Пенсионный советник

Церковь в курсе

Представители РПЦ и Минобрнауки обсудили преподавание ОПК в школах

Эля Вермишева 21.03.2008, 19:36

РПЦ пояснила свой взгляд на преподавание религиозного предмета в светской школе. Согласно концепции, в рамках общего обязательного курса будут преподаваться основы православной культуры. Учтут интересы и других конфессий: выбор, изучать православие или иудаизм, оставят за учеником. Атеистам предложат этику. Впрочем, пока, отмечают в Минобрнауки, эти предметы некому преподавать.

В пятницу представители Русской православной церкви (РПЦ) и Министерства образования попытались сформулировать, каким им видится преподавание основ православной культуры (ОПК) в школе и для чего этот предмет предназначен.

Концепцию церкви четко сформулировал декан педагогического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета иеромонах Киприан (Ященко). «Мы ставим вопрос о преподавании православной культуры не факультативно, а как обязательного предмета», — заявил он и пояснил, что для тех, кто предпочтет другое религиозное направление, предполагаются курсы по истории и культуре ислама, буддизма, иудаизма. В то же время для атеистов предусмотрен такой предмет, как этика. «Уместен вопрос: кто же будет преподавать этот предмет?» — отметил Киприан, оговорив при этом, что церковь на эту роль не претендует. «Церковь может выполнять функцию эксперта-методолога, способного помочь в подготовке кадров», — заметил он.

По словам декана, РПЦ совместно с Московским социальным университетом имени Шолохова уже семь лет готовит преподавателей ОПК.

Он уточнил, что за это время соответствующее образование получили 8 тыс. специалистов, и добавил, что «церковь обеспокоена деструктивными процессами в молодежной среде и не может равнодушно наблюдать за ними».

Вместе с тем, по данным научного руководителя авторского коллектива разработчиков школьного образовательного стандарта второго поколения Александра Кондакова, для преподавания курса духовно-нравственной культуры (ДНК) необходимо от 300 тыс. до 500 тыс. учителей. «Это огромная задача, которую нужно решить в очень краткие сроки», — отметил он.

Профпригодность новоиспеченных преподавателей будут проверять аттестационные комиссии.

Предполагается, что в их состав должны входить представители тех или иных конфессий. «Мы оставляем за собой право накладывать определенные ограничения и заявлять, что человек не готов к такой работе», — уточнил директор Синодальной библиотеки Московского патриархата протоиерей Борис Даниленко.

Между тем принадлежность преподавателя к той или иной конфессии, по словам Даниленко, никакого значения иметь не будет. «Я вполне допускаю ситуацию, когда преподавать ОПК будет католик», — заявил он. Одновременно с этим, полагает Даниленко, «о каждой конфессии должен говорит человек, который знает учение изнутри, а не снаружи». Как будет сочетаться одно с другим — он не пояснил, но упомянул о своих опасениях. «Мы очень боимся, что (в школах — Газета.Ru») появятся специальные люди вне религии и как бы над схваткой», — заметил Даниленко.

Вопросом кадров обеспокоен и замминистра образования и науки РФ Исаак Калина.

«Проблема — это люди, которые придут с этим курсом к ребятам», — сказал он. Впрочем, то обстоятельство, что изучение религии в школе необходимо, чиновник не ставит под сомнение. Школа «просто обязана помочь человеку изучать важный пласт религиозной культуры», заявил он и уточнил, что при этом необходимо, чтобы все заинтересованные стороны выработали интегрированное мнение по этому вопросу. «Ведь выходить на преподавание детям взрослым, которые не договорились между собой, опасно», — констатировал он.

Преподаватель, по версии Калины, должен быть, в свою очередь, максимально толерантным человеком без фанатизма. «Он должен принимать, что есть люди другой веры или вообще неверующие», — считает замминистра образования. По мнению Калины, решить проблемы с учителями могут и курсы повышения квалификации. Утверждать планы, программы и учебники, по его словам, будет специальная комиссия, при этом «голоса религиозных организаций в обсуждении будут авторитетными, но не единственными, и ни одна из них не будет иметь права вето при утверждении учебников и программ». Кроме того, необходимо также подготовить соответствующие пособия для учителей, заметил замминистра.

Пока предлагаемый формат обучения — два часа в неделю со 2-го по 11-й класс.

Выбирать предмет в рамках курса — прерогатива семьи ученика, которому предполагается не навязывать насильно то или иное направление. По мнению замминистра, новый для школы курс не приведет к разделению учеников по конфессиональному признаку. «В этой модели точно не предлагается делить детей по религиозному либо какому-то иному признаку, но предлагается предоставить семье выбирать», — заметил он, уточнив, что часто именно незнание религиозных обычаев и традиций друг друга приводит людей к неприятию тех, кто им не понятен. (Между тем даже в рамках изучения одной религии, считает он, учитель должен рассказывать и одругих, проводя параллели.) Впрочем, признал замминистра, нередко взрослые и сами имеют очень слабое представление о тех или иных конфессиях. «Нам нужны вечерние школы по религиозной культуре. Этакий родительский всевобуч», — обратился он к присутствовавшим представителям РПЦ. Те на подобное предложение реагировали сдержанно. Тем более что пока даже с детским проектом ничего нельзя сказать определенно.

Дело в том, что сейчас абсолютно неясно, в какие сроки Минобразования, Российская академия образования, которая занимается разработкой новых стандартов, а также оказывающая им содействие РПЦ смогут реализовать предлагаемую концепцию.

Кроме того, пока Минобрнауки пытается подключить к обсуждению и другие конфессии. Поэтому при ответе на вопрос «когда?» заммнистра образования выручил Конфуций, которого он процитировал: «Маленькое нетерпение губит великие дела».