Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

ОПЕК для своих

Венесуэла предлагает России создать новый мировой нефтяной картель

Алексей Топалов 07.10.2011, 13:09
Владимир Путин и Уго Чавес ИТАР-ТАСС
Владимир Путин и Уго Чавес

Уго Чавес предложил создать стратегический нефтяной альянс, в котором будут участвовать Венесуэла и Россия. Новая организация, по его словам, не должна нарушать интересы ОПЕК. Нефтяники и эксперты не видят экономической пользы от создания новой структуры. По их мнению, Чавес пытается таким образом удержать российские нефтяные компании в Венесуэле.

Страны, обладающие крупнейшими запасами нефти, в том числе Россия и Венесуэла, должны создать новый стратегический альянс, считает венесуэльский президент Уго Чавес. «Нефтяных гигантов — их всего четыре или пять, Россия и Венесуэла входят в их число», — отметил он в ходе телемоста с российской делегацией во главе с вице-премьером Игорем Сечиным, которая в четверг прибыла в Венесуэлу и ознакомилась с ходом работ на месторождении «Хунин-6» (его разрабатывают венесуэльская госкомпания PDVSA и консорциум российских компаний, в который входит «Газпром нефть», «Роснефть», «ЛУКойл», ТНК-ВР и «Сургутнефтегаз»; владеет 40% проекта).

Деятельность нового альянса совершенно не будет вступать в противоречие с интересами Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК), добавил Чавес. Предложение встретило понимание у членов российской делегации.

Россия и Венесуэла — это две нефтяные супердержавы, отметил министр энергетики Сергей Шматко: «И от того, что мы делаем и будем делать в дальнейшем, во многом зависит будущее нефти во всем мире».

ОПЕК, в которую входят 12 стран (Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, Венесуэла, Катар, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, Алжир, Нигерия, Эквадор и Ангола), практически утратила свое влияние на рынок нефти. За последние годы решения организации о сокращении либо увеличении квот на добычу приводили лишь к кратковременному изменению нефтяных котировок. Впрочем, с 2009 года квоты ОПЕК остаются неизменными — 24,85 млн баррелей в сутки. На последней же сессии картеля в июне страны-участницы не смогли прийти к единому решению по поводу квот. Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ голосовали за повышение объемов добычи на 1,5 млн баррелей в сутки, а Иран, Ирак и Венесуэла выступили против.

«Следует признать, что роль регулятора нефтяных цен сейчас исполняют фондовые спекулянты, — говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Необходимость реформы ОПЕК очевидна. Но то, что предлагает Чавес, выглядит анекдотически: создать новую структуру, не распуская старой».

Без Саудовской Аравии, обладающей 20% мировых запасов нефти, любой альянс заведомо невозможен, так как он не будет влиять на нефтяные цены.

А договориться с Саудовской Аравией будет весьма сложно, говорит Симонов: доказательствам тому служат разногласия этой страны с Венесуэлой на последней сессии ОПЕК.

Экономический смысл создания нового нефтяного альянса не очень понятен, подтвердили «Газете.Ru» эту точку зрения в одной из крупных российских нефтяных компаний.

Россия — единственная крупная нефтяная держава, не входящая в ОПЕК. Представителей РФ приглашают на заседания организации в качестве наблюдателей, было даже достигнуто соглашение о том, что Россия будет координировать свою добычу с ОПЕК. Но вступать в картель она отказывается, хотя ее неоднократно приглашали.

«Вхождение России в любую мировую нефтяную организацию связано с определенными сложностями, — объясняет старший эксперт Института энергетики и финансов Сергей Агибалов. —

В отличие от большинства стран ОПЕК в России существует не одна, а несколько крупнейших компаний, что затруднило бы распределение квот».

Венесуэла пытается удержать российские компании в своих проектах, объясняют эксперты смысл предложения Чавеса. «Россия уже заплатила за вход в «Хунин-6» $1 млрд и готовится вложить еще несколько миллиардов, — напоминает Симонов. — Но после того, как стало известно о болезни Уго Чавеса (в начале июля венесуэльский президент признал, что болен раком), у российских властей и компаний не мог не возникнуть вопрос, стоит ли продолжать вкладывать средства в венесуэльские проекты, если нет гарантии, что в ближайшие годы власть в Венесуэле не сменится. При этом России самой нужны деньги: недаром она приглашает западных инвесторов для разработки собственных недр».