Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Никто не знает, что будем сдавать в мае»

Проблемы современного образования

ИТАР-ТАСС
В новый учебный год российское образование вступило с целым рядом нерешенных проблем. До сих пор нет официальных образовательных стандартов. Нет определенности по вопросу ЕГЭ. Остаются проблемы с охраной школ и информатизацией образования.

В новый учебный год российское образование вступает с целым рядом нерешенных проблем. Об этом заявил в понедельник депутат Московской городской думы и педагог Евгений Бунимович. По его мнению, наиболее сложными остаются три направления в образовательном процессе.

«С тех пор как распался СССР, встала проблема государственных стандартов, — отметил первым пунктом Бунимович. — Фактически какие-то стандарты существуют, но де-юре их нет». Причиной этого депутат считает то, что российское общество недостаточно самоидентифицируется. «Мы еще не решили, какова наша культура и наше общество. Мы до сих пор не можем сформулировать, что мы хотим дать детям и что хотим получить от них», — пояснил Бунимович. Несмотря на это, по его словам, образовательные стандарты продолжают обсуждаться и экспериментальным образом даже вводятся в ряде школ.

Еще более насущной по сравнению с проблемой стандартов выглядит проблема ЕГЭ. С 1 января 2009 года он должен стать обязательным. Одновременно в осеннюю сессию Госдумы был внесен законопроект Олега Смолина о том, чтобы сделать единый экзамен необязательным, а Андрей Фурсенко предложил отменить сдачу математики как обязательного предмета. В свете этого вопрос о ЕГЭ выглядит особенно сложным и противоречивым, считает московский законодатель.

«Сейчас никто точно не знает, как будут проходить экзамены в мае, в то время как в сентябре школьник имеет полное право знать, в какой форме он должен сдавать экзамен в конце учебного года, — заявил Бунимович. — Мы находимся в ситуации невнятицы, и это очень плохо».

Тем не менее депутата совершенно не беспокоит высокий процент «двоек», полученных в результате сдачи ЕГЭ в этом году. По его мнению, 100-процентная успеваемость — это «миф советского времени, и нигде, ни в одной стране, этого нет. Французы, например, гордятся тем, что 70% школьников сдают БАК (аналогичен российскому ЕГЭ) хорошо».

Являясь «серьезным рычагом современной педагогики», ЕГЭ остается явлением амбивалентным. С одной стороны, единый экзамен должен обеспечивать честную процедуру проверки знаний школьников. Но, с другой стороны, он проводится той же городской администрацией, которая проводит и местные выборы.

«Если чиновнику, который только что закончил проведение выборов, сказать недели через две, что теперь он должен проводить честный экзамен, у него начнется шизофрения», — охарактеризовал ситуацию на местах депутат.

За несколько дней до начала учебного года глава департамента образования Ольга Ларионова отметила отрицательную тенденцию, возникшую в результате введения ЕГЭ: преподаватели отнимают часы на преподавание литературы для того, чтобы готовить школьников к сдаче единого экзамена по русскому, и, соответственно, берут часы у геометрии в пользу алгебры. На вопрос «Газеты.Ru», как бороться с этим явлением, Бунимович ответил не слишком конкретно, но однозначно отрицательно оценил это явление. «Это очень серьезный вопрос, ведь литература — это столп нашего образования. Потери от уменьшения часов на преподавание литературы неисчислимы. ЕГЭ по литературе совершенно не работает, он противоречит цели и смыслу предмета. Нужно скорректировать экзамен под цели и смысл образования, а не под компьютер, который обрабатывает его результаты», — ответил он.

Основную же заслугу ЕГЭ Бунимович видит в том, что теперь в России появилась хотя бы приблизительная картина образования, в то время как раньше не было никакой. «Без ЕГЭ результатов образования не существовало, а теперь картина, хоть, возможно, и кривая, но есть, — отметил он. — ЕГЭ разрушает мифы об образовании, сложившиеся в советское время. А мифы мешают образованию не меньше, чем недофинансирование».

Еще один нерешенный вопрос в сфере образования заключается в том, что Минобрнауки и ведомства, которые с ним сотрудничают, плохо координируют свои действия, считает депутат. Недавно были изменены школьные меню, в продаже школьных буфетов запрещены кока-кола и чипсы, но не все довольны этими изменениями.

«У нас образование существует внутри себя, а Минздрав словно на другой планете, — прокомментировал Бунимович. — Сейчас ввели меню с правильным супом и морковными котлетами, которые есть никто не будет».

Одновременно с этим многие ведомства хотят решить свои проблемы за счет школы. «Пожарные, налоговики, экологи считают, что если они придут в школу, то за один час в неделю преподадут учащимся основы пожарной безопасности и прочее. Они не понимают, что один час в неделю — это методически бессмысленно и создает перегрузки школьников», — заявил депутат, по мнению которого, настоящей, «немыслимой» перегрузкой является, прежде всего, плохой урок. «Когда на уроке физкультуры нужно 10 минут стоять в очереди, чтобы прыгнуть через козла, — это дикая перегрузка. А когда дети по собственному желанию три часа гоняют в футбол после занятий — это нормально. Кстати, преподаватели физкультуры тоже потребовали введения теоретического экзамена по ЕГЭ», — сообщил Бунимович. Вообще, все, что касается вопросов школьной нагрузки, ученики, по мнению депутата, прекрасно сами регулируют. «Если бы они делали все домашние задания, у них бы точно была перегрузка», — пояснил он.

На фоне таких значительных проблем, как ЕГЭ и школьные стандарты, менее острыми выглядят вопросы охраны школ, введения карты школьника и информатизация образования вообще. Тем не менее их разрешение также не кажется простым.

Если раньше школы не охраняли, теперь эта мера выглядит более чем обязательной. Из бюджета выделены деньги на осуществление охраны. Однако милиционеров для охраны школ в достаточном количестве не оказалось, рассказал Бунимович, поэтому учреждениям среднего образования приходится сотрудничать с частными фирмами и проводить их аккредитацию, чтобы они имели право охранять школы.

Введение карты школьника удобно во многих отношениях: это и проездной, и пропуск в школу, и носитель информации о школьнике, которая может быть полезна в чрезвычайной ситуации (группа крови, резус-фактор и т. п.). С помощью карты родители могут контролировать, когда ребенок вошел в школу и вышел из нее. Естественно, что этому не будут рады сами школьники, как и электронному журналу, благодаря которому родители без труда будут узнавать о том, что сегодня получил их ребенок. Проблемой остается и соблюдение конфиденциальности этой информации. «Каждое новое средство коммуникации вызывает появление новых этических правил», — заключил Бунимович.