19 сентября 2017

 $58.20€69.74

18+

БлогиАлексей Крижевский

Рок-н-ролл ожил

Алексей Крижевский

Честно говоря, все было известно немного заранее: перед концертом патриархов альтернативной музыки Faith No More поступила информация, что частью шоу будет выступление Pussy Riot. Звучит диковато, но стоит вспомнить: Pussy Riot — это своего рода франшиза, группа людей, позволяющая любому, кто разделяет их эстетические и политические ценности, использовать тот же стиль и название.

Итак, мы имели дело с первым с момента концерта в храме Христа Спасителя выступлением некогда не самого известного коллектива, название которого не скоро забудет вся страна.

После того как Faith No More второй раз вызвали на бис, на сцену выбежали девушки в цветных балаклавах: они зажгли файеры и исполнили «Бунт в России», после чего вывесили транспарант «Таганский суд, 4 июля, 12.00». Заморские гости в майках с Pussy Riot (двое из них были в цветных балаклавах) помогали держать баннер.

А Faith No More были хороши. Похожие в своих белых одеждах на персонажей с планеты Альфа из фильма «Кин-дза-дза» Георгия Данелия, пять взрослых мужчин во главе с обладателем оперного голоса Майком Паттоном играли все лучшее, что написали с 1981-го по 1998 год, — прекрасные, тяжелые, громкие песни. Они стояли у истоков «альтернативы» — музыки, построенной на тяжелом звуке и вбиравшем в этот звук, будто черная дыра, все — от негритянского хип-хопа до прогрессив-рока. Они объединились снова в 2009 году, и если в XX веке подобные реюнионы вызывали у фанатов нешуточные вопли умиления, то в веке нынешнем, когда «возвращения легенд» приняли характер эпидемии, даже самый преданный поклонник знает: диски продаются плохо, рок-музыкант может заработать только на концертах. Оттого многие московские концерты легендарных составов напоминают отработку гонорара: именитые музыканты играют, как будто стоят у станка.

На Faith No More изначально было не так: Майк Паттон носился по уставленной цветами сцене в своих белых одеждах, будто жрец; если этот концерт и мог быть отработкой гонорара, то ничего, кроме оценки «отлично», он и его группа не заслужили. Но вот то, что произошло дальше, заставило умолкнуть все разговоры о музыкальной экономике и способах выживания артистов в наше страшное время.

Мы были свидетелями тому, как рок-н-ролл вернул себе право слова; напомнил всем и каждому, что с трибуны рок-концерта можно «возвышать голос против всякой неправды», что за силой и энергией, высвобождающейся с каждым гитарным риффом, стоит не только желание заработать денег и хорошенько развлечь публику, но и некое послание.

В случае с Faith No More оно выразилось в исполнении «We Care a Lot» — одной из самых известных их песен, написанной на заре карьеры группы.

Конечно, Майк Паттон, выглядящий мощно и страшно в цветной шапке-маске, едва ли напугает власть. Едва ли напугает ее и то, что давление со стороны мировых рок-звезд может продолжиться. Едва ли заставит задуматься о том,

насколько сильно происходящее напоминает тем, кому сейчас больше 35, советские времена с борьбой выживающего из ума Черненко против ВИА. Или о том, какую именно роль сыграл рок-н-ролл в перестроечных процессах и какую может сыграть сейчас.

Или о том, что с каждым днем, проведенным под стражей, увеличивается пропасть между миром, в котором поют Faith No More, Боно, Стинг, и миром, в котором не за прощение, а за наказание для девушек выступает певец Газманов. Или о том, что почин состоялся и теперь концерты людей, называющих себя Pussy Riot, будут происходить регулярно.

Едва ли — до тех пор пока не придется снова нанимать агентство Ketchum для исправления имиджа России. На деньги налогоплательщиков.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
РАНЕЕ: