Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Опасность снимут с продажи

Магазины, рестораны, офисы, лифты и подъемники для инвалидов перестанут считаться опасными производственными объектами

Екатерина Карпенко 16.10.2012, 19:33
ИТАР-ТАСС

Магазины, рестораны, офисы, лифты и подъемники для инвалидов перестанут считаться опасными производственными объектами. Это предусматривает новый законопроект о промбезопасности, подготовленный Ростехнадзором. Дмитрий Медведев поручил завершить перерегистрацию объектов к 2014 году. Эффект для бизнеса – 1 трлн рублей.

Ростехнадзор с помощью бизнеса подготовил новый законопроект о промышленной безопасности. Он должен заменить устаревшие нормы 1997 года, под которые подпадают 300 тысяч опасных производственных объектов. Контролировать их (от складов химоружия до котельных и лифтов) невозможно. С этим согласились все – как бизнес, так и чиновники. На обсуждении с экспертами «Открытого правительства» премьер-министр Дмитрий Медведев в четверг поставил задачу – все максимально упростить.

Как говорится в подготовленном к заседанию докладе РСПП, в России опасных промышленных объектов в 10 раз больше, чем в Евросоюзе. При этом экономика ЕС — в 7 раз больше российской. Причина тому --различные подходы к определению опасности предприятий. Если в Европе к ним относятся только те, которые работают с опасными веществами, то в России опасные объекты — это также оборудование, лифты, эскалаторы, канатные дороги, фуникулеры, объекты горных работ, расплавы металлов и сплавы на их основе. «Чтобы обслужить их надзорными функциями, нужна огромная бюрократическая машина», — говорит министр по «Открытому правительству» Михаил Абызов.

Только в Москве опасных промышленных объектов 24 617, а реально опасными специалисты считают всего 117, заметил глава департамента науки, промышленной политики и предпринимательства столицы Алексей Комиссаров.

Отнесение объектов к опасным увеличивает затраты для бизнеса: на справки, согласование, обслуживание и проч. Устаревшие нормы не позволяют также использовать современные технологии: предприятиям приходится перерабатывать типовые импортные проекты.

Согласно расчетам РСПП, дополнительные затраты на эти цели составляют до 30% от стоимости инвестиционных проектов в зависимости от отрасли. Всего в России ежегодный объем промышленных инвестиций оценивается в 4 трлн рублей в год, из них неэффективные затраты составляют 1 трлн.

Новые нормы гармонизируют российское законодательство с Конвенцией МОТ по предотвращению крупных промышленных аварий.

По оценкам РСПП, это позволит сэкономить только на экспертизах 18 млрд рублей уже в первый год, до 2020 года — 144 млрд, а на косвенных расходах – 100 млрд в первый год и 3,6 трлн рублей до 2020 года.

Процесс согласований новых норм промбезопасности длился восемь лет, дело сдвинулось лишь в последние три месяца. Главное нововведение – переход к оценке опасности предприятий с точки зрения масштабов последствий возможных аварий и риска для людей. Все объекты будут разделены на четыре группы: чрезвычайно высокая опасность, высокая, средняя и низкая. По подсчетам Ростехнадзора, чрезвычайно опасных в России 1298 объектов (сюда в том числе входят склады химоружия и шахты), к II и III классу отнесут 7,5 тыс. и 93 тыс. объектов, а к IV – 186,8 тыс.

Лицензирование последних отменяется, их руководителям не нужно будет заботиться о разработке плана по ликвидации последствий аварий.

Лифты, эскалаторы и подъемники для инвалидов в жилых домах, магазинах и офисных центрах теперь не будут относиться к особо опасным объектам. Таковыми предложено считать только эти устройства в метро. При этом лифты и подъемники для инвалидов в жилых домах будет необходимо страховать, как и сейчас. Система обязательного страхования была введена вступившим с 2012 года законом. Тарифы находятся в диапазоне от 0,1% до 4,94% от страховой суммы (самая высокая ставка – для шахт).

Из закона будут исключены магазины, рестораны, объекты электросетевого хозяйства.

Результатом должно стать снижение административной нагрузки на бизнес, возможность применения новых технологий, высвобождение компаниями денег на модернизацию заводов, улучшение системы контроля за чрезвычайно опасными объектами и перекладывание ответственности за аварии на объектах низкой опасности и неопасных на их собственников, надеются авторы документа.

Владелец НЛМК Владимир Лисин выразил надежду, что в Госдуме «не найдется желающих поправить» законопроект. «Надо мерить выхлоп по трубе», — пояснил бизнесмен.

Точные методики классификации еще предстоит определить. По словам гендиректора «Газпром нефти» Александра Дюкова, для нефтяников они уже подготовлены. К 1 января 2015 все объекты, по плану Ростехнадзора, будут перерегистрированы в соответствии с новыми нормами. Медведев попросил ускорить процесс — завершить перерегистрацию к 2014 году.

Но одного законопроекта о промбезопасности недостаточно. «Нужно обновить весь шлейф нормативно-правовых документов в области промышленной безопасности и смежных областях, а это более 600 отраслевых правил безопасности, еще доставшихся нам со времен Госгортехнадзора и Ростехнадзора современного, более 800 стандартов по обеспечению безопасности труда, а также значительное число нормативных документов по промышленной экологии», — перечислял председатель совета директоров Трубной металлургической компании Дмитрий Пумпянский. По его словам, бизнес готов включиться в эту работу, но правительству нужно «предусмотреть соответствующее финансирование». Медведев сразу же отреагировал на просьбу дать денег: изменение законодательства – есть работа министерств и ведомств. «А у ведомства эти деньги есть?» — обратился он к главе Ростехнадзора. Николай Кутьин от вопроса о деньгах ушел, но заметил, что «выпустить 600 документов силами одного Ростехнадзора невозможно».

Есть у бизнеса и вопросы к системе обязательного страхования ответственности владельцев опасных объектов. По словам президента РСПП Александра Шохина, утвержденные правительством страховые тарифы необоснованно высокие. За год страховщики собрали 8 млрд рублей премий, а выплатили 70 млн рублей, говорит он. В качестве одного из выходов Шохин предложил «отдать тарифы рынку».