18 недооцененных альбомов 2014 года

Лучшие альбомы года — выбор «Газеты.Ru»

«Газета.Ru» выбрала 18 музыкальных записей 2014 года, которые прозвучали менее громко, чем того заслуживали — для ознакомления и прослушивания.

The Temples — Sun Structures

Формально, The Temples следуют в фарватере ретро-психоделической волны, пришедшей на смену The White Stripes, The Strokes и другим подражателям Led Zeppelin и Velvet Underground из начала 2000-х. Источники вдохновения The Temples очевидны — это The Kinks, The Zombies, однако, их песни только кажутся компиляцией психоделической классики. Ощущение, что ты где-то уже все это слышал, здесь служит скорее точкой входа в музыку, созданную мелодистами, которые не затерялись бы и во времена славы своих кумиров.

Sun Kil Moon — Benji

Виртуозный гитарист и потрясающий песенник Марк Козелек на своем очередном альбоме довел до совершенства свою формулу акустического рока. Многословные песни Козелека могут быть построены на мелодике фламенко или кантри и рассказывать о чем угодно — подростковом сексе, маме или первом просмотре фильма-концерта Led Zeppelin. Однако под тематическим разнобоем подводит черту интонация Марка, голос которого за два десятка лет приобрел тембр, с помощью которого можно заговорить любую боль и подарить слушателю душевное равновесие.

Jack White — Lazaretto

К своему второму сольнику экс-лидер The White Stripes слегка обуздал свою неврастению, кропотливо проработал новые песни и перестал стесняться себя, пряча неуверенность за гитарной грязью. В итоге, выйдя из тени своего кумира Джимми Пейджа, Джек записал едва ли не лучший свой альбом, выковав собственный стиль из элементов хард-рока, блюза, фанка и хип-хопа.

Ty Segall — Manipulator

Лохматый калифорниец Тай Сигалл долгие годы проходил по ведомству талантливых, но придурковатых новичков, слишком склонных к графомании (в год у него выходило до трех альбомов), чтобы говорить о них всерьез. В 2014-м с Сигаллом произошла разительная метаморфоза — он причесался и увлекся глэмом в традиции Марка Болана и раннего Дэвида Боуи. Итогом стал массивный, но совершенно не скучный альбом с изобретательными, самобытными и чуть насмешливыми песнями, каждую из которых венчает мастерское гитарное соло.

Ryan Adams — Ryan Adams

К сорока годам Райан Адамс успел переиграть во всех стилях гитарной музыки, получить «Грэмми» за кавер на «Wonderwall» Oasis, почти лишиться слуха и выздороветь. Второй после болезни альбом певца оказался если не лучшей, то уж точно самой взрослой и взвешенной его работой. Ничего лишнего — классический набор инструментов и фокус на песнях про любовь, полных спокойной силы, которая, при желании, может на 40 минут наполнить жизнь положительными и неприторными эмоциями.

Run The Jewels — Run The Jewels 2

Дуэт толстого черного рэпера Киллер Майка и белого продюсера Эл-Пи стал не только спасением для них обоих (на момент встречи оба сидели без работы), но и самой мощной хип-хоп записью года. Хитро запрограмированные биты, железобетонный бас, брутальные шутки и гости уровня Зака де ла Рохи из Rage Against The Machine — при прослушивании, например, песни «Count To Fuck» легко понять, почему распальцовка в виде логотипа группы скоро станет столь же популярной, сколь и «W» от Wu-Tang Clan.

Tom Petty & The Heartbreakers — Hypnotic Eye

Боб Дилан обещает альбом только в следующем году, Нил Янг записал с оркестром пластинку о любви, а Брюс Спрингстин в этом году ограничился бисайдами.

На этом фоне Том Петти, принадлежащий к тому же поколению фолк-рок-ветеранов, выпустил сильнейшую свою работу за последние годы.

64-летний обладатель ангельского тенора будто помолодел и выбрал источником вдохновения социальную злость, наполняющую предкризисную Америку. На выходе получилась музыка человека, прекрасно отдающего себе отчет в приближении бури, но понимающего, что бежать от нее — стыдно и бессмысленно.

Flying Lotus — You're Dead

Стивен Эллисон, битмейкер с джазовой выучкой, продолжает деконструкцию хип-хопа и делает это, наращивая с каждым годом мастерство и увлекательность. На пластинке, посвященной посмертному существованию, он окончательно лишает эту музыку более-менее обязательных понтов, заставляет слушателя полностью сконцентрироваться на звуке.

Для чистоты эксперимента к записи привлечены рэперы Снуп Догг и Кендрик Ламар, лишь подчеркивающие новаторство Эллисона.

Ровный хип-хоповый бит скатывается во фри-джазовый хаос, воскресает из грандиозной импровизации живых и неживых инструментов. Такое упорядочивание крайне всегда нелишне с учетом темпов потребления нами информации и помимо несомненного художественного, несет и терапевтический эффект.

The Afghan Whigs — Do To The Beast

Эта, одна из самых странных групп 90-х смешала яростный гранж с соулом и получила на выходе пряное блюдо, которое при всем желании не удастся подать холодным. Возродив распавшуюся в 2001-м группу ее лидер Грег Дулли, кажется, руководствовался в основном интуицией, а не финансовыми соображениями. И в итоге выдал одну из лучших работ ансамбля. В коллаборации с продюсером рэпера Ашера и еще множеством приглашенных музыкантов, Afghan Whigs зазвучали свежо, романтично и зрело. С точки зрения тонизирующей чувственной встряски, которой часто не хватает в нашем климате — лучше, чем Whigs по-прежнему не найти — как и 20 лет назад.

The Elephant Stone — Three Poisons

Еще одни представители психоделического движения, демонстрирующие, что нежные наследники хиппи вполне способны составить конкуренцию мейнстримовым тяжеловесам.

Монреальская группа под предводительством индуса Риши Дира на своем втором альбоме отказалась от ретро-звука, добавила в песни рокочущий бас, но сохранила пряный привкус The Beatles психоделического периода.

Дир, в силу происхождения, мастерски обращается с ситаром, благодаря чему музыка Elephant Stone точно придется по вкусу индуистам от брит-попа Kula Shaker. А вообще песни с «Three Poisons» годятся не только для противопоставления эйфорической атмосферы зимней московской слякоти, но и для плясок на танцполе.

Interpol — El Pintor

Пятый альбом нью-йоркского пост-панк квартета ознаменовал выход группы из кризиса, вызванного уходом бас-гитариста Карлоса Дэнглера. Из переделки группа выбралась с честью — плюнув на моду, законодателями которой Interpol были в 2000-x, они записали свой самый плотный и взрослый альбом, лишенный всякого заигрывания с поклонниками. После нескольких прослушиваний от «El Pintor» уже невозможно оторваться: совместив готическую смурь с психоделическим синтезаторным гулом, коллектив доказал свое право на высокое место не только среди реаниматоров пост-панка, но и вообще в современной гитарной музыке среди тех, кому меньше 40.

D'Angelo — Black Messiah

Свалившийся как снег на голову в середине декабря альбом изобретателя нео-соула Ди Анджело обладает редчайшим по сегодняшним временам свойством. Вне зависимости оттого, считываете ли вы музыкальные аллюзии и вообще интересуетесь ли современной черной музыкой,

звук здесь сконструирован таким образом, что затягивает в себя, заставляя вслушиваться в малейший шорох.

«Black Messiah», работа над которым велась почти 15 лет, это альбом, в котором отчетливо читается не только глубокое знание музыки прошлого, но и очертания будущего соула и фанка. И это ощущение истории, творящейся прямо на глазах, ценнее, чем простенькие эмоции, которые могут вызвать многочисленные эпигоны артиста.

Little Barrie — Shadow

Скромное британское трио с начала нулевых играет вроде бы простой ретро-рок, но это ощущение обманчиво. На новой пластинке группа, лидер которой Барри Кэдоган успел за это время поиграть в составе Primal Scream, вновь исследует серф-рок, но снова слегка смещает центр тяжести за счет разболтанного ритма добиваясь эффекта авнтюрной ночной прогулки по трехкилометровому городскому тоннелю.

Mike Doughty — Stellar Motel

Экс-лидер джаз-рок-хип-хоп (да, именно так) группы Soul Coughing давно не записывался в нормальной студии. Такую возможность ему дал краудфандинг — за пожертвования Даути раздавал пайщикам свои автографы и вскоре накопил на запись, в которой оторвался по полной. Кантри, шизофренический рэп-рок и такой же эйсид-джаз — далеко не полный спектр доступных Майку направлений. Добавьте к этому сардонические интонации и околобитнические тексты — получите на выходе одну из самых парадоксальных и увлекательных записей года.

Suzanne Vega — Tales from the Realm of the Queen of Pentacles

На новом альбоме Сюзанн Вега решила, избавившись от диктата мейджор-лейблов, записаться без лишней помпы: бас, гитара, барабаны, хлопки в ладоши — вот все, что нужно человеку, который умеет писать песни. В компаньоны был взят Джерри Леонард, гитарист и аранжировщик Дэвида Боуи. В связи с этим альбом звучит вовсе не скучно (как это случается с американскими бардами), а напротив, сверхъестественно насыщенно, вызывая ассоциации то с гаражными последователями Лу Рида, то едва ли не с Pink Floyd. Ну а для прочих в партитуре нашлось место для сэмпла из песни 50 Cent и песни «Horizon», посвященной Вацлаву Гавелу.

Foo Fighters — Sonic Highways

Не лучший, на первый взгляд, альбом группы Дэйва Грола (экс-«Nirvana»), но самый масштабный. Качество песен здесь в полной мере раскрывается в совокупности с одноименным сериалом, посвященным путешествию группы по главным музыкальным городам Америки. Восьми серий этого блестяще сделанного трэвелога достаточно всякому, кто хочет быть в курсе того, как рождалась музыкальная культура США, а восторженная энергия Дэйва сотоварищи здесь становится пламенным мотором, позволяющим осилить эту дорогу с ветерком.

Ben Howard – We Forget Where We Were

27-летний Бен Ховард еще несколько лет назад приобрел популярность на родине в Великобритании, благодаря мелодическому таланту и несвойственному бардам трепетному отношению к звуку. На его первом альбоме традиции классиков уровня Саймона и Гарфанкела были обличены в напористый современный фолк, не заигрывающий с поп-аудиторией, а задающий новые стандарты песен под гитару. В итоге песня новичка попала в саундтрек «Доктора Хауса», укрепив позиции юноши. Впрочем, славой Бен, кажется, увлечен куда меньше, чем собственной внутренней жизнью и чисто музыкальными задачами. Этим объясняется, очевидно, и то, что на второй пластинке Ховард не стал тиражировать удачную форму, а продолжил эксперименты. Теперь его изобретательно придуманные и при этом проникновенные баллады о несчастной любви исполнены со стадионным размахом и почти спейс-роковлй мощью, хотя использует он для этого все тот же классический гитарно-барабанный инструментарий.

James – La Petite Mort

Манчестерские ветераны во главе с бритоголовым танцором Тимом Бутом в этом году выпустили один из лучших своих альбомов, слушая который меньше всего думаешь о том, что музыканты James играют вместе уже больше 30 лет. Концептуально «La Petite Mort», поместивший в заголовок известное метафорическое обозначение оргазма, посвящен причудливым связям секса и смерти. По форме это высочайшей пробы танцевальный рок, который сделал бы честь и более молодым коллегам Бута сотоварищи.