Пенсионный советник

Гони, но живи

В прокате «Форсаж-7»

Ярослав Забалуев 10.04.2015, 11:21
UPI

По случаю выхода «Форсажа-7» «Газета.Ru» объясняет, в чем секрет успеха и долголетия главной автомобильной кинофраншизы в мире.

Банда окончательно превратилась в семью. Бывший агент ФБР Брайан О'Коннер (Пол Уокер) немного скучает по перестрелкам, но мужественно осваивает новую для себя роль мужа, отца и водителя минивэна. Его друг и брат, бывший гонщик и вор Доминик Торетто (Вин Дизель) пытается побороть амнезию возлюбленной (Мишель Родригес). Силовик Хоббс (Дуэйн Скала Джонсон) вынужден прокачивать бицепсы проставкой печатей на бумажной работе. Вновь собирает команду воедино лишь внезапное появление на горизонте Декарда (Джейсон Стэйтем) — брата поверженного в прошлой части злодея, который тоже чтит родственные узы и объявляет Торетто и его семейству вендетту.

Выход седьмого «Форсажа» — отличный и, видимо, последний повод вспомнить о том, в чем, собственно, секрет популярности одной из самых продолжительных франшиз Голливуда.

На первый взгляд ответ кажется элементарным: тачки и телочки, две мужские фантазии, которые с почти порнографическим упорством используются в визуальном ряде картины. Врать не станем, и того и другого в новом фильме столько, что хватит уж точно на всех. Однако у такой точки зрения есть одно очевидно уязвимое место: никому из последователей так и не удалось повторить простую вроде бы формулу. Ближе всех подобралась недавняя экранизация популярной видеоигры «Need For Speed», однако и этот фильм даже близко не повторил судьбу именитого предшественника — даже с мощным брендом на борту.

Для того чтобы понять, почему в действительности зрители с такой готовностью расстаются со своими кровными, достаточно всего-навсего внимательно взглянуть на историю франшизы.

Первые три фильма отнюдь не сулили ей такого впечатляющего долголетия: после второго фильма из проекта выбыл Уокер, а с новыми героями третий «Токийский дрифт» оказался не слишком нужен зрителям. Ситуацию переломила задуманная как заключительная четвертая часть, в которой Уокер и Дизель впервые за восемь лет встретились на экране.

Удивительным образом реальные биографии актеров, так и не нашедших себя после старта в первом «Форсаже», зарифмовались с судьбами их бесприютных героев, и случилось чудо. Четвертая часть стала прокатным хитом, дала начало новой трилогии, как должен был дать его и фильм седьмой. Случилось это не по причине какой-то особой концентрации блестящих автомобилей или мокрых женских тел, а из-за того, что стереотипные персонажи вдруг приобрели пропорции почти что античных героев, из уст которых любой трюизм звучит веско и значительно.

«В уличной драке всегда побеждает улица» — вроде бы глупость, но, когда это говорит Вин Дизель, понятно, что мужчина знает, о чем речь.

При этом с каждым фильмом франшиза становилась лучше и лучше. К седьмой части была найдена практически идеальная форма, в которой головокружительное безумие трюков (за них на сей раз отвечал автор «Пилы» и «Астрала» Джастин Лин) легитимизировано абсолютной человеческой достоверностью персонажей и их взаимоотношений. Происходящее на экране хочется пересказывать по-детски взахлеб, но кажется, что истинное обаяние кроется все равно где-то между строчек сценария. В кривой ухмылке Мишель Родригес, в обреченной браваде Дизеля, в улыбке Дуэйна Джонсона (которого в новом фильме маловато), конечно, в глазах Пола Уокера. При ближайшем рассмотрении в блестящую облатку (для лучшей усвояемости) здесь завернута настоящая сага (семейная и гангстерская одновременно), которой так и не смогли стать ни «Сумерки», ни «Мстители».

Когда Пол Уокер погиб во время съемок, продюсеры решили не закрывать проект и стали прорабатывать пути выхода из сложившейся ситуации.

Закономерно, что вариант со смертью О'Коннера был отринут очень быстро: настоящие герои не умирают, они просто уходят в другие места, но многоточие, поставленное седьмым фильмом в саге под названием «Форсаж», кажется окончательным. Разумеется, после сверхуспешного прокатного старта поползли слухи о запуске восьмой части. Думают о ней, вполне вероятно, и продюсеры, но хочется верить, что здравый смысл все же возобладает над финансовыми интересами. Ведь финала лучше, чем герой, уходящий прямо с экрана в синее, как его глаза, калифорнийское небо, уж точно не придумать.