Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Герба на них нет

Варвара Петренко 21.09.2007, 19:51

Столичные депутаты готовы поддержать инициативу Госдумы об аккредитации религиозных учебных заведений. При этом в московском парламенте опасаются, что выдаваемые выпускникам духовных школ дипломы государственного образца могут оказаться недействительными. По мнению некоторых экспертов, для того чтобы такие документы попали в правовое поле, потребуется менять законодательство, отделяющее государство от церкви.

В Мосгордуму поступил на отзыв федеральный законопроект об изменениях в законы «Об образовании» и «О свободе совести и о религиозных объединениях». В четверг его обсудили на заседании думской комиссии по межнациональным и межконфессиональным отношениям.

Суть документа сводится к государственной аккредитации духовных высших учебных заведений и возможности выдавать выпускникам дипломы государственного образца.

При этом в дипломах не будет изображения герба РФ – государственный статус духовных образовательных учреждений при аккредитации устанавливаться не будет (сейчас учреждения профессионального религиозного образования регистрируются в качестве религиозных организаций).

По мнению авторов законопроекта, он «расширит правовые возможности для интеграции учреждений профессионального религиозного образования в систему образования страны» и покончит с еще одним формальным проявлением дискриминации верующих. Кроме того, законопроект направлен на преодоление разрыва между программами светских и религиозных учебных заведений, и духовные школы должны быть готовы к тому, чтобы привести свои программы в соответствие с госстандартом. Так, духовные вузы должны будут следовать государственному образовательному стандарту по принятому Министерством образования и науки РФ направлению «теология».

Сами духовные школы эти требования не пугают.

По словам помощника ректора по общим вопросам Московской духовной академии иеромонаха Мелетия, духовные учебные заведения Русской православной церкви готовы перейти к обучению по государственному стандарту «теология», для этого им «надо будет ввести всего один предмет – физкультуру».

Как считает отец Мелетий, госаккредитация дает определенные преимущества, начиная от диплома государственного образца и кончая привилегиями, предоставляемыми государственным вузам (например, отсрочка от армии). Однако, по его мнению, аккредитация в большей степени нужна государству, чем самим духовным школам. «При современной общественно-политической ситуации государству важно знать, чему учат в духовных учебных заведениях, в частности в мусульманских, да и в православных тоже», – заявил он «Газете.Ru».

Желания «держать руку на пульсе» не скрывают и сами светские власти.

Как заявлял ранее ответственный секретарь правительственной комиссии по вопросам религиозных объединений Андрей Себенцов, интерес государства заключается в том, чтобы с верующими работали квалифицированные специалисты. Вместе с тем, по его словам, в российских исламских вузах зачастую преподают выходцы из арабских стран, не понимающие общественных реалий нашей страны.

По мнению председателя профильной комиссии Мосгордумы Игоря Елеференко, сегодня нельзя застраховаться от того, что в стенах негосударственных учреждений начнут проповедовать какие угодно идеи, и госаккредитация духовных школ должна снять этот вопрос. «Если у нас появятся свои кадры – не будет заезжих ваххабитов, – заявил он «Газете.Ru». – Хорошо еще, что за годы советской власти сохранились православные духовные школы, иначе сейчас к нам хлынули бы проповедники разных мастей, что, собственно, и наблюдалось в начале 90-х». Заодно, как считают в Мосгордуме, госаккредитация поможет бороться и с разного толка шарлатанами.

Впрочем, вопрос о прогрессивности самой идеи законопроекта уже не стоит, о его поддержке заявили и представители всех основных религиозных конфессий. Проблема в реализации этой идеи.

Как заявила на заседании комиссии Мосгордумы депутат Татьяна Потяева, при выдаче дипломов государственного образца закон «Об образовании» однозначно требует соблюдения всех атрибутов государственного образования, в частности изображения герба. По ее словам, аккредитациям – это всего лишь некое признание стандартов. «Аккредитацию имеют детские сады, некоторые научные организации, но они не выдают документы гоударственного образца, – заявила госпожа Потяева. – Аттестат или диплом должен быть заверен гербовой печатью, иначе этот документ недействителен».

Остается неясной и судьба самого стандарта «теология». По словам зампреда комитета по связям с религиозными организациями Москвы Константина Блаженова, Министерство юстиции вернуло без рассмотрения проект введения принятого Министерством образования и науки стандарта «теология». «Законопроект базируется на этом стандарте, а его нет, – заявил господин Баженов. – В итоге выданные дипломы могут оказаться недействительными».

Между тем, по мнению члена экспертного совета Мосгордумы, замдиректора Института востоковедения РАН Владимира Алпатова, проблема лежит гораздо глубже – в никем не отмененном законе 1918 года об отделении церкви от государства.

И выдача государственных дипломов выпускникам духовных вузов невозможна в принципе. «Если исходить из того, что церковь отделена от государства, религиозное и светское образование не должны смешиваться, – заявил господин Алпатов. – Церковь имеет полное право готовить кадры для собственных нужд, и государство может идти ей навстречу, например в вопросе отсрочки от армии. Но использование дипломов духовных школ за рамками церкви признано быть не может. И ссылки на зарубежный опыт, где действует совершенно иное законодательство, здесь не уместны».

Действительно, на принцип разделения государства и церкви постоянно наталкиваются и многие инициативы самой церкви. Например, как рассказали «Газете.Ru» в Патриархии, в приютах при монастырях не разрешается содержать детей-сирот. Передать ребенка в такой приют может только родитель или официальный представитель – опекун. И никакая аккредитация здесь не поможет.

Так что пока законопроект можно рассматривать, скорее, как «протокол о намерениях». И для того, чтобы он стал реально работающим законом, просто проголосовать за него будет недостаточно.