Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Не знаю другой страны, где так вольно дышит человек»: интервью с Сергеем Селиным

Актер Селин признался, что не скучает по Толе Дукалису

В прокат вышла спортивная драма «Бультерьер» о звезде смешанных единоборств, одну из ролей в которой исполнил Сергей Селин. В интервью «Газете.Ru» актер, известный по роли Дукалиса в «Улицах разбитых фонарей», рассказал о сотрудничестве с Владимиром Минеевым и своих последних проектах — «Регби» и «Непослушнике», а также о популярности сериалов про полицейских и будущем российского кино.

— Вы рассказывали, что мечтали стать актером с 5 лет. Помните ли, что тогда повлияло на ваше решение?

— Все верно, с 5 лет мечтал стать актером. Меня очень вдохновил Евгений Павлович Леонов. В детстве любил смотреть «Зигзаг удачи» и «Джентльмены удачи». И до сих пор с удовольствием пересматриваю фильмы с его участием. Для меня он бог в профессии. Родители тогда были против моего решения, но когда увидели меня на экране они, конечно, радовались.

— Большинство россиян узнало о вас благодаря роли лейтенанта Анатолия Дукалиса в «Улицах разбитых фонарей». За все время сериала было снято 16 сезонов, какие эмоции остались у вас от съемок? Скучаете по своему герою?

— Я горжусь им. Тем, что этот простой и классный парень Толя Дукалис был в моей карьере. К тому же я лично знаком с реальным человеком, который послужил прототипом моего героя. Его зовут Анатолий Дукул, подполковник. Он очень добрый, веселый, помогает детям. Я рад, что мне посчастливилось отобразить его на экране таким, «настоящим человеком». Скучаю ли я по своему герою? Не могу сказать. Да, это моя звездная роль, но я иду дальше.

— Чем объясните популярность долгоиграющих сериалов про полицейских?

— Сила в правде, которая там проскальзывает. К тому же в них добро всегда побеждает зло, — и это подкупает зрителя. Приятно видеть торжество справедливости.

— Помимо «Улиц разбитых фонарей», вы часто играли стражей закона — в сериалах «Опера. Хроники убойного отдела», «Убойная сила» и недавнем «Полицейском с Рублевки». Не бывает ли у вас ощущения, что вы оказались заложником образа?

— Конечно, есть желание сыграть что-то другое, непохожее. Думаю, что мне отчасти это удается в ролях врачей или отцов. Бывает, когда мне предлагают в очередной раз сыграть сотрудника полиции, я отказываюсь. «Все, хватит уже», — говорю я себе. Главное, чтобы это амплуа не было закреплено за тобой на веки вечные. Хорошо, когда есть возможность попробовать себя в другом образе.

— Недавно в прокат вышел фильм с вашим участием — спортивная драма «Бультерьер» Василия Быстрова о боксе. Каково было работать вместе с Владимиром Минеевым? Большинство знает его как чемпиона ММА, каким он показался вам как актер?

— Понравился. Хороший парень. И хотя он не актер, все драматические сцены отыграл отлично. Мне было приятно с ним работать, «по-партнерски» я бы сказал. Все сцены с моим участием были отсняты буквально за день. У меня была небольшая роль.

— Как сами относитесь к боксу и другим видам единоборств?

— Спорт люблю, но сам в силу возраста им почти не занимаюсь. Разве что киноспортом (улыбается).

— Как вы думаете, спортивные драмы вроде «Бультерьера» или «Регби» смогут поднять дух российских спортсменов после того, как их отстранили почти ото всех международных соревнований?

— Конечно, смогут. Но я бы сказал так: США и Европа – не весь мир. Мне непонятна эта ненависть так называемых цивилизованных стран в отношении нашей страны. Меня, конечно, удивляет, что на международных соревнованиях и чемпионатах хотят обойтись без российских спортсменов, в особенности наших фигуристок. Можно ли почувствовать себя лучшим, если лидеры исключены? Политику и спорт нужно разделять, но на деле – политика все равно играет роль, к моему сожалению.

— В «Бультерьере» ваш герой-дальнобойщик говорит главному герою, что самое главное в жизни – не упустить свой шанс. Скажите, а приходилось ли вам когда-либо жалеть об упущенных возможностях?

— Абсолютно согласен со словами моего героя. Вот как в сказке про Ивана-царевича, ухватившего жар-птицу за хвост, в жизни надо дождаться своего счастливого шанса. Уверен, подобное может случиться с каждым человеком раз или два в жизни, главное – почувствовать момент. Эта чудесная птица существует на самом деле, поэтому надо быть всегда внутренне настроенным на успех и победу ,– и тогда она обязательно сядет тебе на плечо.

Что же касается упущенных возможностей, то я живой человек, всякое бывало. Вот как-то мне предложили сняться в рекламе за большие деньги, я отказал. Тогда я посчитал, что участие в рекламе перед премьерой картины может помешать зрителю меня серьезно воспринимать. Потом я засомневался, что сделал правильно, потому что фильм прошел тихо. Да, жаль, что не получил тех денег, но в картине я все-таки отработал хорошо. Полагаю, что причина была совсем не в моей актерской игре, а в том, что кино показали не в прайм-тайм.


— За свою карьеру вы исполнили почти 80 киноролей. Какой из персонажей вам особенно дорог?

— Из тех персонажей, которых мне выпало счастье сыграть, конечно, наиболее дорог Толя Дукалис. Моя звездная роль.

— А есть ли герой, которого очень хотели бы сыграть в будущем, но пока не сыграли?

— Героя нашего времени. Того, который востребован сегодня. Это мне близко по душе. А вообще, я очень люблю играть добрых отцов (улыбается).

— В феврале вышла комедия «Непослушник», в которой вы как раз сыграли папу главного героя. По сюжету ваш экранный сын снимает провокационные ролики, в том числе в церкви. Как вы сами относитесь к пранкам? И как родитель, считаете ли, что надо наказывать молодежь за подобные розыгрыши?

— Мне не нравятся такие розыгрыши, но, к сожалению, родители в таких случаях проигрывают своим детям. Иногда разумнее признать собственное поражение. Дело в том, что как раз сейчас я работаю над продолжением этой истории, поэтому не могу ответить подробно. Могу лишь сказать, что в «Непослушнике 2» будет другая сюжетная линия.

— В связи с уходом мейджоров из России каким вы видите будущее российского кино?

— Настоящим художникам никакая ситуация в мире не помеха. Будут продолжать работать. Рефлексировать тоже. Предположу, что у отечественных картин теперь станет меньше конкурентов в виде западных блокбастеров. Тем не менее, я очень уважаю фильмы европейского и голливудского производства.

Мне кажется, что США удалось закрепиться в статусе «киношной державы» благодаря тому, что еще в годы Второй мировой войны их солдат везде сопровождали репортеры. Уже тогда американцы сумели привить европейцам свою культуру и восприятие. Они, несомненно, опережают другие страны, включая нас, в количестве затраченных денег на кинопроизводство и продвижение. Это не может не сказаться на уровне качества кино.

Означает ли это, что нам надо прекратить снимать? Я так не думаю. У каждой страны свои характерные черты: во Франции популярны легкие комедии, в Италии зрители зачастую смотрят кино без слов, а у нас, считаю, делают честные картины.

— В связи с разговорами об импортозамещении в центре внимания оказались страны Азии. Вот недавно Никита Михалков предложил создать евразийский аналог «Оскара», как вы относитесь к его идее?

— Думаю, ее вполне можно осуществить. Россия исторически великая и сильная страна. Мы всегда были, есть и будем частью как Европы, так и Азии. Мне понятно предложение Михалкова, его патриотические чувства. Пока все существует только на словах, но мне кажется, что такую премию удастся «раскрутить».

— Можете ли себе представить, что вы как актер станете работать над совместным проектом, скажем, с коллегами из Китая, Киргизии, Казахстана, Индии или Кореи?

— Конечно, могу себе представить подобное сотрудничество. Взять хотя бы моих коллег из Таджикистана, Казахстана, Узбекистана и Индии – я с ними работал. С Китаем, правда, не было совместного опыта. Даже не зная национальный язык, мы понимали друг друга с полуслова. Все-таки весь мир учился по методике Константина Станиславского и Михаила Чехова. Более эффективных систем не придумал даже Голливуд.

— Учитывая культурную специфику стран Азии, как считаете, заинтересуют ли их фильмы российского зрителя?

— По менталитету они нам не близки, поэтому сразу зритель на них не пойдет. Тут надо воспитать привычку. Со временем станут смотреть. Здесь как с сериалами про полицейских. Когда они только появились, люди начали смотреть. Сейчас другое время. Если «ментовские темы» исчезнут из сетки на полтора месяца, то я не уверен, что о них вспомнят. В эпоху интернета столько контента. Нельзя остановить прогресс.

— Какие истории, темы, жанры и герои будут востребованы в текущих условиях? Есть ли сюжеты, в которых сегодня российский зритель особенно нуждается?

Борис Полевой написал «Повесть о настоящем человеке». Вот подобных картин нам не хватает. Настоящих. Серьезно говорю, я не знаю другой страны [кроме России], где так вольно дышит человек. Иногда мне становится жаль, что российские режиссеры стремятся показать нашу действительность в угоду Западу.

Бывает, в наших сериалах покажут роскошный загородный коттедж, но ведь простой человек живет иначе. Все это очень смешно выглядит, поэтому я против того, чтобы подражать. Все эти марки часов и автомобилей уже не впечатляют. Интересно то, чем живет и о чем думает человек, его проблемы.

— С кем из режиссеров вы бы хотели поработать в будущем?

— Я бы очень хотел поработать с Василием Шукшиным, но, к сожалению, его уже нет в живых. Очень нравится мне его фильм «Калина красная». Если говорить про режиссеров настоящего, то буду рад сниматься у Владимира Котта, Егора Анашкина, Максима Бриуса и Ани Мирохиной. Мне нравится, что эти режиссеры не командуют на площадке, а наравне со всеми обсуждают будущий проект. Еще я выделил бы работы Алексея Германа и Карена Шахназарова. Их режиссерскому видению на 100% можно верить.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть