Банкир, подозрительный во всех отношениях

Центробанк намерен не допускать к управлению банками тех собственников, которые способны довести кредитную организацию до банкротства

Creatas Images/East News
Центробанк намерен не допускать к управлению банками тех собственников, которые способны довести кредитную организацию до банкротства. Инициатива правильная, говорят эксперты, — вопрос, как определить «опасного» владельца.

Центробанк хочет запретить влиять на деятельность банка тем мажоритарным акционерам, которые способны довести банк до банкротства, сообщил директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаил Сухов на Международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге. По его словам, соответствующая инициатива уже прорабатывается ЦБ совместно с Минфином и другими ведомствами.

«Все банки, которые обанкротились в кризисный 2008 год, все до одного, имели серьезные упущения в своей деятельности. Это ошибки, порожденные самими руководителями банков. Например, рискованная кредитная политика»,

— говорит гендиректор «Интерфакс-ЦЭА» Михаил Матовников.

«Сухов прав: лучше предупреждать болезнь, нежели лечить ее потом», — соглашается член комитета Госдумы по финансовому рынку, председатель подкомитета по законодательству о банках и банковской деятельности Павел Медведев.

Определенные ограничения в этой сфере уже существуют. Сегодня, по закону, собственник, который своими действиями обанкротил банк, новым владельцем банка стать не может. Менеджеры же, которые довели банк до банкротства, также включаются в черный список и после этого не могут занимать руководящие должности в банках в течение пяти лет. Но вопрос состоит в том, по каким критериям будут определять опасных собственников, пока банк еще жив и функционирует.

Во многих европейских юрисдикциях есть право запрета на участие в управлении банками для владельцев, чье финансовое состояние угрожает стабильности банка, привел пример Сухов. «Но для России это не всегда применимо, — предупреждает президент Ассоциации региональных банков Александр Мурычев. —

В российских условиях финансовое состояние собственников не всегда взаимосвязано с финансовым здоровьем банка».

«Нерадивого собственника можно определить по кредитной истории, его поведению в прошлом. Ничего лучше не придумаешь», — предлагает Медведев.

«Чтобы выявить акционера, способного своими действиями загубить банк, он как минимум должен обладать существенным влиянием на принятие решений организации. Кроме этого,

должно быть доказано, что он принимает необоснованные решения, оказывает давление на менеджмент»,

— говорит Матовников. «Должен быть состав административного или уголовного преступления. Все остальные доводы будут глубоко субъективными и зависящими от мнения эксперта», — предупреждает партнер BDO в России Денис Тарадов. По его мнению, неэффективность банка может определяться многими факторами (например, ошибочной стратегией, несовершенством законодательной базы), и списать их все на конкретного руководителя невозможно.