Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Лучшая сделка за всю мою карьеру»

Рубен Варданян рассказал, как проходила приватизация Сбербанка

Юлия Орлова 19.09.2012, 20:56
Рубен Варданян ИТАР-ТАСС
Рубен Варданян

Рубен Варданян, президент «Тройки Диалог», выступившей организатором SPO Сбербанка, сказал «Газете.Ru», что считает сделку самой успешной за всю свою карьеру. Окно для новых размещений в этом году не закрыто, об этом говорит высокий спрос на акции госбанка, считает он.

— Как вы в целом оцениваете размещение Сбербанка?

— Я считаю, что это лучшая сделка за всю мою карьеру инвестиционного банкира. Лучшая со многих ракурсов: момент выхода на рынок, качество участвующих в сделке инвесторов, ее структура. Это тот самый случай, когда и продавец, и покупатель остались довольны. Внешнее восприятие сделки оказалось очень позитивным. Отдельно хочу отметить диверсифицированность клиентов. В общем, если говорить об идеальной продаже, то это была именно она.

— А не расстроились, что не по верхней границе ценового диапазона прошло размещение?

— Нет. Наоборот, был уникальный для российского рынка и эмитента дисконт: 1,9% к спотовой цене локальных акций. Такого дисконта не было ни у одной российской компании. Обычно дисконт составляет 5—10%. Более того, нельзя проводить сделку так, чтобы инвестор ничего не смог заработать. Это неправильно. Поэтому минимальный дисконт справедлив.

— Сколько новых инвесторов в итоге появилось у Сбербанка?

— Достаточно много. Более 300 инвесторов. Среди них какие-то уже являются акционерами Сбербанка, какие-то — нет. Это огромная группа клиентов, которая по-разному смотрит на Россию, в том числе управляет фондами разных размеров.

— Сколько заявок на крупные пакеты удалось удовлетворить?

— Это было абсолютно равно распределенное размещение, где не было якорных инвесторов.

— А какие крупные зарубежные институциональные инвесторы вошли в капитал Сбербанка?

— Эта информация не подлежит раскрытию. Да и не в именах дело. Важно то, что новые деньги пришли в российскую экономику.

— Участвовали ли в размещении российские инвесторы?

— Да, у нас были российские клиенты, которые участвовали в SPO, в том числе через Московскую биржу. Впервые было организовано размещение, в котором одновременно участвовали инвесторы в Москве и Лондоне.

— Среди них были структуры Сулеймана Керимова, Вадима Мошковича, Филарета Гальчева?

— Мы не комментируем такие вопросы.

— На Московской бирже было продано всего 3% от общего объема размещаемых акций. С чем вы это связываете?

— У нас очень быстро проходило размещение, кроме того, не было большой рекламной кампании. Не стоит забывать, что это первый опыт параллельного размещения на внебиржевом рынке LSE и на биржевом рынке в Москве.

— Говорит ли незначительный объем размещения в Москве об отсутствии спроса на бумаги Сбербанка на внутреннем рынке?

— Это не так. Все дело в объеме нашего рынка. Ведь 3% от общей суммы размещения, превысившей $5 млрд, — это более $150 млн, что является очень хорошим показателем для развивающейся биржевой площадки.

— Но сначала заявлялся объем размещения в 10% от общего предложения.

— Это не заявленный объем размещения, а лимит, который мог быть исчерпан, а мог и не быть.

— Вы отдавали предпочтения каким-то конкретным группам инвесторов?

— Нет, для нас все инвесторы равны.

— Доля бумаг Сбербанка, обращающихся на западных площадках в форме расписок, близка к установленному законом максимуму в 25% от общего объема выпущенных акций. Как Сбербанк будет решать эту проблему?

— Ее можно решить только изменением законодательства и увеличением максимальной доли расписок в общем объеме акционерного капитала.

— Вы входите в рабочую группу по созданию в Москве международного финансового центра. Влияют ли сделки, аналогичные размещению Сбербанка, на развитие МФЦ?

— Конечно. Такие сделки стимулируют развитие инфраструктуры местного рынка, биржевых технологий, что в конечном итоге должно привести к тому, что большинство размещений будут проходить на локальном рынке, причем участвовать в нем будут не только российские, но и международные инвесторы. То есть, чтобы привлечь новых акционеров со всего мира, нам не придется идти на западные площадки.

— После размещения Сбербанка будет ли возможность у других эмитентов провести размещения в этом году? Окна еще будут?

— Я считаю, что да. Переподписка на акции Сбербанка показала, что инвесторы готовы вкладывать в интересные российские компании, имеющие четкие перспективы развития.

— Это ваша последняя сделка в рамках Сбербанка?

— Почему? Это последняя сделка в рамках «Тройки Диалог», когда логотип компании стоит на проспекте к размещению. Символично, что мы сделали последнюю сделку перед окончательным объединением со Сбербанком именно по размещению его акций. Понятно, что впереди еще много мандатов на совершенно разные сделки, так что мы надеемся и дальше наращивать свое преимущество. У нас уже многое сделано в этом направлении.

— Сожалеете, что бренда «Тройка Диалог» больше не будет?

— Я очень горжусь тем, что было сделано за годы работы «Тройки». Сейчас перед нами открываются новые перспективы, новый этап. У нас интересное будущее.

— Вы сказали, что у Сбербанка много мандатов. Какие это проекты?

— Не могу рассказать. Некоторые вы знаете, они объявлены (инвестиционный блок Сбербанка, куда влилась «Тройка Диалог», планирует выступить маркет-мейкером IPO «Мегафона». — «Газета.Ru»).

— У вас контракт заканчивается в 2013 году. Когда вы покидаете компанию?

— Пока окончательно не решено. Как минимум до 1 января 2014 года, когда завершится второй этап сделки между Сбербанком и «Тройкой Диалог», я точно работаю.