Таможенный союз затянуло нефтью и газом

Белоруссия хочет равных с Россией цен на газ и отмены пошлин на нефть

ИТАР-ТАСС
Таможенный союз функционирует без сбоев, признали его участники. Но дальнейшее движение к Единому экономическому пространству под вопросом. Минск требует равных с Россией цен на газ и отмены пошлин на нефть и нефтепродукты. Россия на это не пойдет, убеждены эксперты.

Первые 100 дней существования Таможенного союза показали его стабильность, признали его участники. Серьезных претензий со стороны бизнеса, заявили главы таможен на Международной научно-практической конференции «Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и Российской Федерации: современность и перспективы» в четверг в Минске. «В течение двух месяцев работы мы смогли убрать определенные нестыковки по оформлению таможенных документов», — сообщил глава ФТС России Андрей Бельянинов. Результат — увеличение взаимной торговли.

По словам замглавы ГТК Белоруссии Владимира Гошина, товарооборот с момента подписания вырос на 25—30%. При этом, добавил он, Белоруссия преодолела спад внешней торговли, вызванный кризисом, и по ее объемам вышла на уровень 2005 года.

Но дальнейшее движение стран к созданию Единого экономического пространства (ЕЭП) под вопросом. Планируется, что ЕЭП заработает к 2012 году. Тогда будут окончательно отменены все экспортные пошлины в торговле между странами, в том числе на энергоносители. Белоруссия настаивает, что сделано это должно быть раньше.

В начале февраля 2010 года страны договорились о беспошлинных поставках в Белоруссию 6,3 млн т российской нефти в год, что позволяет республике ежегодно экономить около $1,6 млрд. Остальные объемы (чуть более 15 млн тонн) идут в Белоруссию со стопроцентной пошлиной. Но вопрос решен временно.

«По поводу пошлин на нефть мы уже потерпим до начала следующего года, но с 1 января 2011 года эти пошлины должны быть сняты», — заявил летом президент Белоруссии Александр Лукашенко.

С нефтепродуктами ситуация еще сложнее: Белоруссия весной заявила, что Россия незаконно ввела экспортные пошлины на них. Минск ссылался на межправительственные соглашения 1993 и 1995 годов, согласно которым, пошлины взимаются только с сырой нефти. Москва настаивала, что ее позиция «основана на международном праве». Как поясняли тогда юристы, более поздние российско-белорусские соглашения если не нивелируют договоренности 1993 и 1995 годов, то, во всяком случае, делают их небезусловными.

Минюст Белоруссии обратился с иском против России в Экономический суд СНГ. В минувшую пятницу суд отложил рассмотрение дела до 19 января, рекомендовав России на этот срок отменить пошлины на нефтепродукты. С российской стороны реакции пока не последовало, но решение суда носит рекомендательный характер, а значит, не обязательно для исполнения.

Цена вопроса о пошлинах на нефтепродукты точно не известна — объемы их поставок в Белоруссию не раскрываются. Однако, по приблизительным подсчетам, она уже превысила $1 млрд.

В четверг на конференции в Минске представители Белоруссии заявили, что республика хочет улучшить для себя и условия по газу. Сейчас она закупает российский газ с 10-процентным дисконтом, кроме того, он поставляется в республику без 30-процентной экспортной пошлины, так что средняя цена 1 тыс. кубометров в четвертом квартале должна составить около $200. В следующем году дисконт будет отменен, то есть Белоруссии придется платить примерно $220 за 1 тыс. кубов. При ежегодном объеме закупок в 20—24 млрд кубометров это обойдется Минску примерно на 440 млн дороже.

Белоруссия хочет не просто сохранить дисконт. По словам белорусского замминистра экономики Анатолия Филонова, Белоруссия настаивает на одновременном с Россией переходе на равнодоходность поставок. Дело в том, что Россия намерена к 2014 году выйти на равнодоходность внутренних и экспортных поставок (на внутреннем рынке в настоящее время 1 тыс. кубометров стоит примерно $80—85, в то время как Европа покупает российский газ в среднем по $290).

«Фактически заявление Минска означает, что белорусская сторона хочет для себя таких же цен на газ, какие будут в России в ближайшие три года,

— поясняет аналитик ИК «Универ» Дмитрий Александров. — Но на это Россия не пойдет, максимум, чего добьется белорусская сторона, это сохранение дисконта».

Гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов считает, что Белоруссия и так уже получила от России слишком много. «Республика имеет самую низкую цену на российский газ (для сравнения, для Украины 1 тыс. кубов стоит $260), — напоминает эксперт. — Причем этот газ республика перерабатывает в электроэнергию, которую потом поставляет нам же (например, в Калининградскую область). Кроме того, эта энергия используется при производстве товаров, которые потом идут на российский рынок, то есть Белоруссия на дешевом российском газе еще и делает деньги».

Аналогичная ситуация, напоминает Симонов, и с нефтью. Те 6,3 млн тонн, которые Россия поставляет без пошлины, — это те объемы, которые потребляет сама Белоруссия.

«Остальные более 15 млн тонн перерабатываются в Белоруссии и продаются в ЕС уже по ценам нефтепродуктов, то есть на этом Минск также получает доход, — говорит Симонов. — При этом власти республики хотят, чтобы им обнулили пошлину и на эти объемы. Ситуация абсурдная».

Президент России Дмитрий Медведев недавно заявил, что только по нефти Россия в этом году фактически субсидировала Белоруссию примерно на $2 млрд. «А доходы от пошлин недополучает бюджет, то есть налогоплательщики, мы с вами, — указывает Симонов. — Поэтому включить энергетическую составляющую в соглашение о Едином экономическом пространстве вообще было бы со стороны России фантастической глупостью».