Просила не звонить: что скрывает жена Дмитрия Быкова

Жена Дмитрия Быкова наотрез отказалась назвать диагноз мужа

Ирина Лукьянова, супруга писателя Дмитрия Быкова, заявила, что не видит смысла раскрывать публично диагноз, поставленный ее мужу в Уфе, так как от состояния его здоровья «не зависит обороноспособность страны». Она также обратилась ко всем его друзьям и поклонникам со словами благодарности за помощь и пообещала зачитать в больнице все сообщения, в которых будут слова поддержки.

Ирина Лукьянова, жена писателя Дмитрия Быкова, объяснила телеканалу «360», что не раскрывает точный диагноз писателя, так как от состояния его здоровья «не зависит обороноспособность страны».

«Состояние — пока без изменений. Я в Уфе, жду врача. Сейчас они его осматривают. Он пока в медикаментозном сне», — добавила она.

В социальных сетях Лукьянова обратилась к поклонникам и друзьям Быкова со словами благодарности за оказанную поддержку, беспокойство и предложения о помощи.

«Большое вам спасибо за шквал добрых слов, беспокойств и предложений помощи в мою личку, в личку Быкова, в комментарии к многочисленным постам — мы будем все читать ему, чтобы он знал, как вы все его любите. Он пока что спит, но я уверена, что он все слышит», — написала она.

Она также извинилась за то, что не успевает читать все сообщения и отвечать, так как получает их очень много.

Помимо этого, Лукьянова обратилась к «журналистам и людям, считающим себя таковыми», указав им на неэтичность как постоянных звонков, которые изводят семью и врачей, так и попыток купить информацию.

«Помните, пожалуйста, что вообще-то смысл вашей работы должен сводиться не к ловле сенсации и поднятия хайпа любой ценой. По-моему, задача сегодняшней журналистики — помогать людям. Если вы считаете, что распространяя ложь, отвлекая врачей от работы, устраивая пранки семье, вы чем-то помогаете, то имейте в виду, что это не так», — подчеркнула она.

С целью уменьшения той паники, которая возникла из-за действий СМИ она предложила интересующимся здоровьем писателя «не читать все подряд», а узнавать новости о происходящем из изданий, с которыми семья Быкова находится в постоянном контакте.

«Я хочу попросить вас о некоторых вещах: кто может, молитесь; думайте о хорошем и знайте, что все будет хорошо: Димка сильный, просто немного переработал — отдохнет и вернется в строй», — добавила она.

Жителей Петербурга, которые сочувствуют писателю, она попросила посетить часовню Святой Блаженной Ксении Петербургской, которая «всегда помогала» Быкову и его родственникам.

«Продолжайте писать: добрые слова, пожелания, теплые воспоминания — все, что будет поддерживать. Если сообщение прочитано — оно прочитано ему», — отметила она.

При этом, Лукьянова попросила не звонить ей без необходимости, «чтобы узнать как дела», и попросила использовать для связи электронные сообщения.

«Пожалуйста, не переспрашивайте каждые полчаса, стало ли лучше, как дела и т.д. — обо всех изменениях вы узнаете», — сказала она.

Супруга писателя также выразила большую благодарность всем, кто предлагал оказать финансовую помощь и посоветовать врачей. По ее словам, медики из Уфы находятся на связи с Москвой и Министерством здравоохранения и делают все, что могут.

Писателю Дмитрию Быкову стало плохо на борту самолета, направлявшегося из Екатеринбурга, где он дал лекцию об образе Иисуса в кинематографе и литературе, в Уфу, где было запланировано мероприятие, посвященное русским анекдотам. На высоте 10 тысяч метров состояние его здоровья резко ухудшилось, очевидцы рассказали, что перед посадкой писатель вышел в проход между креслами и лег. После приземления его доставили на ЭКГ, сообщалось, что Быков находился в нестабильном состоянии и понадобилась помощь нескольких человек, чтобы удерживать его.

После госпитализации писателя ввели в состояние медикаментозной комы и подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. По распоряжению министра здравоохранения России Вероники Скворцовой, была организована телемедицинская консультация, в ходе которой специалисты обсудили дальнейшие действия в сложившейся ситуации и решили, что в настоящий момент транспортировка писателя в Москву может представлять чрезмерный риск.