Мои 10 претензий к американской науке

Юрий Бушуев 26.07.2006, 15:17

Честно говоря, я и не рассчитывал, что мой отзыв будет опубликован отдельной статьей. Это была реплика на предыдущую публикацию. На самом деле в моем опыте есть много чего поучительного. Попробую изложить более детально с конкретными примерами. Много получится. Но ничего. Места на диске хватит, а кому не интересно – не читайте.

Мы публикуем отклик на «личный опыт» нашего читателя В их науке туфты и чуши будет поболее, чем в нашей — ред.

Во-первых, представлюсь. Мне скрывать нечего, я не стыжусь того, что делаю и что когда-то сделал в науке. Мои статьи и докторская диссертация лежат в открытом доступе на сайте http://www.isuct.ru/khimia/main.htm . Я Бушуев Юрий, доктор химических наук, работаю в Ивановском государственном химико-технологическом университете, периодически подрабатывал в Институте химии растворов РАН, работал и на профессорской должности в Высшем химическом колледже РАН. Подготовил двух кандидатов наук. Практически все время работал по грантам РФФИ и как руководитель проектов, и как исполнитель. Нет, я не гений, и не специалист высочайшей квалификации. Я свое место знаю. Много чего делать не умею, многого не знаю, но кое-что понимаю и что-то делать все-таки умею.

Таких в науке большинство. Средний класс. На таких современная наука и держится.

Я не заканчивал никаких спецшкол. Обыкновенная школа в бандитском «рабочем» районе провинциального города. Затем, физический факультет провинциального университета. Это к вопросу о том, насколько была плоха советская система образования. Я не уникум. Многие мои однокашники добились успехов в науке, некоторые работают и на Западе.
Сейчас я нахожусь в Университете Мичигана, г. Анн Арбор, США. Прежде чем туда поехать, я поискал рейтинг университета – 19-е место в мире, далеко не худший университет, даже если учесть условность любого рейтинга. Особого желания уехать куда-либо поработать не испытывал, но и не был против. Записался в список рассылки вакантных позиций и на следующий день получил объявление о месте постдока. Тема не совсем совпадала с тем, что делал до этого, но в последний год работы я сам вышел на эту тематику. Случайно мне удалось найти метод быстрого «замороживания воды в компьютере», никто в мире этого делать не умеет. Поэтому предложение вплотную заняться моделированием кристаллизации было кстати. Работодатель откликнулся на следующий день, первая информация о мне его устроила. Поскольку все, что я когда-либо делал, я делал сам, предложение работать у «станка» нисколько не напугало.

Мой опыт уникален тем, что проработав более 20 лет в науке, пройдя все стадии научной работы, я оказался на месте постдока. Уникальная возможность взглянуть на американскую систему изнутри, снизу, при этом кое-что понимая. Во всяком случае, поросячего визга радости от предложения работать в США у меня не было.

Первое что поразило – система рекомендаций. Ощущение мерзкое. Твои друзья или знакомые должны написать на тебя твоему будущему шефу «анонимки». Система такая, я прошу людей с которыми работал, которые знают меня по моим работам, написать рекомендации, но я не имею право знать их содержание. Естественно, что мои рекомендатели послали копии писем мне, после чего пришлось удивляться возмущению будущего шефа. Это же так они разгласили секретную информацию!

Второе, в период подготовки отъезда шеф решил мне подкинуть несколько задач на сообразительность. Он прислал мне свою статью из американского образовательного журнала с задачами и физическими «парадоксами». Я попытался их честно решить, а потом заглянул в ответы. Какого же было мое удивление, когда ответы, зачастую, не имели ничего общего с моими решениями. Выдергивалось то, что лежало на поверхности, то, что автор решил проиллюстрировать, но физическая природа процесса или явления не раскрывалась, сопутствующие явления игнорировались. Я честно написал о своих решениях и выразил недоумение как такую статью рецензенты и редакторы пропустили в образовательный журнал. Это был первый звоночек...

Третье. Меня шокировала лаборатория – «прошлый век». Компьютеры не первой свежести. А уж программное обеспечение – полный мрак! Что мне нужно для нормальной работы? Немного. Fortran, программа визуализации молекулярных конфигураций, программы статистической обработки данных и построения графиков. Начинаю спрашивать это есть? А это?... Ответ один – нет. А вы об этом хоть слышали? – Нет. Начинаю разговаривать с системным администратором – знаний чуть больше, но ничего нет. Говорю, дайте список того что есть.

Дали то, что имеет Университет Мичигана. О, Бог ты мой! Как они бедные работают! Ничего, нам не привыкать, с чем мы только не работали.

Работать надо и под Windows и под Linux. Под Windows практически нет ничего. Под Linux – допотопный Fortran-77, xmakemol и xmgrace. Как в университете работают? Командная строка, редактор vi... Приходилось просить установить файловые менеджеры, редакторы, современный транслятор. Пришлось объяснять системному что такое Midnight Commander (тот кто помнит старину Нортона, тот поймет). Ну хорошо, может это только я такой невезучий? Да нет, я же не один здесь работаю. Есть друзья и в других группах. Проблемы одни. Мнение – эти люди слаще репы ничего не пробовали. Несколько приколов. Смотрю соседний экран страшно мерцает. Спрашиваю американца как ты работаешь? Даже у меня в глазах рябит. А у него стоит развертка в 60 Гц. Ума и знаний повысить частоту не хватает! Сделал доброе дело – повысил частоту, немного стали уважать. Купили мне компьютер, потратив $1100. Говорю, ребята, да я бы вам его сам собрал за значительно меньшую сумму. -Нет не надо. Это Dell. -Бог с вами!

Я его сразу же вскрыл и вставил свой HD. У местных глаза на лоб. Шеф приказал повесить на компьютер амбарный замок, благо что на системном блоке для этого специальные петли предусмотрены. Я такого в России и вообразить не мог. Как правило, привелегия администрирования дается только отдельным людям. Это университетская практика. Часто люди используют свои компьютеры и работают как хотят. У меня нет такой привелегии при работе под линуксом. Чуть что – беги к системному. Вот он только что систему обновил. Теперь старые программы не работают. А переустановить он их с первого раза не может. Бъется, но ничего не получается. Это я попал в международную группу, где сидят специалисты по компьютерному моделированию – англичане, китайцы, американцы. Стало понятно, почему мои просьбы из России отсканировать и переслать документы электронной почтой игнорировались. У них нет сканеров! Поразило отсутствие цветных струйных принтеров. Спрашиваю, почему их нет? – Печать дорого стоит, картриджи дорогие. Ума заправить картридж дешевыми чернилами не хватает. Чернила продаются в любом супермаркете.

Четвертое. Представляете, какой был у меня шок, когда я понял, что эти «специалисты с мировым именем» понятия не имеют что и как они делают. С общеизвестного сайта берется готовая программа, написанная 30 лет назад, и они пытаются ее подогнать под свои задачи. При этом делают массу грубейших методических ошибок, поскольку не понимают ни физики процесса, ни ограничений тех методов, которые использовались в программе, ни способа кодирования. Ввод, вывод подправили – и вперед с песней... Десятки публикаций в ведущих американских журналах. Явлений новых много наоткрывали, теорию даже подогнали... Теоретические изыски – тема отдельной статьи...

На этой бредятине студентов надо учить. Спрашиваю коллегу из другой группы, что за метод используется в твоей работе? Она не может сформулировать то, чем она занимается, над какими проблемами работает группа. У нее есть свой кусочек большой задачи, вот она и сидит над ним. Ей большего и знать не надо. Я по приезду предложил шефу поработать с моими объектами, близко же, результаты уникальные. Нет, будешь делать тот кусок, какой тебе дадут. Не тот статус, чтоб идеи выдвигать.

Пятое шокирующее явление. Ну, Бог с вами! Сделал я все от начала до конца так, как надо. Получил результаты. Статью написал. Давай публиковать! Как говориться «щас, разбежался». Будем публиковать то, что шеф напишет. А он такое написал, под чем я никогда подписаться не могу. Мне своим студентам стыдно будет в глаза смотреть. Вот уже более полугода я объясняю ему что и как. На слово он не верит. Приходится поднимать горы литературы, выискивать цитаты. Начало доходить...

Я говорил, давайте я опубликуюсь под своим именем. -Ты что, нельзя. Ты давал подписку, что все что ты сделаешь принадлежит университету.

Без согласия шефа ничего делать нельзя... Я под своим именем сделал доклад на крупнейшем симпозиуме. Так шеф за 5 минут до доклада требовал убрать последние два слайда. Я не убрал, честно говоря, плевать я хотел на его мнение, доклад мой. Я ничего не теряю и потерять не могу. Доклад прошел нормально. Вывод – постдоки, рабочие лошадки, которые находятся на положении рабов. Я же не вакууме нахожусь, вижу, что в других группах творится. «Кто заказывает музыку, тот девушку и танцует». Это я, со своим российским тылом могу делать то, что другие не могут. Я в любой момент могу вернуться. Такова американская система. «Я начальник – ты дурак»

Шестое. Кражи, присваивание чужих результатов. Все это есть. Это даже узаконено. Даже если твой шеф понятия не имеет как ты результат получил, какие методы использовал, без его имени, разрешения публиковаться не имеешь права. Подписку давал. Мой товарищ придумал записывать и считывать информацию методом ЯМР с небольшого молекулярного ансамбля. Шум после этого был очень большой. Кроме публикаций в научных журналах событие широко освещалось в международной прессе. Угадайте, кому достались лавры?... Шефу, который изначально был против этой идеи, вопреки которому работа была сделана. Другой товарищ принес только что вышедшую статью и просит специалиста сравнить ее со своей. Методики – суть статей, один в один совпадают, но товарищ опубликовал свою статью намного раньше... Часть случаев, вершина айсберга, выплывает наружу. Тогда о них многие говорят.

Меня сразу предупредили, будь осторожен, здесь воруют и привели примеры воровства результатов. О таком случае и мой шеф писал Journal of Molecular Structure 485-486 (1999) xi-xxvii. Тогда у него результаты и идеи воровали.

Седьмое. В первом сообщении я писал о работах, вышедших в Nature и других ведущих журналах, где идеи просто позаимствованы, если не сказать проще - уворованы. Даю ссылку. NATURE, 416, 2002, p.829. Докторская в МГУ была защищена Наберухиным Ю.И. в 1980 г. Она посвящена проблеме микрогетерогенного строения воды и водных растворов. Расчеты, методом Монте-Карло водных и формамидных систем были сделаны мной в 90-х годах. Я показал наличие микрогетерогенности. Все опубликовано и на русском и на английском. Десятки статей, монографии – вот только ссылок на эти работы в Nature нет. Сейчас на симпозиуме попался доклад о водных растворах. Спрашиваю, есть микрогетерогенность? -Да, конечно. Это общеизвестный факт. Посмотрите книгу Кесслера и Зайцева «Сольвофобные эффекты», увидите как идея принималась в штыки. Другой случай. Мой товарищ-француз произвел квантово-химические расчеты, которые указали на роль не тетраэдрических связей в воде. Он выдвинул свою модель строения воды. Рассказал о ней одному сверхизвестному теоретику. Что вы думаете? Появилась статья на эту тему, но без ссылок на автора идеи и расчетов. А потом появились статьи японцев, естественно, без ссылок.

Восьмое. Мир стонет от американской научной политики. Подписка на ведущие журналы стоят огромных денег. Многие европейские университеты не в состоянии ее оплачивать, что говорить об остальном мире. Проблема обсуждается на высшем межгосударственном уровне. ООН и ЮНЕСКО активно работают над ее решением. Мой французкий товарищ на переднем крае борьбы за открытость и доступность информации. Посмотрите если не лень http://wsis-si.org/. Проблема глобальная.

Девятое. Рецензирование. Да нет никакой тайны в том кто и что рецензирует. Все друг друга прекрасно знают. Более того, некоторые журналы просят указывать потенциальных рецензентов. Во всяком случае, мой шеф прекрасно знает всех рецензентов, он сам из их когорты. Статьи пишутся под конкретных рецензентов. Да мои же товарищи сами рецензируют статьи в ведущих американских физических и химических журналах. Делились опытом.

Зарубить статью проще простого, еще легче написать замечания и указать, что статья требует доработки. Пока статья дорабатывается, быстренько публикуется своя работа по данной тематике с уворованной идей.

Маши потом руками..., указывай списки нежелательных рецензентов. Конечно, не все и не всегда так, но это и не голословные утверждения, тому есть конкретные примеры. А потом, как рецензент может проверить корректность постановки эксперимента, правильность расчетов? Во многих случаях – никак. Все основано на доверии к авторам. Сколько было сделано шумных «открытий»? На вскидку - полимерная вода, структурная память воды, холодный термояд в банке из под огуречного рассола... Какие журналы отметились! РАН на уши ставили! Из всех лабораторий - подтверждение результатов. И что? А ничего... Была масса людей, которые изначально говорили и доказывали, что это чушь. Кто их слушал? Опять таки, это вершина айсберга. Втихую заниматься симуляцией науки можно очень долго, никто ничего не поймет. Грань между наукой и лженаукой четко не определена.

Десятое. Тут высказывалось мнение разогнать РАН - сборище старых маразматиков. Революционеры, «весь мир насилья мы разрушим до основания, а затем» скопируем американскую систему и заживем...На крики «академикам более семьдесяти лет. Какие из них ученые?» хочется противопоставить пример. Моему американскому шефу 83, и ничего, работает. Другой вопрос, как? Но внешне все выглядит прилично и успешно. Масса публикаций, выступления на конференциях, награды за выдающиеся научные достижения, финансирование исследований... Еще пример.

Я наблюдаю блестящих ученых, сделавших классические теоретические, методические работы. Чем они сейчас занимаются? Тупыми расчетами.

Строят кластеры на сотнях процессорах, нанимают группы рабов-вычислителей и давай обсчитывать сотни веществ. А что, деньги хорошие платят – биологические приложения, выход на промышленность. Вот только фундаментальной науки там нет. Хочешь иметь деньги – займись прикладными исследованиями.

Я понимаю, что мое мнение субъективно, что существует и другой личный опыт. Мир многообразен. Вот только не надо мазать черной краской всю российскую науку, восхищаясь наукой американской. Я работаю в международном коллективе, вижу кто чего стоит. И многие мои российские коллеги и даже мои студенты им ни в чем не уступают. Везде есть свои проблемы и еще не известно, где их больше. И давайте не будем мешать в кучу науку прикладную и фундаментальные исследования. Например то, чем я занимался в России и чем занимаюсь сейчас в США не имеет никакого практического значения, и не известно будет ли когда его иметь.

Тем не менее, на фундаментальные исследования тратятся огромные деньги. Я понимаю тех ученых, у кого нет возможности работать на современном дорогостоющем оборудовании в России.

Они могут реализовать себя только на Западе. Американцы же за зарплату простого ученого работать не хотят. Руководить – пожалуйста. А зачем руководителю нанимать американца, когда за эти деньги готовы работать пять китайцев, индийцев, русских, не уступающих американцам ни по уровню подготовки, ни по трудоспособности и результативности? Рыночная система. В любом случае результаты принадлежат шефу, университету, в конечном счете - США. А вы – рабы, должны радоваться и благодарить США за то, что дали вам работу, обеспечили вам минимальный уровень существования. Многие так и делают. Вот они какие «крутые», глядите чего в жизни добились, в рай попали! Остальные - лузеры. «Есть же дураки, которые какую-то науку в России делают!» Такие даже по-русски разговаривать стесняются. Холуи вы, ребята, с совковой идеологией, вам бы к корыту поближе прорваться, да других от него отогнать. Я вот не радуюсь, тому, что работаю в США, собираюсь вернуться, хотя есть возможность и остаться, мне, почему-то, здесь грустно, «за державу обидно», и за отдельных ее представителей. Если кого заинтересовали детали – пишите, yuriyb@umich.edu. Засветки ящика не боюсь, он и так более чем засвечен.