Пенсионный советник

Рублю есть куда падать

За два месяца паники на рынках рубль подешевел к доллару на 17%, к евро — почти на 10%, и это не предел

Ольга Танас, Глеб Климентьев 23.09.2011, 18:14
Thinkstock/Fotobank.ru

За два месяца паники на рынках рубль подешевел к доллару на 17%, к евро — почти на 10%. И это не предел: если напряжение на рынках усилится, Греция объявит дефолт, то доллар может стоить 36—37 рублей, евро — 49—50 рублей, предупреждают эксперты. Центробанк не спешит вмешиваться, ведь слабый рубль приносит дополнительные доходы экспортерам, а значит, и бюджету. Простым россиянам лучше держать вложения в разных валютах, советуют эксперты.

Официальный курс доллара, установленный Центробанком на следующий день, вырос еще на 20 копеек и составил 32,11 рубля, официальный курс евро поднялся на 12 копеек, до 43,36 рубля. Таким образом, рубль опять подешевел к бивалютной корзине: ее стоимость выросла на 17 копеек и достигла 37,17 рубля против 37 рублей в четверг.

Рубль сдает позиции к основным валютам с конца июля: менее чем за два месяца он упал по отношению к доллару на 17%, по отношению к евро — почти на 10%.

Власти считают ослабление рубля в последние недели избыточным. «Сами экономические отношения показывают, что справедливый, если это слово приемлемо, курс рубля — где-то в районе 29 рублей за доллар», — заявил замминистра финансов Сергей Сторчак в кулуарах заседаний БРИКС и «большой двадцатки» в Вашингтоне.

«Если мы берем цену на нефть, которая признается комфортной для экспортеров и импортеров или потребителей, — это вилка $80—100, то при этой вилке курс рубля в 29 рублей за доллар — это центральный курс, вокруг которого и должны происходить колебания в зависимости от состояния экономики, в зависимости от общеэкономической тенденции», — пояснил Сторчак.

Главная причина снижения курса рубля — падение на мировых рынках капитала в связи с долговым кризисом в Европе, снижением рейтинга США и угрозой того, что мировая экономика вновь впадет в рецессию. В условиях паники инвесторы предпочитают выходить из рискованных активов, к которым относится и рубль, и переходить в доллар. Ситуацию ухудшают российские «дочки» иностранных банков, которые выводят доллары с рынка и направляют их своим материнским, в основном европейским структурам, испытывающим проблемы с фондированием, считают участники рынка валютных операций. По словам аналитика «ВТБ Капитала» Максима Раскоснова, за лето объем таких операций составил не менее $5—6 млрд. «Покупка валюты российскими «дочками» иностранных банков для обеспечения ликвидности материнских банков, вполне возможно, продолжается и сейчас», — цитирует эксперта «Интерфакс».

«Рубль находится под давлением одновременно цен на нефть и бегства инвесторов с развивающихся рынков. Кроме того,

раздутый выборный бюджет провоцирует рост товарной инфляции, тем более что в России большая часть товаров — импорт. И, наконец, у нас очень сильны панические настроения, так как ни малейшей надежды на государство в вопросах экономики ни у населения, ни у бизнеса нет»,

— говорит председатель совета директоров УК «Столичная финансовая корпорация» Павел Геннель. «Огромные социальные расходы, необоснованные расходы на масштабные имиджевые проекты, высокий уровень коррупции, отсутствие рычагов сдержек и противодействий в политической системе подрывают доверие инвесторов к российским активам», — добавляет начальник казначейства СДМ-банка Эдуард Лушин.

Рублю еще есть куда падать, уверены эксперты, опрошенные «Газетой.Ru». «Потенциал снижения рубля остается порядка 5% по бивалютной корзине, а при повышенной нервозности может уйти и до 8—10%»,

— считает директор направления финансового консультирования BDO в России Елена Матросова. «На волне паники рубль может прогуляться и до 36—37 рублям за доллар и 49,50 рубля за евро. Но, если не случится ничего экстраординарного, курс рубля, скорее всего, вернется к 29 рублям за доллар и 41 рублю за евро», — добавляет Геннель. «Рубль еще может ослабеть до 33 рублей за доллар (на фьючерсах он уже вплотную подходил к этой отметке накануне, во время вечерней сессии), но в дальнейшем Центробанк будет довольно серьезно вмешиваться», — считает управляющий портфелями ЦБ УК «Солид Менеджмент» Георгий Ельцов. По словам Матросовой, регулятор может начать поддержку после отметки 37,2 рубля по бивалютной корзине, но будет делать это осторожно, чтобы не изъять рублевую ликвидность с рынка.

«Максимум, который Центробанк потратит на валютные интервенции, — $15—20 млрд, за сентябрь они составляют около $5—7 млрд. Это разумно и больше не нужно: зачем тратить деньги, чтобы дать кому-то заработать»,

— рассуждает экономист ИК «Тройка Диалог» Антон Струченевский. Но поддержка Центробанка может и не понадобиться, не исключают эксперты. «Слухи о смерти евро преувеличены. Еврозона более устойчива, чем США: бюджетный дефицит региона составляет менее 4% ВВП, а в США — 10% ВВП. Другое дело — поведение отдельных членов еврозоны. Греция — это вопиющий пример, без технического дефолта будет сложно обойтись», — говорит Струченевский. Но, если Греция избежит дефолта в октябре, рубль может укрепиться до 29,5—30 рублей за доллар в течение нескольких недель, добавляет главный стратег по российскому долговому рынку банка «Открытие» Евгений Воробьев.

Дешевый рубль даже выгоден для властей, поскольку помогает сократить дефицит бюджета. «Бюджет формируют доходы от экспорта, а для экспортеров слабый рубль очень выгоден»,

— говорит Лушин. Для экспортоориентированных отраслей дешевый рубль снижает рублевые издержки. «Импорт, скорее всего, тоже не пострадает, переложив курсовую разницу на конечных потребителей», — считает Геннель. Таким образом,

дешевый рубль ударит по карману рядовых россиян, для которых вырастут цены на импортные товары. Особенно пострадают и те граждане, кто хранил сбережения в рублях.

Учитывая нестабильность на валютных рынках, россияне должны диверсифицировать свои сбережения, советуют эксперты. «Главный принцип — не класть все яйца в одну корзину», — говорит Лушин. «Наилучший вариант — валютная корзина, на треть состоящая из долларов, треть — евро, треть — рублей. Это не способ заработать, а способ сохранить капитал», — добавляет Ельцов. «Бежать из национальной валюты не стоит, сейчас не 2008 год, и с фундаментальной точки зрения ситуация более устойчивая», — уверен Струченевский. Если граждане захотят вложить средства на депозиты, то им следует тщательно выбирать банк и не гнаться за высоким процентом, рекомендует Геннель.