Скоро рассвет, выхода нет: рекап 2 серии 8 сезона «Игры престолов»

Здравствуйте, я ваша тетя: разбор 2 серии 8 сезона «Игры престолов»

Вышла вторая серия заключительного восьмого сезона «Игры престолов» — «Рыцарь Семи Королевств». Осторожно, дальше спойлеры! Итак, Арья теперь стала совсем взрослой, Дейенерис узнала, что Джон Сноу приходится ей племянником, Бриенна Тарт официально стала первой в истории рыцаршей, а армия Короля Ночи вот-вот нагрянет в Винтерфелл. «Газета.Ru» посмотрела эпизод и рассказывает, что интересного в нем показали — и что будет происходить дальше.

Несмотря на то, что «Винтерфеллом» назывался первый эпизод восьмого сезона, это заглавие куда уместнее смотрелось в отношении второго: действие серии «Рыцарь Семи Королевств» (логичнее было бы перевести как «Рыцарша») ни разу не переступает за порог родового замка Старков. Задав довольно бодрый темп неделю назад, теперь авторы сжимают пружину до упора — впереди почти полуторачасовая битва за Северную столицу Вестероса.

По-хорошему, содержание обеих серий можно было постараться уместить в один полнометражный эпизод, однако и в тяге резины Дэвида Бениоффа и Д. Б. Уайсса обвинить сложно: в конце концов, собравшимся дать отпор армии Короля Ночи (заставка сериала, кстати, оперативно обновляется по мере ее продвижения по карте) надо выяснить отношения прежде, чем биться плечом к плечу.

«Рыцарем Семи Королевств» с «Игрой престолов» прощается сценарист Брайан Когман, работавший над сериалом с самого старта. Ключевых сюжетных поворотов из-под его пера не выходило, однако он или умело подводил к ним зрителя — или не менее любопытно разбирался с их последствиями. Последний эпизод относится к категории первых: из важных апдейтов тут разве что первый секс Арьи и разговор Джона Сноу с Дейенерис о его истинном происхождении, — который, впрочем, ничем толком не завершается, поскольку к замку подступают живые мертвецы. Еще мы узнали, что в мире «Игры престолов» аргумент «Это может быть нашей последней ночью на Земле» работает в одном случае из двух: одичалому Тормунду повезло меньше Арьи, хотя многие переживали за его отношения с леди Бриенной больше, чем за свои.

Все остальное время мы наблюдаем за тем, как герои в ожидании крайне вероятной гибели начинают разрешать заявленные в первой серии конфликты. Джейме добивается милости Дейенерис и получает членство в команде Таргариенов, после чего извиняется перед Браном (ему эта мирская суета по-прежнему до лампочки и зла он ни на кого не держит) и помогает утверждению феминизма в Вестеросе, официально делая Бриенну первой в истории рыцаршей.

Кхалиси пробует наладить контакт с ощетинившейся Сансой, однако примирение длится всего несколько секунд — ровно до того момента, как леди Старк не сообщает Бурерожденной, что северяне зареклись впредь кому-либо присягать. Пожалуй, арка Матери драконов пока что выглядит самой занимательной: за семь в хвостиком сезонов нам наглядно показали, что власть может сделать даже с самым прекрасным и демократичным правителем. Выражение ее лица в завершении беседы с Сансой — отличная тому иллюстрация. Как и тот факт, что аспект с инцестом ее как будто бы совершенно не беспокоит: узнав о присутствии в своей постели родного племянника, она первым делом говорит о его правах на Железный трон.

В рамках упомянутого выше сжимания пружины во вторую серию, кажется, попытались уместить всю оставшуюся легковесность и юмор, которые, очевидно, в ближайшее время сменятся яростным потоком пафоса и трагичности. В двух великолепных сценах у камина, где случайным образом собираются довольно разношерстные герои — Тирион, Джейме, Бриенна с оруженосцем Подриком, сир Давос и Тормунд — и пьют вино в ожидании кровавого рассвета, авторы великодушно дают нам попрощаться с ними в уютной дружеской обстановке. Завтра кто-то из них, вероятно, умрет.

Меньше всего внимания достается Джону Сноу — что пока что выглядит большим сценарным просчетом. В финале предыдущей серии Сэм ошарашил Хранителя Севера (тут нам ответили на язвительный вопрос Лианны Мормонт по поводу того, как его теперь называть) сведениями о том, кем он является на самом деле. Но понаблюдать за процессом усвоения этой информации нам не позволяют: Джон буквально пару раз мелькает то тут, то там, после чего торжественно раскрывается Дейенерис в крипте Винтерфелла.

Трудно сказать, насколько удачно был подобран момент для подобного откровения: с одной стороны, занимать голову своего главного союзника такими мыслями за минуты до начала грандиозной битвы — не самая блестящая мысль; с другой, ни у одного из них нет уверенности в том, что они еще смогут когда-нибудь поговорить.

Между тем, сокрушавшейся в первом эпизоде из-за отсутствия слонов Серсеи во второй серии вообще нет — зато о ней много говорят. Теперь уже все в курсе, что помощи от нее ждать не стоит (за это Тириону сильно влетело и чуть не стоило значка десницы). В этом свете мотивация матриарха рода Ланнистеров становится еще более туманной.

Зачем нужно было обманывать Сноу и Дейенерис, если она намерена сама дождаться их прихода в Королевскую гавань и явно не готовит свои войска к экспедиции на Север? Беременна она или нет? Если да, то пыталась ли она провернуть с Эуроном Грейджоем тот же трюк, что с Робертом Баратеоном, и выдать ребенка от брата за его собственного? И пила ли она в прошлый раз вино исключительно для поддержания иллюзии того, что пополнение семейства еще только в перспективе? Или это было не вино, а, скажем, осветленный вишневый нектар? Или Тирион и вправду глупец, а Джейме перестал быть исключением и тоже удостоился порции искусной лжи?

«Игру престолов» можно смотреть в онлайн-кинотеатре Okko по подписке «Оптимальный + Amediateka». Третья серия восьмого сезона выйдет утром 29 апреля.