Кризис внутри

Значительное воздействие кризиса на Россию стало следствием слабости института прав собственности и финансовой инфраструктуры

Павел Сморщков, Екатерина Мереминская 24.02.2009, 19:26
Кирилл Лебедев

Резкое и значительное воздействие мирового кризиса на Россию стало следствием слабости института прав собственности и финансовой инфраструктуры, утверждают аналитики Standard & Poor's. Они не соответствовали той роли, которую пыталась играть Россия, признают российские эксперты, но выход из кризиса надо искать не в исправлении этой ошибки.

Для выхода из экономического кризиса России в первую очередь необходимо увеличить свою инвестиционную привлекательность за счет прогресса экономических институтов. К такому выводу пришли аналитики рейтингового агентства Standard & Poor's, проанализировав то, чем этот кризис был подготовлен.

В своем исследовании «Российская экономика: анатомия кризиса» аналитики Standard & Poor's подтверждают распространенную точку зрения, что

внешняя конъюнктура не определила кризис российской экономики, а лишь подтолкнула его развитие.

Эксперты обнаружили основную причину того, почему спад в России развивается так резко. Дело не только и не столько в резком падении сырьевых цен в прошлом году. Начавшийся в 2002 году постоянный рост цен на продукцию российского экспорта и проведенная летом 2006 года либерализация счета операций с капиталом, снявшая ограничения для нерезидентов на операции с российскими ценными бумагами, повысили доверие иностранных инвесторов к устойчивости российской экономики и вызвали резкий приток иностранного капитала. «К 2007 году приток иностранных кредитов был настолько значительным, что основным источником накопления резервов в России впервые стал профицит финансового счета, а не профицит счета текущих операций, — подчеркивается в обзоре. — Другими словами,

иностранные заимствования стали для экономики России более важным источником валютной ликвидности, чем поступления от экспорта».

Таким образом, не было б несчастья, да счастье помогло: несмотря на все еще относительно низкую «финансовую открытость» российской экономики и незначительную вовлеченность ее граждан во владение финансовыми активами, зависимость ее роста от «чужих» денег резко увеличилась. Но

при этом структура экономики, и прежде всего финансового сектора, все меньше соответствовала этой новой ситуации. И начавшийся за океаном финансовый кризис быстро перевернул все с ног на голову.

«Если кризис был вызван внешними причинами, то его острота отражает, по крайней мере частично, отсутствие углубления реформ в ходе второго срока президентства Владимира Путина, — говорится в обзоре. —

Семь лет улучшающихся условий торговли притупили желание выбирать «нелегкие пути» в экономической политике». В итоге к ухудшению глобальной экономической конъюнктуры российская экономика пришла чрезвычайно слабой в «институциональном» плане.

Ряд налоговых преследований, начиная с дела ЮКОСа, «устойчиво ухудшали представление о предсказуемости правоприменения в России», что резко неблагоприятно для инвестиционной привлекательности российской экономики. Кроме того, банковский сектор тоже требовал реформирования, но на этом пути ничего не было сделано. Аналитики Standard & Poor's считают, что в России «слишком много банков», многие из которых являются «квазибанками» и не действуют в условиях нормальной конкуренции, а население России испытывает недоверие к кредитно-денежной и банковской системе.

«Явно низкий уровень доверия к российским институтам объясняет, почему финансовый счет России является особенно волатильным и подвержен бегству капитала, вызванному внутренними факторами, — говорится в обзоре. — Волатильный финансовый счет сокращает способность любой страны управлять дефицитом счета текущих операций на протяжении того или иного срока, в результате чего

возникает тенденция к снижению роли инвестиций в экономике в ущерб долгосрочному росту». Причем в российскую экономику не спешат вкладывать свои кровные не только пугливые иностранные инвесторы, но и свои собственные. Эта тенденция характерна именно для сырьевых экономик:

среди четырех стран БРИК в России и Бразилии размер внутренних инвестиций по сравнению с ВВП снизился с 2001 по 2008 год до 24% и 20% соответственно, в то время как в Индии и Китае эта доля значительно выросла — до 39% и 42%. При этом, по подсчетам аналитиков Standard & Poor's, 93% российского экспорта занимают сырьевые товары (помимо нефтянки, занимающей 65%, сюда же отнесены металлургия, химпром, деревообработка и сельское хозяйство). А ведь именно внутренние инвестиции могли бы стать заменителями утекших внешних.

Естественно, быстро эту ситуацию не переломить. И Standard & Poor's признает, что в 2009 году рост российского ВВП будет отрицательным. Это, впрочем, не новость, даже официальный прогноз предвещает снижение на 2,2%, интереснее рецепт того, как следует выбираться из ямы.

Аналитики Standard & Poor's приходят к выводу, что России необходимо в первую очередь улучшить институциональную структуру своей экономики, а затем уйти от сырьевой зависимости. «Для того чтобы стать менее волатильной и более диверсифицированной экономикой, способной конкурировать с экономиками других стран БРИК, Россия должна будет найти способ восстановления устойчивого профицита финансового счета, и это позволит возобновить инвестиционную активность», — подчеркивает кредитный аналитик Standard & Poor's Фрэнклин Гилл.

Если же этого добиться не удастся, то Россия и дальше обречена жить «от кризиса до кризиса».

«Альтернативой является возврат к старой модели и сохранение положения сырьевой экономики с неиспользованными ресурсами, развивающейся от «подъема к спаду»,

— поясняет Гилл. Впрочем, российские эксперты пока не понимают, как институциональные улучшения смогут помочь в ближайшем будущем. «Систему институтов не так быстро можно исправить, да и результаты это даст не очень быстро», — считает начальник аналитического отдела ИК «Церих» Николай Подлевских. «Реформировать институты, конечно, надо, но это не очень быстро делается, да и инвесторы вряд ли скоро вернутся на российский и другие развивающиеся рынки», — соглашается главный экономист ФК «Открытие» Данила Левченко.

Выход, по их мнению, в другом. «Если принять во внимание тот факт, что мировая торговая система находится в плачевном состоянии и испытывает острую нехватку ликвидности, то

развитие внутреннего спроса является фактически единственным шансом для страны»,

— говорит ведущий аналитик ИК БФА Георгий Плешаков. Например, таким образом легкая и пищевая промышленность получают шанс к развитию, соглашается Подлевских. Правда, и здесь нам мешает дисбаланс развития российской экономики, вызванный аномальным ростом мировых цен на энергоносители в прошлом, замечает Плешаков. Потому правительству для формирования внутреннего спроса необходимо перенаправить существующие ресурсы в «социально значимые» отрасли, говорит аналитик.

Кроме того, могут иметь успех и долгосрочные государственные программы, и не обязательно в рамках уже существующих госинвестпрограмм. Можно обратиться к опыту других стран БРИК или экономически развитых стран, тех же США.