Пенсионный советник

Охота крепкая

На канале ТВЦ начался сериал «Охотники за головами»

Ярослав Забалуев 21.04.2015, 11:38
ТВЦ

На канале ТВЦ начался сериал «Охотники за головами» — отличный пример российского нуара с Филиппом Янковским и Елизаветой Боярской.

Тимур Громов, молчаливый и строгий питерский полицейский, долгие годы гоняется за наркобароном по фамилии Деловой. Проблема в том, что, как только Тимур берет Делового, поступает звонок «сверху» — и бандита приходится отпускать. Однако теперь противостояние как никогда близко к развязке:

сын Делового случайно убил жену Тимура, которого по такому случаю отстраняют от работы, принуждая провести собственное расследование, не стесняя себя в методах.

Параллельно Рита, зарабатывающая на жизнь и отдых на Сейшелах тем, что уговаривает российских ученых принять предложения о заграничном сотрудничестве, получает заказ на аутичного химика. Тот изобрел препарат, многократно усиливающий действие почти любого вещества, от наркотика до лекарства от рака. Поскольку химик, сам того не ведая, работает на Делового, пути героев неминуемо должны пересечься.

«Охотники за головами» странным образом вышли в эфир на ТВЦ — канале, от которого отечественный телезритель качественных новинок ждет в последнюю очередь. Впрочем, почва для таких неожиданностей уже была подготовлена НТВ, когда на погрязшей в бесконечных «Ментовских войнах» четвертой кнопке неожиданно вышел приличный и совсем иной по тематике и исполнению «Ленинград 46». «Охотники» производят схожий эффект:

это не задушевная мелодрама и не экранизация женских детективов, на которых специализировался ТВЦ ранее, а нордический, скандинавский по духу и картинке остросюжетный детективный кинороман.

Неоднократно говорилось, что телесериал как киноформа ближе всего к роману и, как всякому роману (особенно русскому), «Охотникам» стоит дать время: по-настоящему разгоняются они только к третьей из восьми серий, зато потом оторваться уже сложно.

Лавируя в первых двух между детективными штампами, ближе к середине картина начинает расти вширь и вглубь, обрастает деталями, флешбэками и несколько раз меняет общий расклад и жанр.

На выходе «Охотники» — это редчайший случай русского неонуара или, вернее, его разновидности, которая называется «круто сваренный детектив». Двигателем таких историй со времен отцов этого изначально литературного жанра Рэймонда Чандлера и Дэшила Хэммета являются главные герои, с которыми в «Охотниках» все в полном порядке.

Прежде всего это касается Филиппа Янковского, который, начав карьеру как режиссер, в последние два года умудрился полностью перезапустить ее как актер. В конце 2014-го на Первом канале вышел «Чудотворец», в котором он блестяще сыграл чувствительного экстрасенса и на равных конкурировал с заслуженным народным любимцем Федором Бондарчуком.

После «Охотников» о Янковском уже совершенно уверенно можно говорить как об одном из самых ярких российских актеров. Играющая с ним в паре Елизавета Боярская тоже крайне успешно вышла из привычного амплуа, сыграв жесткую героиню на грани между классической «роковой женщиной» и Лисбет Саландер из «Девушки с татуировкой дракона».

Уровень драйва, исходящий от этой пары, с лихвой покрывает и слегка провисающие побочные линии, и очень стильную, но все же отстающую от высокобюджетных западных образцов картинку. Все восемь серий «Охотников» запросто смотрятся на одном дыхании, это крайне примечательный случай направления, в котором стоило бы двинуться российскому сериалостроению, несколько увлекшемуся бесконечным ретро. Осмысление давней и не очень истории (которым занимаются, скажем, «Однажды в Ростове» или «Родина») — дело хорошее, но день сегодняшний, как выясняется, тоже способен подарить немало сюжетов, достойных экранизации. Понятно, что жанр полицейского детектива после «Улиц разбитых фонарей» и «Глухаря» кажется табуированным для серьезных каналов, но тем ценнее то, как «Охотники» дарят зрителю иной, более мрачный и цепкий взгляд на подобные истории. И уж тем более приятно вдруг узнать, что на российской почве столь успешно может прорасти такой неочевидный, но неизменно эффектный жанр, как фильм-нуар с его смурным фатализмом, красивыми умными женщинами и неотвратимостью правосудия.