1 апреля 2020

 $65.52€70.98

18+

ЭКОНОМИКА РОСТА

Деофшоризация методом пряника

Почему амнистия капиталов до сих пор не заинтересовала российских бизнесменов

Фотография: Shutterstock

Амнистия капитала не работает: бизнесмены не торопятся выводить свои активы из других стран и легализовывать их в России. Многие из таких предпринимателей пошли на этот шаг – регистрацию за рубежом – не только чтобы оптимизировать налоговые отчисления, но и чтобы получить доступ к ресурсам для развития, дефицитным внутри страны. Один из них – доступные кредиты. В России эта проблема не решена и сейчас, что является одним из «якорей», которые продолжают удерживать капиталы за границей.

Амнистия капиталов, ввести которую предложил Владимир Путин, фактически не работает. Предприниматели получили возможность легализовать имущество через подачу в налоговые органы специальной декларации. Тех, кто решится открыть свои источники дохода и имущества, власти пообещали не подвергать налоговому или уголовному преследованию. Такое решение российские власти приняли для того, чтобы граждане перевели свои зарубежные активы в Россию и стали активно использовать их для ведения бизнеса.

Идея, по словам экспертов, и правда была хорошей. Сама по себе амнистия капиталов как инструмент снижения рисков представляется довольно привлекательной, и средний бизнес мог бы извлечь из этой процедуры определенную выгоду, признает старший юрист международный юридической фирмы Herbert Smith Сергей Еремин. Амнистия, отмечают эксперты, была бы интересна также лицам, которые попали под международные санкции в связи с событиями на Украине. «В силу высокого риска блокирования зарубежных активов, они, вероятнее всего, вынуждены будут возвращать их на территорию России», - говорит руководитель управления правового консалтинга компании «ФинЭкспертиза» Виктор Демидов.

Однако, хотя закон вступил в действие в июле прошлого года, как констатировал на недавнем совещании премьер-министр Дмитрий Медведев, «по информации налоговой службы, процесс этот идет весьма медленно, гораздо более медленными темпами, чем это изначально ожидалось». При этом, конкретных цифр он не назвал.

«Статистики, сколько было подано деклараций в рамках амнистии капиталов, у меня нет, но очевидно, что их не так много – общаясь с бизнесом, я нечасто вижу желание такую декларацию подать»,

- комментировал ситуацию газете «Коммерсант» бизнес-омбудсмен по деофшоризации и амнистии капиталов, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Михаил Казанцев.

Домой не торопятся

Есть целый ряд причин, почему российский бизнес не хочет возвращаться сейчас в Россию, объясняют эксперты. Экономисты отмечают непривлекательные условия ведения бизнеса внутри страны и неразвитость кредитного рынка. Юристы, в свою очередь, обращают внимание на целый ряд недоработок в законе, которые делают процедуру амнистии опасной для бизнесменов.

Так, согласно документу, амнистия распространяется только на нарушения, которые были совершены до 1 января 2015 года. «Даже если предположить, что кто-то сходу разобрался в проекте и сразу же пошел и подал декларацию, то период с 1 января по 8 июня 2015 года остался в «серой зоне», - комментирует партнер адвокатского бюро A2 Михаил Александров. - Ты задекларировал имущество и счета, но если совершил какие-то незаконные действия в эти шесть месяцев, за них вполне могут оштрафовать. Статья 15.25 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) предусматривает ответственность за нарушение валютного законодательства. Нарушить его совсем несложно, ведь запрещены все операции, кроме тех, что прямо разрешены законом».

Кроме того, по словам эксперта, статья 3 закона об амнистии устанавливает, что декларация об имуществе может быть подана собственником или фактическим владельцем. В законе определен и перечень такого имущества. Это земельные участники, другие объекты недвижимости, транспортные средства, ценные бумаги - в том числе, акции, а также доля участия в паях в уставных капиталах российских и иностранных организаций. «Перечисление перечня имущества в скобках без указания «и иное» делает такой перечень «закрытым», - добавляет Михаил Александров. - То есть, иное, прямо не упомянутое имущество, декларироваться не может. Однако, например, Минфин в письме N 03-01-11/51066 от 4 сентября 2015 года заявил, что речь идет про «имущество» в широком смысле – как оно определено в Гражданском кодексе. Если предположить, что кто-то держит деньги не на счете, а, например, в ячейке в иностранном банке, то, согласно норме закона, декларировать это нельзя, а согласно позиции Минфина – можно», -

Более того - по мнению эксперта, даже употребление термина «амнистия» неудачно.

«Амнистия» - это когда есть какое-то правонарушение. Владение зарубежной компанией, пусть и оффшорной, само по себе никакого нарушения не составляло, раньше для этого даже не требовалось уведомления. За что же «прощать» таких владельцев?»

- недоумевает юрист.

Невостребованность амнистии бизнесом – свидетельство низкого уровня доверия к инициативам власти, считает Сергей Еремин. «Похожая ситуация складывается с декларированием контролируемых иностранных компаний, которое тоже идет значительно медленнее, чем было запланировано, - отмечает юрист. - Помимо общего недоверия, имеет место неуверенность бизнеса в том, как будет развиваться правоприменительная практика, и не приведет ли декларирование ранее не афишировавшихся активов к тому, что налоговые и правоохранительные органы начнут интересоваться вопросами, косвенно связанными с обстоятельствами их приобретения».

Однако главная причина, почему амнистия не пользуется спросом у российских предпринимателей, - то, что она имеет смысл разве что для средних предприятий. Перспективы использования механизмов амнистии по-настоящему крупным бизнесом не столь очевидны, констатирует Еремин.

Так, крупные российские компании традиционно создавали оффшорные структуры, чтобы получить доступ к недорогим ресурсам для развития.

Компании, созданные в зарубежной юрисдикции, могли получить дешевые кредиты, разместить облигации, а также провести IPO на зарубежных рынках. На все это крупный бизнес вынужден был идти из-за недоступности кредитов в России. Проблема эта не решена до сих пор.

Слишком дорогие деньги

По данным Банка России, в июле 2015 года средневзвешенная ставка по банковским кредитам на срок больше года составляла 14,9%.

Это почти в два раза превышает средний уровень рентабельности оборота, который в первом квартале этого года составил 7,8% (по данным Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара).

Однако в реальности ставка гораздо выше. «У нас промышленность фактически отделена от банковской системы: банки предлагают бизнесу кредиты по ставке 25% годовых, а зачастую - и выше, - комментировал ранее «Газете.Ru» ситуацию сопредседатель «Деловой России» Сергей Недорослев. - В таком варианте съедается вся маржа у бизнеса». К тому же, кроме повышения процентных ставок для предприятий, банки ужесточили требования к обеспечению и финансовому положению заемщика.

При текущих процентных ставках компании практически не берут кредиты на развитие. Получение займа на таких условиях, в основном, – вынужденная мера, полагает Виктор Демидов.

«Данные Банка России показывают, что в настоящее время новые кредиты предоставляются в первую очередь заемщикам из ограниченного круга отраслей экономики, - пишут аналитики Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ). - Увеличение объема выдачи кредитов по итогам января-августа 2015 года было отмечено для предприятий ТЭК, производителей продуктов питания и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. С мая этого года наблюдается рост кредитования сельского хозяйства. Кроме того, в последние месяцы отмечается рост кредитования производителей транспортных средств и оборудования. В остальных секторах экономики кредитование в целом сокращается». По данным экспертов ИКСИ, наиболее высокие темпы сокращения объемов кредитования в январе-августе 2015 года были отмечены в строительном секторе, организации авиаперевозок и оптовой и розничной торговле, а также в секторе производства и распределения электроэнергии, газа и воды.

Наиболее сильное отрицательное влияние на компании во время текущего кризиса оказали рост расходов на материалы, падение продаж, невозможность финансировать новые проекты, а также увеличение расходов на оборотный капитал, говорится в июньском отчете компании PwC «Экономический спад в России: взгляд под углом 360°».

Эксперты PwC отмечают, что большинство респондентов ожидает в следующем году спада продаж и роста закупочных цен. Негативное влияние этих факторов будет долгосрочным, отмечают они. Сначала рост затрат приведет к повышению цен производителями. А при нынешнем сокращении продаж повышение цен может еще больше оттолкнуть покупателей, как следствие – продажи упадут еще ниже.
В этой ситуации предприятия как воздух нуждаются в новых ресурсах, однако на практике сталкиваются с невозможностью финансировать новые проекты.

«Это связано как с высокими процентными ставками, так и в целом с ограничением доступа к источникам финансирования, а также с общей экономической неопределенностью.

Поскольку компаниям нужны новые проекты для развития конкурентных возможностей, это негативное последствие может оказаться наиболее губительным в долгосрочной перспективе», - говорится в отчете PwC.

Бизнесу нужны условия

Решать проблему с доступом к финансированию нужно именно сейчас. Из-за санкций возможности российских предприятий занимать за рубежом сильно сократились. Согласно данным Банка международных расчетов (БМР), общие долговые требования иностранных банков к российским резидентам в первом квартале 2015 года снизились до $154,4 млрд. Это минимальное значение со второго квартала 2007 года.

По итогам же первого полугодия этого года объем средств, привлеченных российскими заемщиками на внешних рынках за счет выпуска долговых инструментов, сократился в годовом выражении на 62%.

При этом, согласно данным рейтинга конкурентоспособности Всемирного экономического форума (WEF) за 2015 год, Россия по конкурентоспособности финансовой системы занимает лишь 95 место из 140. Наибольшие проблемы связаны с доступностью финансовых услуг, устойчивостью банков, развитием рынка ценных бумаг.

Повысить доступность кредитов для бизнеса можно через изменение политики ЦБ, считают эксперты. Повышение требований к банкам неизбежно ведет к ухудшению условий кредитования для заемщиков. На фоне кризиса и ужесточения денежно-кредитной политики это означает усугубление падения и потребительского, и инвестиционного спроса, отмечают эксперты ИКСИ. «Соответственно, в текущих условиях переход к стандартам «Базель III» можно было бы отложить на более или менее существенный срок», - прокомментировали они «Газете.Ru», как должна измениться стратегия регулятора.

Кроме того, стоило бы снизить ключевую ставку, считают аналитики. Сейчас для этого есть все возможности. «В сентябре Банк России проявил осторожность и воздержался от снижения ставки, в том числе потому, что разделял преобладавшую на рынке почти стопроцентную уверенность в повышении ставки ФРС до конца текущего года. Поскольку сейчас такая уверенность заметно пошатнулась, у руководства ЦБ появились дополнительные аргументы в пользу еще одного снижения ставки в 2015 году, так как этого требует ситуация на внутреннем рынке», – пишут экономисты Sberbank CIB Евгений Гавриленков, Антон Струченевский и Сергей Коныгин.

Тем не менее, в октябре ЦБ также не изменил ключевую ставку, оставив ее на уровне 11%.

Увеличить привлекательность ведения бизнеса в России также поможет защита инвестиций, уменьшение и упрощение административных процедур, влияющих на существование бизнеса, и экономическая стабильность, говорит Виктор Демидов.

Действительно, сейчас в рейтинге благоприятности условий ведения бизнеса Всемирного банка (Doing Business) Россия занимает лишь 51-е место из 189. По многим параметрам этого рейтинга мы сильно проигрываем большинству развитых стран. Так, по легкости получения разрешения на строительство у России 119-е место, по защите миноритарных инвесторов – 66-е, по получению кредитов – 42-е, по легкости ведения международной торговли – 170-е.

Привлекательные условия для ведения бизнеса во многом зависят от стабильности финансовой системы в России, снижения административных барьеров, а также разработки более гибкой, менее бюрократизированной системы открытия и ведения бизнеса, резюмирует руководитель международно-правовой практики коллегии адвокатов «Чаадаев, Хейфец и партнеры» Анастасия Асташкевич.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ
  • Livejournal
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ