Резерв правительства стал тайной

Правительство освободило Минфин от обязанности публиковать сведения о размере финансовой «заначки»

,
ИТАР-ТАСС
Правительство засекретило сведения о размере Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, освободив Минфин от обязанности публиковать эти данные. Сделано это потому, что все равно в ближайшие годы пополнения финансовой «заначки» не ожидается. Но и ее расходование становится тайным.

Министерство финансов больше не обязано ежемесячно публиковать в интернете сведения о доходах и расходах Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (ФНБ), говорится в постановлении правительства от 21 апреля 2010 года. Такой порядок будет действовать до 1 февраля 2012 года. Также до 1 января 2013 года с ведомства снимается обязанность обнародовать данные о поступлении и расходовании нефтегазовых доходов бюджета и их зачислении в данные фонды.

«Данное постановление связано с тем, что до указанных дат не предусматривается пополнение Резервного фонда и ФНБ», — объясняют это решение в Минфине. Дело в том, что

бюджет страны в эти годы планируется дефицитным, а потому все нефтегазовые доходы, которые ранее пополняли фонды, теперь будут идти только в федеральную казну.

Ранее в Минфине предупреждали, что к концу 2010 года Резервный фонд будет исчерпан, поскольку все средства будут направлены на покрытие дефицита бюджета. В последнее время объемы Резервного фонда тают прямо на глазах. Если 1 января 2009 года совокупный объем средств составлял 4 трлн 027,64 млрд рублей ($137,09 млрд), то 1 апреля 2010 года уже 1 трлн 553,28 млрд рублей ($52,9 млрд). Объем средств ФНБ за прошлый год практически не изменился. Если 1 января 2009 года он составлял 2 трлн 584,49 млрд рублей ($87,97 млрд), то к 1 апреля 2010 года – 2 трлн 630,27 млрд рублей ($89,58 млрд).

Тем не менее эксперты расценивают решение о прекращении публикации данных о состоянии Резервного фонда и ФНБ как негативную новость. «Едва ли можно указать на иной материальный объект в России, про который можно с тем же основанием, как про эти два фонда, сказать «национальное достояние», — говорит главный экономист УК «Русь капитал» Алексей Логвин. Теперь о состоянии фондов можно только догадываться, и неизбежно возникает подозрение, что происходит что-то не вполне благоприятное, о чем лучше не сообщать, добавляет эксперт.

«Фактически с расходованием резервов власть теряет свои позиции.

До сих пор наличие резервов было сильным инструментом, в том числе и политическим. Сейчас этот фактор перестает работать, и власти было бы удобно, чтобы информация об отсутствии резервов не могла стать темой для политических баталий»,

— подозревает начальник аналитического департамента ГК «Альпари» Егор Сусин. По его мнению, доказывает такую точку зрения и тот факт, что решение было принято на фоне масштабных договоренностей с Украиной по флоту и газу и потому прошло достаточно незаметно.

А руководитель аналитического департамента ООО «Совлинк» Михаил Армяков обращает внимание на то, что решение последовало за серией встреч с инвесторами в рамках размещения новых выпусков российских суверенных еврооблигаций. «Создается впечатление, что инвесторы задали какие-то неприятные вопросы о данных фондов, что вызвало желание российского руководства закрыть информацию по ним», — подозревает эксперт. Но, по его мнению, данное решение не сочетается с поставленной целью превратить Москву в мировой финансовый центр.

Такое решение может впоследствии негативно сказаться как на общих настроениях, так и на отношении инвесторов к перспективам долгового рынка России, резюмируют эксперты. «Наличие резерва позволяет правительству вести достаточно гибкую политику, ограничивает возможности влияния оттока капитала на экономику и финансовую систему, что отражается в том числе и на кредитных рейтингах, доступе на кредитные рынки, — объясняет Сусин. — Для инвесторов власть теперь стала более закрытой, а значит и оценить состояние госфинансов станет сложнее».