Ошибки на $38 миллиардов

Незаконный вывоз капитала из России за год достиг $37,6 млрд

Thinkstock/Fotobank.ru
Незаконный вывоз капитала из России за год достиг $37,6 млрд, констатируют в Таможенном союзе. Сумма сопоставима с легальным оттоком, который зафиксировал Центробанк. Предприниматели списывают деньги на бухгалтерские ошибки и проблемы в расчетах с партнерами. Выводя капитал, бизнес стремится сэкономить на налогах и получить гарантии его сохранности, считают эксперты.

$37,6 млрд были незаконно вывезены из России в прошлом году, указано в докладе ответственного секретаря комиссии Таможенного союза (КТС) Сергея Глазьева. По статье платежного баланса «чистые ошибки и пропуски» было вывезено $8 млрд, по статье «своевременно не полученная экспортная выручка» — $15,7 млрд, по статье «переводы по фиктивным операциям с ценными бумагами» — $13,9 млрд, говорится в докладе.

«Озвученная сумма оттока капитала — это около 2,5% ВВП, почти половина всего профицита текущего счета за 2010 год (4,8%) и порядка 13% всех годовых инвестиций в основной капитал», — подсчитал главный экономист по России и Казахстану банка ING Дмитрий Полевой.

По данным Росстата, в прошлом году объем российской экономики достиг 44,5 трлн рублей, на «серую» экономику приходится около 7,12 трлн рублей. За 2009 год корректировка ВВП с учетом теневых операций юрлиц составила 2,54 трлн рублей (6,6% ВВП), за 2008 год – 2,48 трлн рублей (6% ВВП). Выше всего доля подобных операций в таких видах деятельности, как строительство, гостиничный и ресторанный бизнес, операции с недвижимостью. Там значительная часть работ производится малым бизнесом, где трудно обеспечить налоговую и отчетную дисциплину.

Чтобы пресечь вывоз денег под видом своевременно не полученной экспортной выручки и непогашенных импортных авансов, Глазьев предлагает ввести порядок уплаты НДС импортерами, осуществляющими предоплату поставок товаров и услуг нерезидентами, в момент осуществления платежа, например, путем банковского перевода. Сейчас НДС платится импортером при поставке товаров, и если товар не поставлен, налог не платится. Таким образом, Глазьев предлагает НДС привязать к оплате товара, тогда независимо от поставки НДС будет заплачен. Для бизнеса это будет фактически будет означать работу по авансовой схеме.

Кроме этого Глазьев предложил платить налог на прибыль с убытка. Сейчас если контрагент не рассчитался с экспортером, то экспортер снижает налогооблагаемый доход, а значит, и обязательства по налогу на прибыль. «Если импортер или экспортер не обеспечил гарантированного исполнения сделки партнером-нерезидентом либо возмещения ущерба при непогашении импортного аванса нерезидентом, он должен списывать убытки за счет уменьшения капитала, а обязательство по уплате налога на прибыль уменьшаться не должно», — говорится в докладе.

Масштабы нелегального оттока капитала совпадают с данными о легальном чистом оттоке: озвученная Глазьевым цифра в $37,6 млрд практически совпадает с официальной оценкой чистого вывоза капитала частным сектором за прошлый год, опубликованной на сайте Центробанка — $35,3 млрд.

«Подобное совпадение может свидетельствовать либо о том, что всякий вывоз капитала рассматривается как действие за гранью закона, либо о том, что собираемая и публикуемая статистика неприемлемо плоха», — говорит главный экономист УК «Русь-Капитал» Алексей Логвин.

На ситуацию влияют инвестклимат, коррупция, политические риски и общие опасения в преддверии нового предвыборного цикла, рассуждает Полевой из ING. «Причина не столько в желании увести деньги, используя именно серые схемы, сколько в желании сэкономить на налогах, в частности, на налоге на прибыль», — отмечает главный экономист «Уралсиб-Кэпитал» Алексей Девятов.

Выводя капиталы из-под контроля российской налоговой системы, бизнес также получает гарантии его сохранности, которые в России достаточно зыбкие, говорит начальник аналитического департамента «Альпари» Егор Сусин.

Способы вывода капитала многочисленны, убеждены эксперты. «Принятие предложенных поправок в законодательство ограничит масштаб незаконной деятельности и заставит изобретать более изощренные схемы», — считает Логвин. Но это может нанести ущерб добросовестным экспортерам, предупреждает Девятов. «Как экспортер, я буду знать, что мои риски заключаются не только в том, что иностранцы мне не заплатят, я буду вынужден заплатить налоги, как если бы деньги за товар пришли. Это двойной убыток», — рассуждает экономист. Он предлагает принять меры по защите интересов экспортеров за рубежом: «Схема «продали — не продали, а налоги заплатите» — это неправильно. Нужно искать другие механизмы».