«Полный развал»: Домогарова лишили роли за «распущенность»

«Ни души, ни ума»: театральный режиссер разнес Машкова и Домогарова

Театральный режиссер Римас Туминас обвинил актера Александра Домогарова в том, что он «распустил себя как личность до полного развала» и отстранил его от исполнения главной роли в спектакле «Генри и Эллен». Постановщик выразил возмущение тем, что российский кинематограф и продюсеры «делают с актерами», в связи с чем он также выразил скепсис относительно авторитета художественного руководителя «Табакерки» Владимира Машкова.

Режиссер Римас Туминас потребовал от продюсера Леонида Робермана заменить актера Александра Домогарова, исполнявшего главную мужскую роль в театральной рапсодии «Генри и Эллен» драматурга Дона Нигро, из-за его непрофессионального отношения к работе, пишет «Экспресс-газета».

Сообщается, что изначально режиссер предложил отложить проект «до лучших времен», однако после замены Домогарова на актера Театра юного зрителя Игоря Гордина, премьера спектакля на сцене «Школы современной пьесы» все же состоится.

«Я могу простить артистам все, кроме разнузданности, небрежности в работе и распущенности. Александр Домогаров распустил себя как личность, как актер до полного развала. Если бы он еще признавал это и готов был исправить ситуацию — другое дело. Но он привык к этой распущенности и вседозволенности», — прокомментировал ситуацию сам Туминас.

Продюсер спектакля также высказался в своих социальных сетях о новой версии спектакля.

«Я очень надеюсь, что в этот раз, это не будет фальстарт и никто из зрителей не вспомнит известную фразу: «В одну реку нельзя вступить дважды». Но уже сейчас, еще до официальной премьеры, я задаю себе вопрос — почему я сразу, еще год назад, не пригласил на эту роль Игоря Гордина?! Но даже 27 января, в день премьеры, я вряд ли смогу ответить на этот вопрос», — сказал Роберман.

При этом в январе 2019 года, когда состоялась первая постановка «Генри и Эллен», актерской игрой остались довольны многие зрители и авторы.

«Опасения развеялись, чего там, просто забылись, едва актеры вышли на сцену. Каждая реплика, каждый жест, каждое движение, все слилось в едином механизме спектакля, который работал как часы», — говорил переводчик пьесы Виктор Вебер.

При этом, сам Домогаров рассказывал в интервью изданию «Театрал» о проблемах, которые испытывал на репетициях спектакля.

«Не могу подтвердить слова Эфроса, что «репетиция — любовь моя», хотя это, безусловно, всегда интереснейший процесс, особенно после определенного количества времени. Но каждый раз вначале с актером, с его организмом происходит какая-то странная метаморфоза. Начинают отказывать все твои части тела! Руки и ноги тебя не слушаются. Начинаются бесконечные пробы, актерские поиски», — говорил он.

Он подчеркивал, что несмотря на долгие размышления днем и утром, приходя на репетицию он снова понимал, что «ничего не может сделать, что все совсем не так, как казалось в пять утра». Домогаров также высоко оценивал работу Туминаса, который «пришел за пять дней до выпуска перевернул все».

«Я раньше никогда с ним не работал, и я благодарен богу за эту встречу! Он заставил нас думать в нужном направлении», — отмечал актер.

Сам Туминас, критикуя работу Домогарова, подчеркнул, что очень любит кинематограф и получил первое образование как режиссер телевидения, однако считает безобразием то, «что делают российский кинематограф и продюсеры с актерами».

«Кино из весьма среднего артиста Владимира Машкова сотворило «гения». Каждый опытный театральный режиссер, увидев Владимира Машкова в кино, скажет, что у него весьма скудный потенциал и берет он только техничностью, которой обучился у Олега Табакова, не привнеся в нее ни души, ни ума, ни сострадания. Просто технарь», — отметил он.