Пенсионный советник

Стучать и изымать

Депутат Галина Хованская — о Фонде содействия развитию жилищного строительства

Екатерина Мереминская 21.07.2008, 14:01
yabloko.ru

Фонд содействия развитию жилищного строительства, создание которого уже одобрено Госдумой и Советом федерации, должен заработать в России до конца года. Власти рассчитывают, что Фонд значительно увеличит предложение земли и снизит цену строительства. Но вряд ли цель будет достигнута, сомневается депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия» Галина Хованская.

— Сможет ли Фонд РЖС добиться поставленной перед ним цели — улучшить ситуацию с предложением участков под жилищное строительство, стимулировать развитие этого рынка?

— В сухом остатке ответ «нет». Во-первых, это в любом случае только одна из мер содействия жилищному строительству. Во-вторых, пока сложно сказать, как Фонд будет работать, это станет понятно только через год, ведь многие моменты не прописаны в законе.

— А сколько новых построенных квадратных метров принесет создание Фонда?

— У нас очень любят валовые показатели — увеличилось на столько-то миллионов квадратных метров. При этом из виду совершенно упускается цель этого строительства. Нужно говорить не о том, что будет построено 80-100 млн квадратных метров в год, а о том, какую задачу мы этими метрами решаем.

Не важно, сколько новых метров будет построено, если это будет коммерческое жилье, очередные коттеджи для и так обеспеченных людей. Речь должна идти о тех 4,5 млн семей, а это 9-10% населения России, которые остро нуждаются в улучшении жилищных условий. Это категории граждан, которые не могут ничего изменить без помощи государства. Очень хотелось бы, чтобы Фонд был полезен именно для них, чтобы это было социальное или некоммерческое жилье для малоимущих и семей с низким уровнем дохода.

— Как будет происходить изъятие земельных участков?

— Не только органы власти, а любое юридическое лицо (в проекте было и физическое, но потом хотя бы это убрали) «стучит» на ведомство, владеющее землей, в Фонд.

Очевидно, что скорее всего это будет застройщик, заинтересованный в получении привлекательного участка с развитой инфраструктурой. Он ведь в чисто поле не пойдет.

Затем Фонд предлагает рассмотреть вопрос о целесообразности использования участка. Далее межведомственная правительственная комиссия проводит проверку и решает, эффективно или неэффективно используется земля.

Критерии неэффективного использования нигде не прописаны.

Эта же комиссия дает соответствующее поручение изъять землю у организации. Александр Браверман, который, скорее всего, будет главой Фонда, объясняет, что «критерии очень сложно сформулировать, но правительство выпустит постановление». Однако сроки разработки этого документа отсутствуют.

И, что мне особенно не нравится,

директор государственного учреждения узнает, что участок будет изыматься, только в момент принятия решения комиссией. В уведомительном порядке. Без суда.

— Это нарушает действующие нормы?

— Это практически изъятие из общих норм Гражданского кодекса. Я не понимаю, зачем идти на такое. В ГК изъятие без суда предусмотрено только у казенных предприятий. Думаю, что нужно подавать иски в Конституционный суд о проверке нового закона на соответствие нормам Конституции.

— В законе говорится, что попечительский совет Фонда может принять решение о «приобретении в собственность Фонда земельных участков для размещения объектов инфраструктуры, а также о совершении Фондом сделок с такими земельными участками». Значит ли это, что в отдельных случаях можно рассчитывать на компенсацию за изъятый участок?

— Нет. Государство передает участок, находящийся в государственной собственности, в собственность Фонда.

— Что происходит с участками дальше?

— Они поступают в собственность Фонда и либо выставляются на аукционные торги, либо передаются в собственность муниципалитета или субъекта федерации. Торгами, скорее всего, будут заниматься филиалы Фонда в регионах. Настораживает, что

Фонд, как и госкорпорации, не отчитывается за то, что получил. Когда мы в Думе предлагали какие-то механизмы контроля, нам отвечали — «это не бюджет». То есть, «что с возу упало, то пропало».

Якобы что-то контролировать будет Счетная палата.

— Но Фонд станет новым игроком, предлагающим рынку участки под строительство. Может быть, это снизит стоимость квадратных метров?

— С учетом того, что изъятие участков будет, возможно, приводить к конфликтам, вряд ли это сильно увеличит предложение.

— Кто среди потенциальных жертв Фонда? Есть ли регионы, особенно богатые на «неиспользуемые» федеральные земли?

— В первую очередь, научные и образовательные учреждения — институты, академии. В Ленинградской области, я слышала, уже кого-то удалось «отбить». В Московской области из-за привлекательности участков, видимо, будут проблемы.

Технически все просто — сокращают институту, который содержится на деньги бюджета, финансирование, и он тихо гибнет. И потом говорится, что земля используется неэффективно.

Или взять сельскохозяйственные институты, у которых должны быть отдыхающие поля, — вполне возможно, что кто-то «настучит», и их признают «неэффективно используемыми».

Аргументы Шаккума (Мартин Шаккум — председатель комитета Госдумы по строительству и земельным отношениям, внес закон «О Федеральном фонде содействия развитию жилищного строительства». — «Газета.Ru») за создание Фонда состоят в том, что руководители госпредприятий сейчас продают землю за бесценок. Но ведь один жулик — это не повод считать, что все такие.

В регионах изъятие и передача земель столкнется с проблемой. В большинстве субъектов нет схем территориального планирования и нет людей — строителей, архитекторов — которые могли бы их сделать. И это, как мне кажется, первоочередная задача Фонда.