с другой - серьезно поднимет интерес сторонних, неаффилированных, покупателей к такому активу».

Многомиллиардная «распродажа»

В последние годы госкомпании стали активнее продавать непрофильные активы. Как рассказал в сентябре Алексей Улюкаев, за последние два-три года было продано более 3700 непрофильных активов госкорпораций на сумму около 147 млрд рублей. Нынешняя экономическая ситуация ускорила эту «распродажу».

Так, РЖД в ближайшее время планирует продать 25% «Трансмашхолдинга». Ранее гендиректор компании Кирилл Липа заявлял, что доля РЖД в компании оценена в 13 млрд рублей. Газета «Ведомости» также ссылается на слова сотрудника компании, работающей с РЖД, который предполагает, что корпорация также может продать две вагоноремонтные компании, приватизация которых была заморожена в прошлом году.

Группа ВТБ избавляется от недвижимости. В конце лета холдинг «Империя» Андрея Фоменко, владеющий бизнес-центрами «Сенатор» в Санкт-Петербурге, выкупил у группы ВТБ историческое здание бывшего Русского торгово-промышленного банка на Большой Морской улице.

В августе ВТБ также продал один из крупных активов группы JFC Владимира Кехмана - 100% акций Fideicomiso Pacific Plantations - банановых плантаций в Эквадоре. Этот актив достался ВТБ после банкротства ранее крупнейшего в России импортера фруктов.

Сумму сделки и покупателя банк не раскрыл

«Газпром» запланировал на ноябрь продажу нежилого помещения в Кисловодске, квартир и тепловозов в Астрахани, базу отдыха в Краснодарском крае, производственных баз в Саратовской области и других активов. Распродажи имущества проводятся газовым монополистом в соответствии с утвержденным ранее планом реализации непрофильных активов, размещенном на его сайте.

Как рассказал в конце октября в интервью «Газете.Ru» управляющий директор ГК «Ростех» по непрофильным и проблемным активам Александр Назаров, в 2013 и 2014 годах корпорация через торговые площадки, организованные АО «РТ-Строительные технологии», реализовала непрофильные активы на сумму свыше 4 млрд рублей. «В 2015 году, по предварительным данным, мы планируем увеличение более чем в два раза. На 2016 год план еще не утвержден, но с учетом высокой потребности предприятий в финансировании программ модернизации эту работу мы продолжим», - заявил он.

При этом по словам экспертов, несмотря на то, что госкорпорации стали активнее избавляться от непрофильных активов в последние два года, на балансе предприятий их скопилось слишком много.

«Стоит учитывать, что в условиях кризиса основной концепцией, которой должны руководствоваться компании, должен стать курс на снижение издержек предприятий.

Продажа непрофильных активов как раз будет способствовать реализации этого курса», – комментировал ранее «Газете.Ru» ситуацию с реализацией непрофильных активов бывший главный экономист Дойче Банка в России Ярослав Лисоволик. Эксперт даже предлагал ввести ряд параметров KPI для оценки эффективности деятельности госкорпораций. «В них наряду с другими показателями стоило бы также увязать снижение издержек компании, в том числе, за счет реализации непрофильных активов», - заявлял Лисоволик.

Но не только «распродажа» непрофильных активов поможет сделать деятельность госмонополий более эффективной. По словам Меламеда, для того, чтобы добиться снижения тарифов на услуги естественных монополий, необходимо принимать соответствующие нормативные акты и решения на государственном уровне. «Основным бенефициаром в части экономии должно стать государство, но, чтобы это было реализовано на практике, необходим достаточно жесткий механизм контроля на уровне соответствующих структур и министерств, чтобы не допустить злоупотреблений и манипуляций», - резюмирует эксперт.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ
  • Livejournal
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ