25 февраля 2020

 $64.95€70.55

18+

ЭКСПОРТ

Съедобный экспорт

Что мешает развитию российского продовольственного экспорта

Фотография: Алексей Мальгавко/РИА «Новости»

Российское сельское хозяйство – одна из немногих отраслей экономики, которая даже в условиях кризиса демонстрировала рост, бизнес с высоким экспортным потенциалом. Однако сможет ли оно стать крупной статьей экспорта России, которая только недавно начала процесс импортозамещения, зависит от множества факторов. В их числе – неразвитая логистика, высокая стоимость денег и кредитов, малые объемы производства и инвестиций, а также административные барьеры, говорят опрошенные «Газетой.Ru» представители аграрных отраслевых союзов.

1. Алексей Аронов, исполнительный директор Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка (Рыбная Ассоциация):

«Рыбные компании работают по принципу зерновых – от них не требуют продавать за рубеж хлебобулочные изделия, они продают зерно. Так же и в нашем случае: у нас нет никакого экспорта рыбной продукции какой-либо степени переработки. Исключение составляет разве что черная икра. За границу мы отправляем огромное количество минтая, но это просто рыба, которую мы вылавливаем и продаем в страны АТР.

В числе причин, по которым у нас нет экспорта рыбной продукции за рубеж – разница во вкусах. Если мы говорим про консервы, условные соления, копчения, надо понимать, что это продукция, ориентированная на отечественный рынок, она рассчитана на наш вкус и вряд ли будет пользоваться спросом где-то еще.

Но основная проблема в том, что для развития подобного экспорта у нас недостаточно ресурсов.

С одной стороны, на российском рынке мало собственной рыбы. Дело в том, что очень много готовой продукции делается не из дикой рыбы, которую можно ловить только в путину, а из фермерской рыбы, которая идет регулярными поставками. По ней существует большой дефицит. Текущего объема не хватает для удовлетворения и внутренних потребностей, чего уж говорить о внешнем рынке. К тому же во всей российской аквакультуре очень высокая валютная составляющая. Она как калька с импорта, все у нас зарубежное – корма, мальки.

С другой стороны, ограничен доступ к зарубежной рыбе. Когда ввели санкции, под запрет попало дефицитное сырье, например, импортная охлажденная красная рыба. Нам нужны какие-то послабления по поставкам сырья. Мы даже планировали обратиться с просьбой разрешить иностранным рыбакам сгружать улов на территории России.

По этим причинам при поставках за рубеж мы были нерентабельными, и это не считая того, что на мировом рынке существуют очень мощные игроки, рынок рыбной продукции занят.

В итоге у нас в сырье очень высокая валютная составляющая, очень дорогие деньги, дорогие кредиты, слабая поддержка рыбаков по сравнению с другими странами. Поэтому в настоящий момент я не вижу никаких ресурсов для того, чтобы с кем-то конкурировать».

2. Дмитрий Петров, президент Союза производителей безалкогольных напитков:

«Россия поставляет практически все безалкогольные напитки за рубеж в близлежащие страны, прежде всего, в страны СНГ. Отдельные минеральные воды российские производители поставляются в ЕС. Однако данная категория экспорта совсем небольшая: возить воду экономически нецелесообразно, при транспортировке очень велика логистическая составляющая, которая покрывается только при продаже брендов премиального сегмента.

Стоит отметить, что потенциал поставок в страны ЕС в целом достаточно ограничен в силу высоких затрат на перевозку, мы там будем просто неконкурентоспособными. С другой стороны, очень выгодными могут быть поставки минеральной воды в Китай, если она будет добываться из источников, которые расположены на территории Сибири и Дальнего Востока. Поставлять в Китай воду из европейской части России смысла не имеет.

Теоретически мы можем быть востребованы в Китае, у нас есть видимые перспективы, однако для этого надо сделать грамотное маркетинговое продвижение.

Реклама – это ключевой момент, нужно, чтобы потребители в этой стране узнали продукт, запомнили, попробовали. Вода должна стать популярной.

Что касается поддержки государства, то дешевые кредиты не помешают любому отечественному производителю, вне зависимости от того, поставляет он продукцию на внутренний рынок или же на внешний. Это основа основ любой экономики. Однако ключевой момент для освоения новых рынков – именно маркетинговые затраты, причем их должен делать сам производитель. Лучше него никто этого не сделает».

3. Михаил Глушков, исполнительный директор Национального союза производителей овощей (НСПО):

«На текущий момент экспорт овощной продукции из России практически не развит. Наша основная экспортируемая продукция – это картофель, объем поставок которого составляет только 37 тыс. тонн на сумму $7 млн. Также в незначительных количествах Россия экспортирует томаты, огурцы, столовую свеклу, морковь и чеснок. Говорить о страновом «разнообразии» тоже пока не приходится: в числе наших главных импортеров – страны Таможенного союза и ближнего зарубежья, такие как Республика Беларусь, Казахстан и Азербайджан.

Чтобы развивать экспорт, нужно иметь достаточное количество качественной и конкурентоспособной продукции. Сегодня основной задачей аграриев пока является произвести овощи, необходимые для обеспечения внутренних потребностей нашей страны. Пока что Россия не обеспечивает себя достаточным количеством овощной продукции и активно импортирует ее, особенно в несезонный период.

Так объем отечественного товарного производства овощей без учета картофеля составляет 4,6 млн. тонн или 24% от потребности. При этом, как показывает практика, недостаточно просто производить много сельхозпродукции, важно ее сохранить, обеспечить ее товарность и качество. Даже по таким культурам как картофель, товарное производство которого в 2014 году составило 6,1 млн. тонн или 90% от потребности, отечественная продукция из-за отсутствия современных хранилищ не пользуется спросом на мировом рынке из-за своего низкого качества.

Поэтому, по оценкам Союза, об экспорте можно говорить лишь при увеличении доли самообеспечения овощной высококачественной продукцией хотя бы до 60-70%.

Условия, созданные сегодня руководством государства, способствуют как росту производства, так и улучшению качества производимых овощей и повышению их конкурентоспособности.

У нашей страны есть все шансы превратиться из импортера овощной продукции в активного игрока на экспортном рынке. Однако, чтобы перейти к устойчивому и значительному экспорту, потребуется не менее 3-5 лет глубокой модернизации отрасли и ускоренного роста инвестиций в строительство новых производств.

Сегодня необходимо проводить модернизацию действующих производств, обеспечить строительство новых современных тепличных комплексов, внедрять инновационные технологии в овощеводство в открытом грунте. Кроме того, для обеспечения конкурентоспособности отрасли необходимо внедрение современных технологий.

Для достижения показателей по самообеспечению овощами в 60-70% и развития экспорта овощей, помимо непосредственно увеличения объемов производства, необходимо сделать многое. Например, строить современные овощехранилища, которые позволяли бы сохранить продукцию без потери ее качества и экспортировать ее вне пикового сезона сбора урожая и, соответственно, минимальной цены. Также нужно строить больше оптово-распределительных центров, которые могли бы корректировать транспортные потоки, своевременно направляя продукцию в те страны-импортеры, которые наиболее в ней нуждаются. И, наконец, нужны четкие технические регламенты на продукцию овощеводства, регулирующие вопросы ее качества и безопасности, они должны быть приведены в соответствие с международными стандартами».

4. Сергей Юшин, руководитель исполнительного комитета Национальной Мясной Ассоциации:

«Россия делает только первые шаги на пути развития экспорта. Несмотря на то, что в последние годы объемы поставок росли, в масштабах мировой торговли они пока еще очень скромные. Вся мировая торговля мясом в последние годы достигала объемов в 27 млн тонн. У России самый большой показатель по экспорту был в прошлом году, который составил около 75 тыс. тонн.

В основном мы вывозим мясо птицы, нашим ключевым партнером по которому является Казахстан. Однако такие поставки можно считать экспортом только условно, поскольку это поставки в рамках Таможенного союза, это не экспорт в третьи страны.

Такие результаты объясняются тем, что на протяжении многих лет у нас не было экономических предпосылок для развития экспорта: сильный рубль, высокая цена на внутреннем рынке и растущий спрос делали продажи внутри страны более привлекательными.

Сегодня, когда рубль слабый, у нас возникают дополнительные стимулы для выхода на внешние рынки. К нам приходит понимание того, что экспорт это гораздо более интересное развитие, чем просто импортозамещение. К тому же, российский рынок ограничен и, на самом деле, уровень потребления мяса в России уже достаточно высок, поэтому перспективы наращивания производства ограничены.

Но в отличие от многих других видов продукции для того, чтобы поставить мясо в ту или иную страну, сначала нужно согласовать условия поставок с точки зрения ветеринарных требований.

Поэтому здесь, к сожалению, сам по себе бизнес выйти на экспорт не может из-за технических барьеров, преодолевать которые могут только государства, причем это, как правило, занимает длительное время и стоит серьезных усилий, в том числе, и политических.

Недаром о том, чтобы дать возможность начать поставки на российский рынок, часто просили политические лидеры. В свое время этим занимались и Обама, и Саркози, и прочие президенты и премьер-министры.

Мировая торговля мясом устроена таким образом, что, как правило, все крупнейшие страны-экспортеры одновременно ввозят какие-то отдельные части в больших количествах. И Россия наверняка будет идти по такому же пути. Например, недавно мы встречались с министром сельского хозяйства Бразилии Катей Абреу.

Бразилия – крупней поставщик мяса в мире, но с ее сельскохозяйственной делегацией мы так же обсуждали поставки отдельных отрубов российской говядины с понятной для нас сертификацией на российский рынок.

Но все, конечно, зависит от того, насколько оперативно будут реагировать потенциальные страны-импортеры.

К сожалению, мы видим, что среди чиновников пока еще нет достаточного количества специалистов в ведомствах, которые могли бы заниматься продвижением нашей продукции с точки зрения бюрократии. Поэтому если страна действительно заинтересована в экспорте, необходимо достаточное количество кадров и средств на них».

  • Livejournal