Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Как защитить ребенка от учителя

Фото: CI
Меня воспитывали строго и без битья. ДОМАШНИЕ правила были куда круче школьных, а самое тяжелое наказание – когда с тобой не разговаривают две недели. Идея равенства с родителями не могла и присниться, но идея ВЗАИМНОГО уважения не вызывала сомнений. Меня могли отругать, запретить что-нибудь, но не унизить.

Мы публикуем отзыв нашего читателя на статью Насилие в школе: что делать родителям — ред.

Никакие школьные дела не могли быть важнее домашних. Никакое школьное «стояние в углу» не задевало, если мама говорила: «Пустяки, не обращай внимания!» У родителей, вместе со строгостью, была неограниченная готовность защищать своих детей от любой посторонней силы — от школы до советской власти. В мои конфликты и драки с ровесниками они, разумеется, не вмешивались. Придя домой, я снимал грязные ботинки и красный галстук. Мы были — ИХ дети, а не школьные или государственные.

Школа — место, где ВАШЕМУ ребенку дают (продают — не важно, платите вы школе или платите налоги) знания, место, где его обслуживают. Учитель — посторонний человек. Бывает — к счастью, нередко — что попадается хороший учитель и с ним складываются человеческие отношения, но это — НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО.

Я уверен, что в девяти случаях из десяти, оскорбляют и тем более бьют, БЕЗЗАЩИТНЫХ детей — тех, кого не защищает семья (например, потому, что «учитель — взрослый, взрослые всегда правы»).

Если вы, семья, дом — ВСЕГДА на стороне СВОЕГО ребенка, оскорбить его не удастся.

Как унизить ребенка, привыкшего к уважению дома? Оскорбительные слова вызовут недоумение: «Иван Иваныч, вы заболели?» Оскорбительные действия вызовут не слезы, а защитную реакцию: повернется и уйдет, в крайнем случае — даст сдачи.

Если бы учитель ударил моего ребенка, я бы его или ее публично отхлестал по физиономии (лучше — хлыстом), а уж потом — в суд и к директору. Не для того, чтобы исправить или отомстить, а чтобы ребенок знал: «учителя высекли», а не думал: «меня учитель избил». Чтобы помнил: семья защищает ВСЕГДА и до конца.

Помню, как мама двумя словами поставила на место директора школы: в первом классе я бегал на переменке, он поймал и стал выкручивать мне ухо, я, само собой, отбивался — и заехал ему кулачком в физиономию. Крик, шум: «Исключуууу!!!», я — весь в слезах и соплях. Мама пошла и сказала: «Д.М., мы оба знаем, что вы – дурак. Поэтому объясняю: к моему сыну прикасаться — нельзя». Я это узнал, когда вырос — мы оба хохотали, вспоминая — но тогда этого разговора хватило на восемь лет.

Помню, как учительница литературы передразнила мое заикание. Плакал я потом, дома, а в классе — швырнул учебник ей в лицо (попал!) и вышел. Мама не сумела заставить ее извиниться передо мной, но о том, чтобы меня наказать или мне отомстить она даже не мечтала.

Когда отец узнал, что меня таскают на следствие и там бьют (мне было 15), он устроил ментам развеселую жизнь, а сначала — публично и при мне унизил следователя так, что у сукиного сына красная морда была в слезах: не привык.

Если учитель глуп и/или плох — так и скажите своему ребенку, но потребуйте от него минимального уважения к должности (а не к человеку) и вежливости: нельзя говорить учителю «Вы врете!», это грубо.

Ребенок имеет полное право сказать: «Вы лжете!» — если это так.

Когда ВАШ ребенок провинился, то ВАМ его наказывать, приводить в чувство, воспитывать — дома и так, как ВЫ считаете правильным. Ребенок должен идти в школу с твердой уверенностью, что максимальная учительская власть — пожаловаться на него ВАМ. Вот и весь секрет. Остальное зависит от ВАШЕГО ума и такта.

Если ребенок жалуется на учителя, не спешите к директору и в суд. Сходите в школу и с ним (с ней) поговорите.

Не начинайте конфликт — продемонстрируйте свое отношение. «Да, это, разумеется безобразие. Я вас очень прошу, в следующий раз — немедленно сообщите мне, я разберусь и сделаю так, чтобы это не повторялось». «Нет, так не пойдет. У нас в семье другие правила. Мой ребенок не будет это делать, и я вас прошу этого не требовать. Да, я понимаю — у вас другое мнение, но ребенок — мой и я разрешаю вам воспитывать его в моих правилах, а не в ваших». За вашими словами должна стоять сила. Почти всегда, учителю этого достаточно: люди редко идут на конфликт, если знают, что шансов выиграть мало.

Если такого разговора недостаточно, поговорите с ребенком. Мой начал плакать в четвертом классе: «учительница меня не любит!» Я с ней познакомился и понял — не любит, никого не любит, дети ее раздражают, бедную уродку. Пришлось объяснить: «- Вот ты собаке мясо покупаешь внизу, в кулинарии. Продавщица тебя любит? — Не знаю, наверное, нет. — Тебя это волнует? — Конечно, нет (смеется). — А почему тебя волнует, что тебя не любит Т.М.? ...» Через пару месяцев мы смеялись, вспоминая эту «проблему». С этого момента, все попытки задеть разбивались о щит равнодушия — взаимного, потому справедливого. Пару раз меня вызывали в школу. Я не устраивал разборок, а просто смотрел этой бабке в глаза, доводя до ее сведения, что ребенок — МОЙ, все будет так, как я считаю нужным, обидит — даром не пройдет, надо будет — удавлю. Однажды она попыталась в классе обсуждать меня. Ребенок ушел из класса, сказав: «Не вам, Т.М., обсуждать моего отца! Слушать не хочу.» — т.е., защита была взаимной — как уважение и любовь. Наверное, она занижала отметки — мы дома смеялись, поскольку оба знали об истории больше, чем она.

А потом эта грымза ушла на пенсию и появилась замечательная классная. И мы дружили. В любой момент я был готов развести по домам детей, которых она приглашала к себе, помочь, да и просто поговорить — если у нее находилось время. Само собой, принцип «Мой ребенок — мой верх» не изменился, но это устраивало НАС ОБОИХ.

Любите своих детей — сами целуйте, сами наказывайте и учитесь уважать. А учитель — не член семьи, его место в жизни ребенка устанавливаете ВЫ. Не считая редких исключений, это место должно быть НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫМ. Посмотрите своему ребенку в глаза. А теперь — в окно, на прохожих. Разницу видите? Действуйте! Дай вам Бог ума и силы!