Замминистра культуры Иван Демидов впервые публично прокомментировал ситуацию с запретом фильма «Клип»

Прокатное удостоверение фильму Майи Милош «Клип» не было выдано по формальным, юридическим основаниям, сообщил на встрече с журналистами в четверг заместитель министра культуры по кинематографу Иван Демидов. Поводом для невыдачи прокатного удостоверения стало обилие сцен откровенного секса между несовершеннолетними и ненормативной лексики. На вопрос корреспондента «Газеты.Ru» о том, почему нельзя было ограничиться возрастным ограничением, Демидов сообщил, что по закону о защите детей от вредной информации предписывает противодействовать «изображению сцен откровенного характера между несовершеннолетними». По его словам, как чиновник он не имел права подписать прокатное удостоверение такому фильму, даже несмотря на то что в фильме использовались муляжи половых органов, а несовершеннолетних героев играли совершеннолетние актеры.

По словам Демидова, Минкульт выдает от 5000 до 6000 прокатных удостоверений в год. За последний год всего три фильма не смогли его получить, уточнил присутствовавший на встрече глава департамента кино Минкульта Вячеслав Тельнов. Запрет на выход в прокат, однако, не лишает права показывать фильм на кинофестивалях. Правда, попытка показа картины на петербургском киносмотре «Послание к человеку» в сентябре нынешнего года закончилась ничем: дирекция фестиваля, поставившая фильм в расписание, затем отменила показ, в неофициальном порядке ссылаясь на «нежелание ссориться с Минкультом». На встрече с журналистами Тельнов и Демидов отрицали, что оказывали какое-либо давление на дирекцию фестиваля.

Напомним, в середине августа Минкультуры отказалось выдать прокатное удостоверение фильму-победителю престижного Роттердамского кинофестиваля «Клип» сербского режиссера Майи Милош. Это событие вызвало широкий резонанс в киносреде: с резким осуждением запрета выступил Сэм Клебанов, руководитель компании «Кино без границ», прокатывавшей фильм, а председатель Киносоюза Андрей Прошкин написал министру культуры Владимиру Мединскому письмо, в котором назвал данный запрет «введением цензуры».