На Уолл-стрит запрещено срезать углы

Американский сенат одобрил реформу Уолл-стрит

Сюзанна Камара, Глеб Климентьев 16.07.2010, 16:52
Reuters

Финансовая деятельность компаний в США будет регулироваться по новым правилам. Сенат одобрил законопроект, который призван не допустить повторения кризиса 2008 года, сократив риски и бонусы финансистов и дав регуляторам больше полномочий. Но правило «деньги в обмен на риск» он не отменит, говорят эксперты.

В четверг американский сенат шестьюдесятью голосами против 39 проголосовал за документ, который должен изменить систему финансового контроля в США. Так называемый акт финансовой стабильности разрабатывался целый год. Новаторство окажется самым значительным со времен финансовой депрессии 30-х годов. Документ, по-видимому, будет назван именами его основных разработчиков — законом Додда — Фрэнка — и будет подписан президентом США Бараком Обамой в начале будущей недели. «Законодательство о реформе финансового регулирования, принятое сегодня конгрессом, представляет собой необходимый и далеко идущий шаг в сторону предотвращения возможности повторения недавнего финансового кризиса», — заявил глава Федерального резерва Бен Бернанке.

Крупнейшие представители с Уолл-стрит, конечно, выступали против этого законопроекта, однако на это американский президент ответил четко.

«Если ваша бизнес-модель не построена на срезании углов и обмане клиентов, вам не надо бояться последствий этой реформы», — сказал Обама.

Реформа разделяет финансовую систему США на три сферы, за регулирование каждой из которых отвечает отдельный государственный институт. «Так, Федеральное агентство по страхованию будет следить за розничными коммерческими банками с активами до $50 млрд; Федеральному агентству по контролю за денежными обращениями будут подконтрольны национальные банки широкого профиля с активами до $50 млрд, занимающиеся также инвестиционными операциями; Федеральная резервная система займется всеми остальными — крупнейшими банками страны», — поясняет замначальника аналитического отдела «Инвесткафе» Александра Лозовая.

Закон также предусматривает, что возможности банков по проведению собственных операций на рынке на собственные средства будут ограничены (так называемое правило Волкера). Банки впредь смогут вкладывать средства в хедж-фонды и фонды частных инвестиций в объеме, не превышающем 3% от их капитала первого уровня, и владеть не более чем 3% капитала этих фондов.

Кроме того, реформа предусматривает создание при ФРС бюро по защите прав потребителей финансовых услуг, разработку «безопасных» для денег налогоплательщиков методов банкротства крупных корпораций, куда входят требования к размеру собственного капитала и долговой нагрузки, которые ограничат возможности корпораций к росту за счет «финансового рычага». Особое внимание будет уделяться прозрачности «экзотических» финансовых инструментов. «Речь идет о ликвидации «лазеек» в законодательстве, позволяющих совершать рискованные и неэтичные по отношению к инвесторам операции», — отмечает Лозовая.

Не останется без контроля и система вознаграждений и бонусов в частных корпорациях.

Акционеры будут заранее уведомляться о размере планируемых вознаграждений менеджменту и получат право выносить этот вопрос на голосование.

Публичные компании получат полномочия по отзыву тех вознаграждений менеджеров, которые были выплачены на основе данных неточной или недостоверной финансовой отчетности. Также при SEC будет создано собственное кредитное агентство, которое разработает новые требования по прозрачности и ответственности для кредитных рейтинговых агентств.

Законопроект дает регуляторам широкие полномочия по пресечению риска со стороны банков и защите прав потребителей, и это позволит смягчить, если не предотвратить, следующий финансовый кризис, цитирует Bloomberg бывшего инвестиционного банкира из JPMorgan Chase и Ко. Дугласа Дж. Эллиота: «Я уверен, что мы бы пережили период спада гораздо проще, если бы законопроект Додда — Фрэнка был принят несколько лет назад». Принятие «акта финансовой стабильности» будет способствовать оздоровлению американской финансовой системы, соглашается Лозовая: «В долгосрочной перспективе выгоду от реформы должен получить реальный сектор экономики. В финансовом секторе, напротив, уровень доходов снизится».

Тем не менее многие эксперты убеждены, что вводимые ограничения не приведут к каким-либо серьезным последствиям для деятельности финансистов. Они могут подстроиться под новые правила. «Проблема заключается в том, что финансовая система так или иначе стимулирует людей брать на себя риск. Для инвесторов, не желающих рисковать, есть депозиты. Но поскольку глобальные ставки по депозитам низки, то инвесторы сами пытаются найти большую доходность.

Новые правила игры создадут некоторую прозрачность всего процесса, но от этого сам он не станет другим. Деньги — только в обмен на риск»,

— говорит начальник аналитического отдела BNP Paribas Юлия Цепляева.

«В этом документе мало вещей, которые коренным образом меняют правила ведения бизнеса на Уолл-стрит, — говорит и Дин Бейкер, содиректор Центра экономических и политических исследований в Вашингтоне. — Наверное, не существует экономиста, который считает, что этот закон положит конец тем рискам, к которым прибегают крупнейшие финансовые институты».