5 декабря 2016

 $63.62€68.23

18+

ЭКОНОМИКА РОСТА

Закат инфляционного таргетирования

Почему ЦБ стоит перейти к таргетированию номинального ВВП

Глава Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина
Глава Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина

Фотография: ИТАР-ТАСС

После кризиса 2008-2009 годов ранее популярная среди центральных банков разных стран политика инфляционного таргетирования становится все менее привлекательной. Одним из немногих ее последователей остается российский Центробанк — он повышает процентные ставки в попытке предотвратить рост цен, вызванный скорее внешними причинами. Профессор Гарварда Джеффри Франкель объясняет, почему инфляционное таргетирование — не лучший путь к процветанию экономики.

Рождение и упадок идеи

Руководства центральных банков преследуют несколько целей. Для их достижения они часто стремятся управлять инфляционными ожиданиями, демонстрировать прозрачность монетарной политики и поддерживать доверие к себе. Чтобы ясно и четко проинформировать о своих намерениях, ЦБ может устанавливать явный целевой диапазон для определенного экономического показателя, публиковать прогнозы для него или же предложить политику «опережающей индикации», указав пороговое значение показателя, без достижения которого не произойдет изменения процентных ставок.

Но что должно быть этим показателем, экономической переменной? В 1980-е годы большинство развитых стран предпочитали ориентироваться на объем денежной массы.

После провала монетаристского подхода некоторые перешли к таргетированию инфляции. Но они часто не справлялись с заявленными целями, считает профессор Гарвардского университета Джеффри Франкель.

Политика инфляционного таргетирования впервые появилась в Новой Зеландии в 1990 году. Многие экономисты восхищались прозрачностью такого подхода, и он за короткое время приобрел популярность в Канаде, Австралии, Великобритании, Швеции и Израиле. Позже эту политику переняли государства Латинской Америки (Бразилия, Чили, Мексика, Колумбия и Перу) и другие страны с развивающейся экономикой (в частности, Южная Африка, Южная Корея, Индонезия, Таиланд и Турция).

Номинальный якорь

Номинальный макроэкономический показатель, достижение определенного уровня которого является целью экономической политики. Таким показателем может быть, к примеру, уровень валютного курса или определенный денежный агрегат. При фиксированном режиме валютного курса номинальным якорем может являться инфляция: фиксация курса национальной валюты к валюте страны с низкой инфляцией дисциплинирует денежную политику и заставляет ее ориентироваться на низкую инфляцию.

Одной из причин столь широкого признания инфляционного таргета в качестве наилучшего номинального якоря стал провал политики управления обменными курсами во время валютных кризисов 1990-х годов. Искусственно поддерживаемый валютный курс во многих из этих стран не справился с валом атак спекулянтов. Властям было нужно нечто новое — надежная денежно-кредитная политика, которую можно было бы предъявить населению.

До таргетирования обменного курса, в начале 1980-х, популярным подходом было таргетирование денежной массы, придуманное монетаристом Милтоном Фридманом. Но к началу 1990-х все эти подходы устарели. Инфляционное таргетирование стало известно как правило, которое предписывало центральным банкам устанавливать целевой диапазон ежегодного изменения индекса потребительских цен (ИПЦ) и бросать все силы на то, чтобы его соблюдать. Тогда на целевые показатели по инфляции перешли многие развивающиеся страны; но, как правило, они не справлялись с поставленными перед собой задачами.

Цель не оправдывает средства

Проблема с подобным подходом к денежно-кредитной политике заключается в том, что даже если конкретная количественная цель может быть разумной в тот момент, когда она только поставлена, последующие непредвиденные события зачастую делают ее серьезным препятствием для работы регулятора.

Монетарные власти сталкиваются с трудным выбором между нарушением заявленных целей — что подорвет доверие к ним — и проведением слишком жесткой или слишком мягкой политики, что причинит ненужный ущерб экономике.

Крупнейшие центробанки могут справляться с неудачами без значительной потери доверия со стороны населения. Так, Бундесбанк регулярно не выполнял цели по денежной массе, и все же до сих пор считается авторитетным и заслуживающим доверия учреждением. Совсем недавно инфляционные ожидания в США и Великобритании оставались устойчивыми даже тогда, когда Федеральной резервной системе и Банку Англии пришлось серьезно пересмотреть объявленные ранее пороги по безработице.

Иначе обстоит дело в развивающихся странах и странах с переходной экономикой. Они, как правило, более остро нуждаются в поддержании доверия к их политике, что объясняется имевшими место ранее резкими скачками инфляции, отсутствием надежных институтов или политическим давлением с целью монетизации бюджетного дефицита.

Им нужны цели, с которыми они действительно могут справиться.

Шок предложения

Резкое сокращение совокупного предложения в результате неурожая, войн и других социальных и природных катаклизмов. Шок предложения характеризуется падением курса национальной валюты, приводящим к росту цен на факторы производства у большинства предприятий. Шок предложения является одним из источников инфляции издержек.

Когда Международный валютный фонд спрашивает Центробанки, что является их номинальным якорем, многие называют таргетирование инфляции. Но при этом у них есть сложности с выполнением этих целей. Если они, к примеру, пострадали от неблагоприятного шока предложения одновременно с резким ухудшением условий внешней торговли, правильным шагом было бы достаточное для обесценивания валюты ослабление денежно-кредитной политики. Но таргетирование ИПЦ исключает это, поскольку ослабление курса национальной валюты поднимет цену импортируемых товаров — это могут быть продукты питания, нефть или что-то еще.

В самом деле, если шок проявляется в увеличении долларовых цен на нефть (в случае, если она импортируется государством — прим. Газеты.Ru), то целевой показатель инфляции в теории диктует ужесточение денежно-кредитной политики — достаточное, чтобы поднять курс национальной валюты. Но такая политика означает, что побочным эффектом станет резкое падение объемов производства.

На практике, центральный банк, сосредоточившийся на таргетировании инфляции, в таком случае обычно отказывается от цели ценовой стабильности. Он пытается объяснить населению неудачу в терминах «базовой инфляции»: то, что произошло — это всего лишь увеличение стоимости наполнения бензобака или продуктовой корзины. Но это подрывает основные цели — прозрачность, доверие и предсказуемость — для достижения которых, в первую очередь, и был объявлен таргет.

Новое – это хорошо забытое старое

Развивающимся странам необходимо перейти к таргетированию номинального ВВП. Основное преимущество такой политики по сравнению с режимом таргетирования инфляции — устойчивость к шокам предложения и шокам внешней торговли.

Это означает, что центральный банк не сталкивается с выбором между отказом от цели и ущербом экономике.

Предложения по таргетированию номинального ВВП знакомы большинству промышленно развитых стран, впервые они появились еще в 1980-х. Вслед за резким повышением цен в 1970-х годах центральные банки хотели перейти к денежной дисциплине в целях содействия дезинфляции.

Предложение так и не было принято. Тем не менее, идея получила новую огласку около двух-трех лет назад. На этот раз — из-за желания использовать больше монетарных стимулов, чтобы облегчить восстановление после кризиса 2008-2009 годов.

Предложение так и не было принято. Тем не менее, идея получила новую огласку около двух-трех лет назад. На этот раз — из-за желания использовать больше монетарных стимулов, чтобы облегчить восстановление после кризиса 2008-2009 годов.

Есть веские причины полагать, что таргетирование номинального ВВП больше подходит именно для стран с переходной экономикой, а не для промышленно развитых государств. Развивающиеся страны чаще подвержены неблагоприятным изменениям условий торговли, таких как повышение мировых цен на нефть или снижение цен на экспортируемые ими товары. Их экономика, как правило, больше страдает от шоков предложения в результате стихийных бедствий, социальных потрясений и внезапных изменений производительности.

Преимущество таргетирования номинального ВВП в том, что негативные шоки подобного рода одинаково отражаются на производстве и инфляции, а не перекладывают всю нагрузку на производство, что выливается в падение его темпов.

Это позволяет реализовывать планы центрального банка таким образом, что он может достичь заявленных целей.

Многие развивающиеся страны испытывают необходимость снизить инфляцию, что большинство развитых стран сделало еще 30 лет назад. Одним из примеров является Индия, которая в настоящее время рассматривает вопрос перехода к таргетированию инфляции для ужесточения денежной дисциплины. Но страна регулярно подвергается шокам предложения, в частности, из-за сезона дождей. Статистические расчеты показывают, что попытка установить инфляционный коридор в условиях таких потрясений привела бы к слишком большим колебаниям реального ВВП, в отличие от привязки политики к номинальному ВВП.

Цель на таргетирование номинального ВВП может быть установлена вне зависимости от того, каков желаемый уровень сдержанности в эмиссии денег. Таргет на номинальный ВВП не зависит от непредсказуемых будущих потрясений, и неважно, стоит ли цель смягчить денежную политику, ужесточить ее или оставить на прежнем уровне, а также хочет ли центральный банк объявить прогноз, установить целевой диапазон или проводить политику опережающей индикации.

Необходимо не просто выбрать какой-то план и придерживаться его. Нужно подбирать план таким образом, чтобы цели были выполнимыми. И таргетирование ВВП — как раз такой план.

Читайте также:
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ
  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ