Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Нал под контролем

Под контроль финразведки попадут все сделки с наличностью свыше 600 тысяч рублей

Сюзанна Камара 20.09.2007, 16:04
Фото: AbleStock /East News

Первый законопроект, одобренный при премьерстве Виктора Зубкова, пришел вслед за ним из финразведки: все наличные операции на сумму свыше 600 тысяч рублей попадут под контроль этого ведомства. Нововведением экс-глава Росфинмониторинга сильно усложнит жизнь своим преемникам.

Первый законопроект, который приняло в четверг «старое» правительство во главе с новым премьером Виктором Зубковым, — поправки в закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Еще сегодня утром в повестке заседания кабинета обсуждение данного документа не значилось. Но появление дополнительного пункта было не случайным. Готовило документ ведомство, которое Зубков до прошлой недели возглавлял, — Росфинмониторинг.

Сейчас, согласно закону об отмывании, финразведчики контролируют финансовые операции на сумму свыше 600 тысяч рублей только в том случае, если они удовлетворяют определенным условиям. Например, если одна из сторон в сделке — компания-нерезидент, или если операция не соответствует хозяйственной деятельности предприятия.

«Но сейчас появляются новые формы и системы расчетов, позволяющие обходить контроль, чем жулики и коррупционеры активно пользуются», — объяснил Зубков свой шаг.

Новая редакция закона об отмывании подведет под контроль финразведчиков любые наличные операции на сумму более 600 тысяч рублей. «По сути, это один из шагов по контролю за коррупционными сделками», — подчеркнул глава правительства.

Представлял законопроект и. о. министра финансов Алексей Кудрин на правах того, что Росфинмониторинг находится в ведении Минфина. И он не преминул воспользоваться подходящим случаем, чтобы похвалить своего нынешнего начальника за его прежнюю деятельность. В соответствии с действующей редакцией закона финразведка провела 7931 финансовых расследований, что «в два раза больше, чем в предыдущие годы», «по этим результатам в правоохранительные органы было направлено 4207 материалов, что в четыре раза больше, чем в два предыдущих года», отметил Кудрин.

Если поправки будут приняты, заботы у финразведчиков заметно прибавится. Все крупные платежи наличкой между предприятиями за поставку продукции, даже если сделка вполне вписывается в характер их хозяйственной деятельности, попадут под подозрение.

Первый заместитель председателя банковского комитета Госдумы Павел Медведев полагает, что данными изменениями финразведка заводит себя в тупик. «Ежегодно в Росфинмониторинг сливается колоссальный объем информации: около 10 млн единиц, тогда как в Австрии в год приходит по 100 сообщений, в Швейцарии — по 200, — говорит Медведев. —

Поправки приведут к увеличению количества операций, подпадающих под контроль, и можно полагать, что через 3–4 года в ведомство будет сливаться уже 40 млн сообщений в год».

По мнению Медведева, это снизит эффективность работы антиотмывочного ведомства, особенно если учесть, что действительно полезную информацию выудить из общего потока будет трудно.

Однако Виктор Зубков считает, что российское антиотмывочное законодательство могло бы быть еще более суровым. Другие страны жестче контролируют свои финансы, пояснил он: к примеру, введенная норма контроля в США составляет $10 тыс., в Евросоюзе — 15 тыс. евро.

И. о. первого вице-премьера Дмитрий Медведев подсказал еще одно направление возможного ужесточения противоотмывочного законодательства. Он встревожился, что операции с использованием денежных суррогатов, к примеру, дорожных чеков или чеков American Express, не подпадут под действие поправок.

«Но по своей оборотоспособности суррогатные деньги не уступают денежным средствам», —
- отметил опасность такого упущения и. о. вице-премьера.

«Это было бы существенным расширением, и не могу строго ответить, можно ли дорожные чеки назвать наличными», — засомневался и. о. министра финансов Алексей Кудрин, но затем счел разумным поддержать общую тональность разговора, предложив проанализировать, не стоит ли поставить и эти операции под контроль.