«РАО усыпят, как усыпляют старого пса»

Иллюстрация: VE
Принимая новый устав, Российская академия образования оказалась меж двух огней. С одной стороны наступает правительство, пытаясь поставить эту и другие госакадемии под свой контроль. С другой – собственное руководство, стремящееся остаться у власти, даже подставив академию под удар. Государства, похоже, академики опасаются меньше.

Российские госакадемии (РАН и пять отраслевых) спешно обсуждают проекты новых уставов, переработанных в связи с изменением закона «О науке». На прошлой неделе свои проекты одобрили президиумы Российской академии наук (РАН) и сельхозакадемии. В среду аналогичное решение принял президиум Российской академии образования (РАО).

Нигде, как стало известно «Газете.Ru», академики не выполнили главных рекомендаций Минобрнауки: создать в академиях новые управляющие органы – наблюдательные советы и правления, а также ввести 70-летний возрастной ценз для руководства.

Сегодняшнему принятию проекта устава РАО предшествовали острые дебаты членов президиума. Разногласия свелись к трем главным вопросам: нужен ли академии Наблюдательный совет, ограничивать ли возраст президента РАО 70 годами, и уместна ли демократия при решении главных вопросов жизни академии, включая выборы президента.

Поначалу руководство академии собиралось полностью проигнорировать модельный вариант устава, разосланный Минобрнауки. «Содержащиеся в нем положения для нашей академии неприемлемы»,– заявил глава разработчиков документа академик Виталий Костомаров. В РАО попытались начисто отказаться от введения наблюдательного совета с преобладанием представителей правительства и президентской администрации, а заодно и от правления. «В этом случае руководить академией будет не президиум, а этот самый наблюдательный совет»,– резюмировал Костомаров. Что же до правления, отметил он, что в отличие от РАН, «на балансе РАО нет ни спутников, ни кораблей, ни обсерваторий, ни других богатств». А раз так, то и «править» нечем.

«Не без колебаний», признали разработчики, они решили снять возрастные ограничения для руководства академии. «У нас всего 26 академиков моложе 65 лет. Если ввести ограничения, скоро будем выбирать из одного – самого молодого»,– посулили они залу. Вместе с тем в проекте устава была сделана попытка превратить традиционно прямые выборы президента РАО в двухступенчатые. Главную роль в начальных турах, по замыслу авторов, должна играть не академическая общественность, а бюро отделений. А на финальной – президиум, отбирающий для голосования на общем собрании «лучших» из оставшихся. Само же общее собрание авторы законопроекта решили максимально сузить, начисто исключив из него сотрудников научных институтов. «Мы с одними академиками не можем разобраться, а расширенный состав и вовсе сделает собрание нерабочим органом. Да у нас и зала-то такого нет, чтобы всех вместить»,– посетовали разработчики устава.

Однако это и другие принципиальные положения проекта были раскритикованы академиками, по словам которых, за такой устав не проголосует общее собрание.

Прежде всего они настояли на включении в устав положений о Наблюдательном совете. Если от создания Правлений еще удастся отбиться, то от Наблюдательных советов – точно нет, предрек член президиума РАО ректор РУДН Владимир Филиппов. «Идея Наблюдательных советов идет от президента России. Они вводятся повсюду, даже в министерстве обороны, а Общественный совет контролирует мэрию. Не уйдем от них и мы»,– разъяснил он.

Кроме того, заявил Владимир Филиппов «Газете.Ru», «через Наблюдательные советы осуществляется переход от государственно-общественному к общественно-государственному управлению. И это – тенденция прогрессивная». А включение в них представителей правительства и президентской администрации не означает, по его мнению, что государство хочет установить контроль за деятельностью академий.

«Нигде не говорится, что это обязательно должны быть чиновники. Правительство наверняка сделает своим представителем школьного директора, чтобы он посмотрел, что академия делает для школы»,– заверил Филиппов «Газету.Ru».

Остальные академики на такое представительство у себя власти явно не надеются. Поняв, что создавать Наблюдательный совет все же придется, они решили доработать устав, предложив в нем свою формулировку навязываемого им органа.

Например, «сократить представительство правительства с трех до одного человека, а сам совет собирать не раз в месяц, а раз в год», предложил первый вице-президент Давид Фельдштейн.

Впрочем, дискуссия вскоре показала, что появление в РАО Наблюдательного совета пугает академиков намного меньше, чем перспектива продления власти собственного руководства.

Под самую острую критику попала попытка придать деятельности РАО келейный характер, сделав власть ее нынешнего президента чуть ли не «пожизненной».

В случае принятия предложенной модели, подчеркнул «Газете.Ru» вице-президент РАО Владимир Борисенков, «в академии фактически будет введен институт выборщиков», а сами выборы из-за заложенных в проект уловок «станут растягиваться на длительный период». Есть в предложенном проекте и другие несообразности, заявил он.

По словам бывшего министра образования академика РАО Эдуарда Днепрова, «даже Минобрнауки оказалось демократичнее, чем руководство РАО, заложив в модельный устав принцип прямых выборов президента, и выступая против его бесконечного возраста».

Отвергая эти и другие предложения Минобрнауки, рассказал он «Газете.Ru», «нынешний президент РАО объявил правительству войну, целью которой является сохранение его поста, а не академии».

«Это – бой таракана с носорогом, который академии не выиграть. Уже год назад правительство собиралось ликвидировать РАО “в силу ее малой научной значимости” и слить ее с РАН в качестве отделения педагогики. Но слить не полностью. В РАН вошли бы не более 80 членов РАО и крайне ограниченное число институтов. Остальное предполагалось ликвидировать»,– рассказал Днепров. И если РАО вступит теперь из-за личных амбиций в конфронтацию с правительством, «конец ее будет быстрым и бесславным. Она просто исчезнет, как исчезла ранее Академия педнаук. Ее усыпят, как усыпляют старого пса», – предсказал Днепров.