Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Один раз индеец — индеец навсегда»

Актер Гойко Митич рассказал «Газете.Ru» о том, как стать настоящим индейцем

Игорь Карев, Ольга Рожкова 10.10.2015, 12:00
Гойко Митич в фильме «Чингачгук – Большой Змей», Германия (ГДР), 1967 Кадр из фильма
Гойко Митич в фильме «Чингачгук – Большой Змей», Германия (ГДР), 1967

Актер Гойко Митич рассказал «Газете.Ru» о том, как не упустить шанс превратиться в индейца, о том, почему США бомбили Ирак, и о том, как стать Волком и гражданином мира.

В Москву приехал немецкий актер югославского происхождения Гойко Митич — в 1960-70-е годы он играл главные роли в вестернах студии DEFA (ГДР). Его героями в фильмах «Сыновья Большой Медведицы», «Чингачгук Большой Змей», «Оцеола» были вожди индейских племен второй половины XIX века, которые боролись с захватчиками своих земель. Эти картины становились хитами немецкого и советского проката, их покупали и на Западе, а миллионы мальчишек мастерили себе луки и вставляли перья в волосы.

Гойко Митич на на фестивале «Типифест» в парке «Этномир»
Гойко Митич на на фестивале «Типифест» в парке «Этномир»

В Москву Митич приехал в качестве почетного гостя фестиваля народов Северной Америки «Типифест», который в этом году пройдет 10 и 11 октября. Актер посещает это шоу в этнографическом парке-музее «Этномир» в четвертый раз и каждый раз с удовольствием участвует в мероприятиях фестиваля. Накануне начала фестиваля Гойко Митич пообщался с корреспондентами «Газеты.Ru».

— Как вы стали главным индейцем ГДР и СССР?

— Это была случайность. Я тогда учился в институте и подрабатывал в кино, играл маленькие эпизодические роли. И однажды мне позвонила секретарша из «Югославия-фильма» и рассказала, что приехала съемочная группа из Германии, они увидели мою фотографию и хотят со мной встретиться — обязательно, сразу! Я собирался кататься на лыжах, но согласился на встречу. Меня спросили на немецком, могу ли я ездить на лошади, я ответил, что смогу удержаться в седле. Они удивились: вы говорите по-немецки? А я изучал в школе немецкий и русский. И режиссер сказал: вот наш Токей Ито (главный герой фильма «Сыновья Большой Медведицы». — «Газета.Ru»), это он! Я мог бы не взять трубку и поехать на лыжах, тогда моя жизнь прошла бы по-другому. Но я взял — и получил шанс, который уже не упустил.

— Вы сразу разглядели этот шанс?

— Я думал, что будет всего один фильм, но все сложилось иначе. Из 17 млн жителей ГДР «Сыновей Большой Медведицы» посмотрело 10 млн, и с тех пор было еще 11 картин, в которых я играл индейцев. Я все делал без дублеров, и для моих героев это было хорошо — зрители им верили.

— В ГДР вам легко было работать, жить?

— Да, нормально. Это сегодня по-разному (руками изображает взрыв) — пфф! — то бывает, то не бывает.

— Разрушение Берлинской стены вы как встретили?

— Для граждан Германии это было хорошо. А мы, актеры, ждали, что же будет. У меня уже сложилась нормальная жизнь, я играл в кино, в театре. В Гамбурге я к тому времени 15 лет играл Виннету. Один раз индеец — всегда индеец. Но я в разных фильмах играл разных индейцев. Это не была одна роль.

— Но ваши герои всегда были мужественными и свободными.

— Да, конечно, ведь и я на стороне индейцев. Фильмы, в которых я играл, — с исторической точки зрения хорошие фильмы о том, что случилось с этим народом. В одном из интервью, когда США бомбили Ирак, я сказал: они это делают, потому что еще не все «индейцы» в мире попали в резервации. Американцы просто продолжают свою политику.

Ведь посмотрите, как это случилось. На территории Америки, где жили индейцы, шла европейская война, и никто индейцев не спросил, с кем они хотели бы быть.

А они просто хотели сохранить свою землю. Они считали ее матерью и были правы.

Земля — мать для нас всех, ее нужно сохранить, оставить тем поколениям, которые еще не родились.

Сейчас в Германии много беженцев — из Сирии, из Ирака, им собирают помощь, их проблемы обсуждают власти. А кто превратил их в беженцев? Они нормально жили, у них были дома, семьи, земля — и теперь всего этого нет. Сейчас лечат последствия, но не ищут причин происшедшего.

— А вы поддерживаете размещение беженцев в Германии?

— Германия поддерживает, а я думаю, что это станет проблемой. Например, я читаю в швейцарских газетах, что эту ситуацию создали американцы, чтобы в Европе было сложнее жить. И кому верить?

— Говорят, что из-за одного из фильмов с вашим участием индейцы подняли восстание (инцидент в Вундед-Ни в штате Южная Дакота в 1973 году. — «Газета.Ru»)?

— Думаю, это преувеличение. Вряд ли такое возможно.

— А вы со своими героями встречались?

— Да, я был у индейцев два раза. Они меня так прекрасно принимали! Пригласили на пау-вау, где они встречаются, обмениваются подарками, ведут переговоры. Один из индейцев, которые берегут традиции своего народа, спросил меня, какое у меня имя в животном мире. А у меня нет этого имени — я только играл индейцев в кино. И он предложил мне найти его. Я закрыл глаза, увидел волка, и он мне сказал: ты Волк. Еще до того, как произнес хоть слово! Не знаю, как это произошло, возможно, случайно. Знаю только, что я сейчас Волк.

— А вы больше считаете себя югославским или немецким актером?

— Я родился в Югославии, играл в Германии индейцев. Я считаю, что я гражданин мира.