Пенсионный советник

«В данном случае человек — это динозавр»

Президент Pixar о мультфильме «Хороший динозавр»

Игорь Карев 27.11.2015, 13:59
__is_photorep_included7920389: 1

Президент Pixar Animation Studios Джим Моррис рассказал «Газете.Ru» о новом мультфильме студии «Хороший динозавр», почему пришлось переделывать сценарий и что было в первом варианте, как нужно делать фильмы для детей и о том, чего ему не хватает в анимации.

Огромный метеорит волей Кеплера пролетел мимо Земли, и динозавры не погибли. Они даже смогли построить некий аналог цивилизации — строят дома, пасут скот и выращивают кукурузу. Маленький Арло родился на ферме; он был совсем не похожим на своего могучего брата или разумную сестру, а кроме того, всего на свете боялся — например, кур, за которыми его заставляли ухаживать. Но однажды бурная река унесла Арло далеко от дома — и ему пришлось научиться справляться со своими страхами и искать дорогу обратно. На этом пути он найдет и врагов, и друзей, и верного Дружка — человеческого детеныша, который знает, как справиться со змеей, но на самом деле сам нуждается в защите.

В прокат выходит новый полнометражный анимационный фильм «Хороший динозавр». Работа над картиной продвигалась трудно: ее выход был намечен еще на 2013 год, но тогда был изменен сценарий и весь проект пришлось дорабатывать. О том, что случилось с «Хорошим динозавром», почему Pixar пошел на замену работавшей над фильмом команды, «Газете.Ru» рассказал президент компании Джим Моррис. Он долгое время делал спецэффекты в Industrial Light and Magic (для, например, «Парка юрского периода», «Людей в черном» и «Перл-Харбора»), а в середине 2000-х перешел в Pixar, где был непосредственным продюсером «ВАЛЛ-И».

— Во время работы над «Хорошим динозавром» студия меняла сценарий и режиссера, несколько раз переносила дату премьеры. Были серьезные проблемы с этим фильмом? В чем они заключались?

— Каждый раз во время работы мы сталкиваемся с тем, что видим какие-то вопросы, на которые нужно найти ответы. И естественно, мы находим решение. Просто иногда нужно отойти от фильма, посмотреть на него со стороны, свежим взглядом. У «Хорошего динозавра» эти проблемы зашли чуть дальше, чем обычно. Но мы справились.

— Что было в первом сценарии, почему пришлось менять сюжет?

— Изначально это была история про динозавра, который очень интересовался большими доисторическими жуками. Остальные динозавры убивали этих жуков, а герой фильма выяснил, что они очень важны для опыления цветов, играют важную роль в природе. В общем, это была совсем другая история, больше похожая на «Билли Эллиота» (британский кинофильм о сыне шахтера, который вопреки воле отца мечтал стать танцором балета. — «Газета.Ru»).

— Серьезные изменения. Вы читали серию книг Гарри Гаррисона «Эдем», где рассказывается о жизни людей и динозавров в одном мире?

— Нет, Гаррисона я не читал.

— У него это соседство было очень кровавым. У вас, разумеется, такого нет?

— Разумеется. Понятно, что никакой кровавой истории у нас быть не может, этот аспект никакого отношения к нашему сценарию не имеет. Мы попадаем в жизнь главного персонажа в тот момент, когда он даже не подозревает, что люди существуют. «Хорошего динозавра» можно назвать историей человека и его питомца. Только в данном случае человек — это динозавр, а его питомец — мальчик.

— Трудно делать фильмы для детей?

— Вы знаете, понятия не имею. Мы просто делаем те фильмы, которые сами хотели бы посмотреть. У нас у всех есть дети, но мы не ориентируемся на их вкусы — потому что неважно, взрослый или ребенок. Главное, какая будет история.

Но, конечно, мы не включаем в наши фильмы те элементы, которые могли бы обижать, задевать детей или были бы неподходящими для них по возрасту. Но мы никогда не будем специально делать так, чтобы детям было интересно. Ведь детям интереснее, когда с ними разговаривают, как со взрослыми.

— Вы долгое время работали в игровом кино. Этот опыт помог вам в работе над мультфильмами?

— Конечно, помог. Моим первым проектом в Pixar был «ВАЛЛ-И», и я пришел на студию в тот момент, когда его создатели искали картинку, которая бы выглядела как ностальгия по научно-фантастическим фильмам 70–80-х годов. А я как раз имел нужный опыт — и помог найти удачное воплощение истории.

— Не жалеете о том, что ушли от спецэффектов с живыми актерами, от взрывов и падающих вертолетов?

— (Смеется.) Если только немного. А если серьезно, то, конечно, по некоторым вещам я скучаю. Съемки игрового фильма более хаотичные, это такой «упорядоченный хаос». Скучаю по людям, которые собираются вместе и что-то взрывают. Создание анимационного кино более спокойное. Но в каждом деле есть свои плюсы и минусы.

— Сейчас игровое кино все больше похоже на мультфильмы, а мультфильмы почти догнали игровое кино. Нет желания объединить их в одно целое?

— Нет никаких планов соединять фильмы и мультики, будем делать только анимационные картины. Нового «Кто подставил Кролика Роджера» у нас в ближайшее время не будет.

— У студии расписаны планы до 2019 года. То есть вы уже сейчас знаете, чем будете заниматься в ближайшие четыре годы?

— Создание одного фильма занимает пять-шесть лет, если все идет нормально. И у нас на каждый момент времени в работе пять-семь разных проектов. То, что можно сейчас говорить точно, — что сейчас выйдет «Хороший динозавр», летом 2016-го — «В поисках Дори», сиквел «В поисках Немо» с другим главным героем. А летом 2017 года мы покажет третью часть мультфильма «Тачки».